18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru
Бесплатная консультация ветеринарного врача


Читайте также


Фото Как помочь социализироваться ребенку-аутисту

Фото Как найти язык с ребенком-аутистом. Новые методы работы

Фото Дети-аутисты: какими они бывают – виды аутизма

Фото Что изменится с введением ФГОС для детей с ограниченными возможностями...

Фото Обнаружена новая причина аутизма. Что должна знать будущая мама

Фото АВА-терапия в работе с детьми с расстройствами аутистического спектра

Фото Израильские методики работы с аутистами в Красноярске. Особенные дети ...

Фото Диета для детей-аутистов

Фото Ваш ребенок – аутист? (Современные методы терапии)

Фото Помощь детям-аутистам: основные методы коррекции

Фото Дети-аутисты: признаки, которые могут заметить только родители

Фото Дети-аутисты… Почему?


Трудности и позитивный опыт воспитания ребенка-аутиста. Невыдуманная история. Часть 2

    Комментариев: 0     версия для печати
Трудности и позитивный опыт воспитания ребенка-аутиста. Невыдуманная история. Часть 2

Часть 1. Часть 2


 Как вы вышли на Израиль? Расскажи про эти поездки. Как там занимаются с детками?

– Когда я поняла, что ребенку нужна помощь и что у него аутизм, я перерыла весь Интернет с целью собрать какую-либо информацию. В России ничего не было, на сайтах, где общались родители с такой же проблемой, – все искали выхода. Вначале я попробовала водить ребенка в наши государственные центры, но не было никакого толку, было ощущение, что специалисты этих центров просто боятся к нему приближаться. Я стала искать ответ за рубежом. В Израиле у моего мужа живут друзья, поэтому было логично, что я с ними списалась и мы начали общение. Да и в Израиль было легче поехать, чем, например, в Америку, – нет визы. Тем более меня всегда тянуло посмотреть Святые места. Я верила, что даже этот факт нам поможет. Видимо, я не ошиблась. Когда моя подруга узнавала все об Израиле, оказалось, что у них эта проблема решается на государственном уровне уже 20 лет.

 

Первый раз я поехала одна на разведку, мне удалось встретиться со многими специалистами в этой области, даже пообщаться с министром по аутизму в Израиле, русскоговорящей женщиной в обычном сарафанчике, все так просто и понятно. И так просто было везде. Я была в школе для аутистов, садике для аутистов, меня поражала эта простота. Я шла и рассчитывала, что там будет суперевроремонт, супервоспитатели. Но когда мы с директором садика сидели на полу и общались, я спросила: «Где спят дети?», так как я не увидела ни одной кровати, она сказала: «Ну, вообще дети у нас не спят, но если все-таки кто-то захочет спать, берет матрасик из шкафчика и ложится на полу». Тогда я поняла, что это две разные страны и что тут говорить. В Израиле все специалисты мне говорили: «Вы в России привыкли тратить на оборудование, делать упор на это, а у нас вкладывают в людей».

 

На государственном уровне работа в Израиле ведется, а как быть с гражданами не Израиля? Там был один центр, который предлагал услуги по типу наших платных центров. Быть уверенной в его помощи я не могла, что-то внутри меня подсказывало, что это не то. И тогда я случайно списалась с Мариной Слепян, руководителем группы «Суламот», мамой ребенка-аутиста, а также человек, который смогла организовать работу по помощи детям-аутистам в Израиле как раз иностранцам. С ней было легко общаться, так как она знала русский. Она предложила свой курс помощи, он заключался в том, чтобы хотя бы на месяц, не меньше, мы должны приехать к ним. Занятия проходят по 4-5 часов, после занятий спорт или массаж. Занятия были не просто занятия, а с применением уникальной методики АВА (поведенческий анализ), специалисты подбирали индивидуальную программу для Леши, устанавливали над каким навыком надо работать, и отрабатывали его. Меня удивило то, что они как будто знали, что и как делать с Лешей. Если я боялась лишний раз к нему подойти – главное бы не кричал, и говорила себе, что ему ничего не интересно, он не садится за стол, ничего не возможно. Я увидела другой результат: ребенок сел за стол, стал заниматься, стал выдавать дошкольную программу, а потом и стали догонять школьную.

 

Для меня на тот момент все это казалось чудом, это был просто правильный подход и правильно подобранная методика. Когда мы съездили с Лешей первый раз, да, у него был прогресс, но что делать дальше, как дальше заниматься? Поэтому я приложила все усилия, чтобы поехать и повезти в Израиль специалистов, чтобы обучить. Мы ездили на две недели вместе с Лешей, специалисты на практике учились. На сегодняшний день в рамках своей работы генерального директора детского благотворительного фонда «Живое дыхание», я стала искать возможности помочь не только сыну, но и многим детям. Так родился проект, в котором мы повезли еще родителей и специалистов, написали субсидию в Краевое правительство Красноярского края, и нам выделили средства на поездку, мы поехали обучаться.

 

– Ты несколько раз была в Израиле. Со стороны, Света, чего не хватает России и нашему городу для деток-аутистов?

– Я надеюсь, что все-таки в России разродится работа с детьми-аутистами. Хотелось бы, чтобы государство смогло поддерживать спрос людей. В России привыкли из крайности в крайность бросаться: сейчас массово закрывают все коррекционные школы – зачем закрывать? И зачем все? Я за инклюзивное образование, и многие наверное «за», но надо оставить все возможные пути. Как в Израиле, есть и специальные коммуникационные детские садики, где детей учат общаться, ведь аутизм – это не проблема речи, это проблема коммуникации, у ребенка, может, речь есть, но он не знает, как ей пользоваться, как в случае Леши. Школы для аутистов (сложные дети), есть классы для аутистов (уровень повыше), есть инклюзивное образование, когда ребенок учится в общем классе с тьютором. Родители выбирают, что им удобнее. В России этого пока нет, но в Израиле тоже общественные организации родителей также организовывали детские сады и классы 20 лет назад, но суть в том, что мудрое государство их инициативу поддержало, и теперь родителям возвращают денежные средства за оплату занятий. Государство поддержало также их программу, подход – зачем строить то, что уже построено. Это мудро, нам в России приходится еще объяснять государству, что это важно и надо, а потом просить, чтобы хотя бы оно не мешало, или помогало моральной поддержкой.

 

Даже сейчас пример: мы попросили, чтобы в одной из школ нашего города общеобразовательной нам выделили класс для детей-аутистов дошкольников (так как боятся сразу школьников), так управление образования с радостью откликнулось, но на условиях аренды, это значит опять то, что якобы мы попросились в школу как кружок организовать. А то, что по новому закону инклюзивного образования написано, что они обязаны сами предоставить такие классы для детей-аутистов и ввести туда все необходимые условия, как-то не учли. Абсурд, да, но он есть, а мы со своими детьми уже на все согласны, так как понимаем, что кому, кроме нас, родителей, о них заботиться?

 

– Как общество у нас реагирует на таких деток, готово ли оно помогать и вступать в диалог?

– Общество реагирует по-разному: кто знает, что этот ребенок аутист, ну или хотя бы понимает, что ребенок особенный, иногда провожает взглядом сострадания и жалости. Кто не понял еще, могут отреагировать: «Что за невоспитанный!» или «Держите своего ребенка!», или «Что ты кричишь? Большой уже!!!» Если это разовые встречи, ну помешал им крик или что-то, то мы ушли и нет нас, но хуже всего, если приходится постоянно столкнуться с чьим-то мнением, например, соседи или родители здоровых сверстников.

 

Сейчас, готовясь к открытию класса поддержки и инклюзивному образованию. Самым главным вопросом остаются родители здоровых детей, как им объяснить. Хотя и дети стали немного жестокие, обзываются и т.п. Мой сын никак не реагирует на обзывания, на нем вообще какая-то благодать, его любят все, ну, дети, например. Когда мы гуляем во дворе, ребята на качелях, Леха бегает вокруг – и раз что-нибудь на английском начинает говорить, пацаны аж в шоке: «Он что, знает английский?», ну и все начинают уважать, а мне смешно. Тут был случай: шли двое постарше ребят с «Коко-колой», и те мелкие сразу замолкали, как те проходили, тут мой Леха подлетает к взрослому и вырывает колу, тот даже не понял. Но так как в этот момент на него смотрело множество глаз, в том числе и моих, он без агрессии сказал: «Да пусть пьет». Малые пацаны совсем опешили, на Леху – ну ты крутой, забрал, не побоялся. И опять уважуха со стороны пацанов. Также и с детьми в классе: один руки Лешке держит, чтобы себя не бил, другой успокаивает, третий лезет играть – для всех Леха интересен, но он и безобидный, на детей не кидается, не дерётся. У него если и есть агрессия, то на себя, аутоагрессия называется.

 

– Ты сказала про школу. Как Леше в школе приходится учиться? Я знаю, что ты с ним посещаешь уроки.

– В школу мы ходим, потому что так надо, чтобы перед социальными службами не быть плохим родителем. У нас коррекционная школа 8 вида, детей в классе 12 человек, я с Лешей вместо тьютора хожу в школу. Наша образовательная система рассчитана на классно-урочную систему и не предполагает специального подхода для обучения детей-аутистов. В нашей школе привыкли делать акцент на академические навыки ребенка, в нашем же случае ему нужны больше коммуникационные навыки, социальные. Я хожу с ним в школу, учу его общаться с детьми, сосредотачиваю его взгляд на занятиях, помогаю, если нужно. Единственный плюс, который я выношу из той школы, что мы сейчас учимся, что Леша встречает детей, пытается коммуницировать, и еще – режим. В остальном нам приходится все наверстывать самим дома.

 

– Что бы ты хотела пожелать родителям, у которых детки-аутисты?

Хотелось бы пожелать не расстраиваться, что нет совсем выхода, я понимаю, что каждый родитель проходит стадии принятия своего ребенка как инвалида и т.п. Но в любом случае депрессия не поможет, ведь надо дальше жить, работать. Хорошо если начать заниматься вовремя и правильно, желательно по методикам, которые подходят для наших деток, чем раньше, тем лучше, можно многому научить. То, чему ты научишь аутиста, то он и будет воспроизводить и использовать в жизни. И еще верить до конца о том, что их ребенок – клад с сокровищами, которые можно раскопать, разглядеть его уникальность и потенциал, даже если врачи, общество говорят по-другому. Хочется больше позитива пожелать и не унывать, заняться какой-то деятельностью, может даже помогать другим, это помогает, ну и еще верить, что Господь поможет и не оставит.

 

– Спасибо тебе, Света! Здоровья и терпения тебе, Леше и всей вашей семье.

 

Автор Дарья Мосунова




Ключевые слова: аутизм, воспитание аутиста,



Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх