18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Анализ ДНК в Красноярске – установление отцовства, этнической принадле...

Фото Тайна генетических заболеваний сегодня – что изменилось

Фото Хромосомные нарушения – не допустить «опечатки»

Фото Современные представления о генетике болезни Паркинсона

Фото Коротко о туберозном склерозе

Фото Муковисцидоз не помешал им стать известными

Фото Болезнь муковисцидоз – самая распространенная среди наследственных


Генетически модифицированные продукты – благо или вред?

    Комментариев: 0     версия для печати
Генетически модифицированные продукты – благо или вред?
Фото: eatocracy.cnn.com

А.А. Карачёва

Красноярская государственная медицинская академия,
"Сибирское медицинское обозрение"

 

В течение 30 лет человек использует метод генных переносов. Технология генной инженерии позволяет совершать быструю и, более того, направленную генетическую модификацию организмов, включая растения и животных.

 

Селекционная наука обеспечила человечество новы­ми сортами растений, породами животных, но эти про­цессы очень длительны и охватывают годы и десятилетия. Очень много подводных камней на пути селекционера, что связано с нескрещиваемостью организмов, непро­явлением гетерозиса в качестве ожидаемого результата и т.д. Задачи ускорения процессов по созданию желаемого высокопродуктивного сорта или породы разрешимы только за счет возможности генно-инженерных введений нужных комбинаций аллелей в уже существующие произ­водственные сорта. Те сельскохозяйственные растения, в которых ген определенного качества (допустим, карлико­вости) введен в организм, принципиально не будут отли­чаться от карликового растения, выведенного методом длительной селекции, то есть значительно ускоряется процесс получения организмов с требуемыми качества­ми. С помощью современных методов можно достаточно легко обнаружить в геноме чужие гены, внедренные туда извне путем горизонтального переноса. Исследуя нуклеотидный состав ДНК и частоту встречаемости определен­ных кодонов, узнают, какой из фрагментов генома чужой, а какой — «родной». Так находят вкрапления в геном чу­жих сегментов ДНК, попавших в организм относительно недавно (естественно, в эволюционном масштабе). Со временем за счет геномных перестроек и мутаций проис­ходит как бы «приобщение», унификация чужих генов, и они перестают отличаться от генов «родных». Кстати, по степени «чужеродности» фрагмента можно рассчитать эволюционный момент его появления в геноме.

 

Генетические заболевания сегодня – что изменилось?

 

Фото:     http://www.only.ee/health/2046-sedobny-li-produkty-sozdannye-gennoj-inzheneriej.htmlКакова же доля генов-иммигрантов в уже расшифро­ванных геномах? Например, у популярной кишечной палочки около 16% генома, по-видимому, получено сравни­тельно недавно — около 100 млн. лет назад. У ряда пато­генных бактерий доля чужих генов колеблется от 1 до 8%, а у некоторых свободноживущих бактерий и археобактерий она может достигать 20%. В геноме эукариот также немало генов бактериального или архейного происхож­дения. В геномах бактерий, в свою очередь, встречаются отдельные гены, типичные для животных или растений. Вообще в большинстве случаев трудно определить, какие конкретно организмы были донорами, поскольку обнару­женные в геномах «чужеродные» вставки могли попасть туда через цепочку промежуточных хозяев. Важен резуль­тат: геномы практически всех организмов мозаичны, что подтверждает факт активного генного переноса, в кото­ром в ходе эволюции участвовали самые разные группы организмов. Согласно наиболее популярной гипотезе происхождения эукариот, сам их геном сформировался при слиянии клетки археи и бактерий, чем и объясняется наличие в нем «древних» генов. Кроме того, считается, что эукариотические внутриклеточные органеллы, имею­щие свой наследственный материал, у эукариотов возни­кли путем эндосимбиоза с бактериями. В ходе этого про­цесса происходил и горизонтальный перенос генов из бактериальных предшественников митохондрий и хлоропластов в ядерный геном эукариот, что также внесло существенный вклад в мозаичное строение эукариотических геномов. Реже всего переносятся гены «домашнего хозяйства», то есть гены многокомпонентных информа­ционных систем, ответственных за копирование и пере­дачу наследственной информации, а также за жизненно важные энергетические процессы. А вот гены, контроли­рующие клеточные структуры, особенности метаболизма, транспортные пути, переносятся относительно легко. В составе приобретенных сегментов ДНК часто встречают­ся плазмиды, провирусы, гены белков, облегчающих ин­теграцию чужеродного генетического материала.

 

Сегодня исследованы функции лишь 30-40% генов в составе геномов модельных организмов. Ученым может быть известен сам ген и даже понятно, как он построен и где расположен. А вот что он делает в клетке... Именно эти, малоизученные «серые кардиналы», для которых нет ортологов в организме-реципиенте, переносятся чаще всего и могут играть важнейшую роль в его приспособле­нии к изменившимся условиям среды. При этом многие организмы исполняют в горизонтальных переносах роль «проточных емкостей»: какие-то гены приходят, тран­сформируются, какие-то уходят или деградируют, а в ре­зультате баланса этих процессов поддерживается опреде­ленный размер генома.

 

В.К. Шумный [6,7] в статье «Природа была первым ген­ным инженером» указывает, что благодаря прогрессу в области молекулярной генетики и стремительному нако­плению данных о структуре геномов микроорганизмов, растений и животных стало понятно, что обмен генами между организмами разных систематических категорий — достаточно обычное явление, играющее определенную роль в эволюции. Подробную информацию о роли гори­зонтального переноса генов в эволюции можно почер­пнуть из статьи СВ. Шестакова «Трансгенные родственни­ки». Открыты грандиозные перспективы получения ра­стений, животных и микроорганизмов с улучшенными или новыми признаками, то есть ознаменовало совер­шенно новый этап в селекции.

 

Горизонтальный перенос генов наиболее актуален для микробного мира. У этих организмов отсутствует свой­ственный высшим формам половой процесс. В связи с эт­им горизонтальный перенос у них был и является одним из главных способов увеличения и модификации генетической информации. В этом смысле для архей и бактерий вообще не слишком подходит классическое определение «вида» — из-за высокой пластичности геномов и наличия большого «обменного генетического фонда». По мере усложнения организмов в процессе вертикальной эволю­ции возникали и совершенствовались барьеры, препят­ствующие горизонтальным генным переносам. Развива­лись механизмы, обеспечивающие автономность и ста­бильность собственных генов. Частота горизонтальных переносов у высших организмов, обладающих сложным генетическим аппаратом и системами репродуктивной изоляции, должна была автоматически падать: вероят­ность интеграции чужих генов в геном высших организ­мов крайне невелика. Этот фактор должен успокоить лю­бителей лакомиться трансгенными грушами и другими плодами генной инженерии. В ходе эволюции возникали самые неожиданные геномные перекресты, связующие ветвящееся дерево.

 

Какие выгоды может дать биологическому виду есте­ственный трансгенез?

Их немало. Можно получить совер­шенно новый ген, новое качество, или приобрести пара-логичный (функционально похожий на свой собствен­ный) ген и тем самым увеличить разнообразие белков в клетке. Есть шанс обзавестись ортологом из эволюционно далекой группы и таким способом улучшить какую-ни­будь функцию, изменить регуляцию клеточных процес­сов. Если организм благодаря трансгенезу обзаводится способностью усваивать новый пищевой субстрат, то ему «светит» и «новое место» в жизни. Можно приобрести устойчивость к неблагоприятным факторам среды, ток­синам, патогенам — именно таким способом в микроб­ном мире стремительно передается так удручающая нас устойчивость к антибиотикам.

 

Допустим, что приобретенные гены оказываются функциональными дубликатами уже имеющихся. Тоже не беда! Страховка на случай повреждения «родного» гена никогда не помешает. Причем вовсе не обязательно, что­бы новый ген сохранился в неизменном автономном ви­де. Путем перекомбинаций и слияния функционально различающихся участков гена могут образовываться со­вершенно новые гены и, соответственно, новые белки с разными клеточными функциями.

 

Таким образом, горизонтальный перенос генов, ради­кально меняя свойства организма, значительно расширя­ет диапазон изменчивости, необходимой для действия факторов естественного отбора. Приобретение «чужих» генов в ряде случаев меняет направление эволюции вида, дает толчок образованию новой популяции, способной вытеснить предшествующий вид. Роль этого фактора как источника быстрых эволюционных изменений особенно велика в периоды глобальных кризисов и катастроф.

 

Постепенное накопление мутаций, а затем импульс­ное, скачкообразное изменение — вот в чем суть гори­зонтального переноса генов как одной из движущих сил эволюционного процесса.

 

В последние 30 лет человек успешно использует мето­ды генных переносов. Технология генной инженерии по­зволяет совершать быструю и, более того, направленную генетическую модификацию разных организмов, вклю­чая растения и животных.

 

Особую роль в этом направлении сыграло развитие современной промышленной микробиологии. Достиже­ния молекулярной генетики в последние десять лет от­крыли большие перспективы в области теоретических познаний, а также практического использования в меди­цине, сельском хозяйстве, промышленности и быту.

 

Фото: http://www.vecherniy.kharkov.ua/news/29092/Трансгенез у растительных организмов, являясь преж­де всего научной проблемой, в то же время имеет и прак­тическое применение. В частности, клонирование генов, создание генно-инженерных конструкций, анализ эк­спрессии генов, проблема сайленсинга — это только не­большая часть теоретических наработок в этой области. Естественным является интерес ученых, медиков а также большей части населения к практическим аспектам трансгенеза. В связи с тем, что на сегодня получены трансгенные растения люцерны с геном интерферона человека, растения моркови с генами интерлейкинов, картофеля с геном неспецифической бактериальной ну-клеазы, табака с повышенным содержанием пролина, ин­терес к практическому использованию результатов этих исследовании очень высок. Говоря о трансгенных организмах вообще и растениях в частности, следует указать, что эти наработки состоялись благодаря супермощным технологиям в молекулярной генетике, однако в этой области еще много нерешенных проблем. Начиная с 80-х годов прошлого века спектр продуктов микробного син­теза существенно расширился за счет внедрения в область микробной биотехнологии методов генной ин­женерии. Полученные таким способом биологически активные препараты используются в качестве пищевых до­бавок не только для животных, но и для человека. Прин­ципиально изменилась схема селекции промышленных микроорганизмов, основанная не на поиске эффектив­ных штаммов-продуцентов, а на введении «нужных» ге­нов в организм бактерий, что обеспечивает эффектив­ный синтез целевого продукта.

 

Со страниц периодической печати, с экранов телеви­зоров население страны, да и всего мира, получает поток информации о дискуссиях вокруг генетически модифи­цированных организмов, что связано, в основном, с ис­пользованием трансгенных растений и животных в раз­личных целях. Прежде всего это получение медицинских препаратов, биологически активных веществ и генетиче­ски модифицированных продуктов питания. Во всем ми­ре на сегодня получено более ста видов трансгенных форм растений, для выращивания которых использовано более 60 миллионов гектаров посевных площадей. Про­довольственный рынок ежегодно получает миллионы тонн зерна трансгенных кукурузы, рапса и др. Эти сель­скохозяйственные культуры являются компонентами многих продуктов питания, которые попадают и на ры­нок России. Не всегда, к сожалению, такие продукты име­ют маркировку с указанием наличия в их составе генети­чески модифицированных организмов (ГМО). Каждый из нас уже многократно употребил трансгенную продукцию вместе с пищей и лекарствами. В США, например, уже бо­лее 70% продуктов питания содержат ингредиенты, полу­ченные из трансгенных организмов. В России эта доля пока невелика, но будет неуклонно возрастать.

 

Острые проблемы демографического развития России

 

У этого процесса есть свои минусы и плюсы. При той демографической ситуации, которая складывается на планете, в принципе невозможно обойтись без активно­го использования генетически модифицированных ор­ганизмов. Ведь ресурсы естественной селекции ограничены. Следует особо подчеркнуть, что «чужие» гены, по­падающие в нашу пищу из трансгенных растений, не включаются в геном человека через механизмы горизон­тального переноса и поэтому не представляют никакой реальной опасности. Однако надо отдавать себе отчет в том, что появление в природе организмов, представляю­щих собой продукт трансгенеза, может, как и большин­ство других технологических достижений, влиять на функционирование экологических систем, темпы и на­правления биологической эволюции. Поэтому нужен жесткий контроль за работами в области генной инже­нерии. Необходимо тщательное тестирование на биоб­езопасность, которое сейчас и проходят все новые фор­мы трансгенных организмов. Конечно, жаль, что у чело­вечества, в отличие от природы-матушки, нет возможно­сти в течение пары миллионов лет оценить последствия этих генетических экспериментов. Что ж делать? Просто к вере в прогресс нужно прибавить чувство ответственности за будущее биосферы. Между эволюционным фе­номеном — горизонтальным переносом генов и трансгенезом, осуществляемым в лабораториях, существует оче­видное сходство. И в том, и в другом случае происходит перенос и экспрессия (работа) чужеродной генетиче­ской информации в геноме организма-донора. Только в одном планирование эксперимента и оценка его послед­ствий производится человеком, в другом арбитром слу­жит естественный отбор.

 

Человек перешел на оседлый образ жизни и занялся культивированием растений и разведением животных примерно 10-12 тысяч лет тому назад. На первых порах в его распоряжении были только дикие виды растений и животных, то есть продукты естественной эволюции. На этом материале человек стал проводить селекцию (от­бор), что, по образному выражению Н.И. Вавилова, тоже является эволюцией, но уже направляемой волей челове­ка и для своих целей. То, что мы имеем сегодня в виде сор­тов культурных растений и пород животных, имеет мало общего как с дикими предками, как и с современными дикими «собратьями». Более того, некоторые виды расте­ний и животных встречаются исключительно в виде куль­турных форм, а их родоначальники канули в Лету. За вре­мя 10-тысячелетней селекции произошла колоссальная реорганизация структуры и функции наследственного материала этих организмов, без сомнения, просто не сравнимая с итогами генно-инженерной деятельности, которая осуществлялась лишь в течение последних 30-40 лет. Единственное, что добавил экспериментатор в доста­точно «привычном» для человечества деле преобразова­ния геномов, — раздвинул и ослабил таксономические ограничения на перенос генетического материала. Созда­ние новых форм организмов стало возможным не только путем отбора полезных мутаций и близкородственных скрещиваний, но и «прямым» переносом нужных генов между представителями разных родов, семейств, типов и даже царств! Создание и использование трансгенных, или (как их называют в СМИ) генетически модифицирован­ных, организмов (ГМО) вызвало в обществе бурные и до сих пор не прекращающиеся дискуссии. Особенно это относится к трансгенным растениям, которые все чаще используются в продуктах питания. Противники, зача­стую мало сведущие в этой области, утверждают об опас­ности потребления генетически модифицированных ра­стений человеком.

 

Так все же «есть» или «не есть» чужеродную ДНК?

В связи с этим вопросом вспомним некоторые простые, но редко «востребуемые» биологические аксиомы. Пер­вое: по своей природе человек, как и все животные и многие микроорганизмы, является гетеротрофом. Это значит, что мы, в отличие от растений-автотрофов, не можем обходиться водой, солнечной энергией и углеки­слым газом, нам подавай готовые органические веще­ства! А органика эта, по большей части, заключена в клетках и тканях конкретных организмов, то есть попа­дает на наш стол в виде мяса, овощей, яиц и тому подоб­ной гастрономии.

 

Любая живая клетка содержит в себе наследственный материал в виде ДНК, поэтому около 0,1% от веса потре­бляемой нами пищи приходится на чужеродную ДНК. Ты­сячелетиями в пищевой рацион человека входили пред­ставители всех живых царств, начиная от бактерий и гри­бов. Помимо ДНК зверей, птиц и рыб, мы не отказываем­ся от растительной (часто предпочитая ее в сыром виде) и ДНК микроорганизмов (начиная от йогурта и заканчи­вая пивом!). Однако наши встречи с нуклеиновыми ки­слотами не ограничиваются «кулинарными» рамками: мы постоянно сталкиваемся с огромным количеством на­следственного материала разнообразных вирусов, бакте­рий, простейших и грибов — наших друзей-симбионтов, и паразитов — возбудителей болезней. Бактериальная ДНК попадает к нам вместе с вдыхаемым воздухом и пы­лью. Наша кожа, слизистая пищеварительного тракта и половых путей, наш кишечник заселены мириадами ми­кроорганизмов — до 6 килограммов на человека! — с ко­торыми мы, по большей части, мирно и с пользой сосу­ществуем. Более того, наши «квартиранты», как уже упо­миналось, могут при этом спокойно обмениваться наследственным материалом — например, передавать ген устойчивости к антибиотику, занимаясь «законным» есте­ственным трансгенезом. А что уж говорить о вирусах, для которых встроить свой наследственный материал в наш геном — обычное дело!

 

Фото: http://news.mail.ru/society/4597751/Нужно ли бояться чужой ДНК вообще и трансгенной — в частности?

Высшие организмы, осо­бенно животные и человек, в процессе эволюции сформировали мощные барьеры нейтрализации чужеродных ДНК. С помощью специальных ферментов — неспеци­фических нуклеаз — они расщепляют их на небольшие, нефункциональные фрагменты, которые являются ис­ходным материалом синтеза функциональных молекул уже для собственных нужд. В мощном пуле потребляе­мой человеком чужеродной ДНК доля поступившего с пищей трансгена ничтожно мала: все равно что в ведро воды добавить еще одну каплю. Перед тем, как выпу­стить ГМО на рынок, их обязательно тщательно тестиру­ют по многим параметрам — на аллергенность, мутаген­ность, канцерогенность и т. п. Во всех разрешенных слу­чаях их применения встроенные гены кодируют только безопасные для здоровья человека белки. При малейших отклонениях от нормы генетически модифицирован­ные организмы к использованию не допускаются. Поэ­тому крайне трудно представить, какие «катастрофиче­ские последствия» для нашего организма может вызвать потребление ГМО — пока в научной литературе такие факты отсутствуют.

 

Несомненно, мы не до конца знаем механизмы «ути­лизации» и последствия попадания чужеродной ДНК в клетки желудочно-кишечного тракта человека и живот­ных. Но это скорее общая проблема нашего сосущество­вания с огромным пулом чужеродных ДНК сотен видов растений, животных и микроорганизмов. Проблема, ко­торая возникла не вчера, и отнюдь не в связи с появлени­ем генно-инженерных технологий. Создание и использование трансгенных организмов просто стимулируют ра­звитие исследований в этом направлении, но вовсе не меняют ситуацию качественно. Даже запрет на ГМО ни в ко­ей мере не решит проблему «генетической» безопасно­сти, и вопрос относительно генетически модифициро­ванных организмов составляет в ней мизерную долю. Тем не менее, подчеркнем еще раз, изучать последствия введе­ния чужеродной ДНК в организм человека с пищей край­не необходимо еще и потому, что это позволит совер­шенствовать систему тестирования на безопасность ингредиентов, полученных из трансгенных организмов.

 

Трансгенные растения

В наши дни объемы использования трансгенных расте­ний человеком растут. Это связано с их улучшенными ха­рактеристиками, в том числе с высокой устойчивостью к заболеваниям и вредителям. Благодаря приданию транс­генным растениям устойчивости к насекомым-вредителям (например, картофеля — к колорадскому жуку) снимается необходимость использовать в целях защиты от вредите­лей химические средства, которые сами по себе являются опасными для организма человека и животных.

 

Фото: http://mia.ulmic.ru/Что же касается последствий использования транс­генных растений и химических средств защиты... Без колебаний можно выбрать первое, поскольку отрицатель­ные последствия в данном случае только предполагаются, а во втором — они реальны и доказаны. Но в любом слу­чае безапелляционное «за» и «против» того или другого безусловно вредно для развития науки. Вместо этого необходимо тщательно изучать все последствия приме­нения новых пищевых продуктов, лекарств, материалов, химических средств, что и делается во многих лаборато­риях мира. Это длительный, тяжелый и дорогостоящий процесс, которому не следует мешать. Более того, он уже необратим, так как получаемая на многих миллионах гек­таров сельскохозяйственная трансгенная продукция уже входит в виде отдельных ингредиентов во множество потребляемых людьми продуктов.

 

ГМО и утечка трансгенов

Бессмысленно, да и невозможно в биологии и сель­ском хозяйстве затормозить «технологический про­гресс», под которым подразумевается селекция на осно­ве генно-инженерных технологий. Поскольку, как уже говорилось, все трансгенные продукты проходят тща­тельное тестирование, основная проблема ГМО заклю­чается вовсе не в опасности их использования в пита­нии человека и животных. Более серьезные вещи, касаю­щиеся биобезопасности, заключаются в другом. В.К. Шумный выделяет две основные проблемы, обычно вы­падающие из внимания широкой общественности и СМИ. Первая — возможная утечка трансгенов к диким сородичам и последующее нарушение равновесия в природных сообществах; вторая касается взаимоотно­шений между вредителем и хозяином.

 

Что касается утечки трансгенов к диким видам, то ее вероятность пока скорее гипотетическая, чем реальная. Например, в эксперименте степень естественной гибри­дизации культурных и диких видов сои, которая является самоопыляющимся растением, даже при искусственном нанесении пыльцы получены лишь единичные семена, причем в выращенных из них растениях «работающих» трансгенов не было обнаружено. Тем не менее этот во­прос заслуживает серьезного изучения. Более того, в ряде случаев, очевидно, необходимо вводить технологии изо­лированного выращивания трансгенных форм, что будет определяться функциональной природой трансгенеза и видом растения.

 

Коэволюция

Следующий, более сложный вопрос, — коэволюция (то есть современная эволюция) паразита и хозяина. В этом случае, когда создаются устойчивые к вредителям формы трансгенных растений, в популяциях вредителей, естественно, также будет идти отбор на более устойчивые формы (например, к растительным токсинам). В резуль­тате порог устойчивости у вредителей повышается, что может свести на нет усилия селекционеров. В таких усло­виях нужно просто менять стратегию борьбы с вредите­лями путем введения новых агентов воздействия.

 

Очевидно, существуют и другие проблемы использо­вания трансгенных растений, но в любом случае все они, без сомнения, нуждаются в тщательной научной прора­ботке.

 

Процесс создания и использования ГМО уже не может быть остановлен, хотим мы этого или нет. У человечества на планете Земля уже нет шансов справиться с продовольственной проблемой при современной демографи­ческой ситуации. Еще в XVIII веке Т.Р. Мальтус (1798 г.) утверждал, что рост народонаселения происходит в гео­метрической прогрессии, а прирост средств к существо­ванию — в арифметической. Сегодня мы стоим перед ди­леммой: выживет или не выживет человечество из-за не­достатка продуктов питания. От голода в мире ежегодно умирают десятки миллионов людей.

 

«Питательная» геномика

Особое развитие в последнее время получила так на­зываемая «питательная» геномика, занимающаяся вопро­сами составления сбалансированных рационов питания. Учеными- диетологами разработаны точные рекоменда­ции, в которых указывается, во сколько раз нужно увели­чить потребление того или иного микроэлемента или ви­тамина, чтобы понизить риск онкологических, сердечно-­сосудистых, респираторных и многих других заболева­ний. Среди населения резко повысились требования к по­треблению здоровой пищи, содержащей все необходи­мые ингредиенты в достаточном, но не в избыточном ко­личестве и одновременно не содержащей токсических компонентов. Многие сельскохозяйственные культуры, а также получаемые из них продукты, не содержат необхо­димые для человека аминокислоты, витамины, гормоны, микроэлементы. С другой стороны, в этих продуктах мо­гут содержаться вещества, вредные и опасные для здоро­вья человека. В этой связи особое значение приобретает изучение геномов сельскохозяйственных растений, их биохимический состав, прямо зависящий от набора и структуры генов.

 

Биотехнология переноса генов

Фото: http://www.sayanogorsk.info/forum/topics/17114/page/10/На одно из первых мест в этом направлении выдвигаются работы по биотехнологии переноса генов и кон­струирование на этой базе растений и животных с заранее определенной питательной ценностью. При этом уже сегодня в производственные сорта сельскохозяйственных продуцентов вводятся гены от видов, пригодных к исполь­зованию в качестве пищи. И, наоборот, из растений, не ис­пользуемых в пищевом рационе сельскохозяйственных животных, удаляются гены, контролирующие образование тех токсических соединений, которые определяют их пи­щевую непригодность. Только на первый взгляд кажется, что в таком подходе нет ничего опасного, поскольку в ор­ганизм при поедании поступают не искусственно синтези­руемые, а природные вещества, к которым человек давно адаптировался в ходе эволюционного процесса. Однако эффективность производства генно-инженерных продук­тов зависит, в первую очередь, от пищевых потребностей организма, а также от метаболизма веществ в организме. Кроме того, нельзя не учитывать характер метаболизма тех видов растительных и животных организмов, которые ис­пользуются для производства продуктов питания.

 

В связи со всем сказанным становится понятно, что на многие вопросы в данной области пока не удалось полу­чить достаточно четких ответов, а к генноинженерному конструированию сортов растений и животных, обла­дающих заданной питательной ценностью, следует пока относиться с большой осторожностью.

 

Литература

1. Глазер В.М. Генетическая рекомбинация без гомологии: про­цессы, ведущие к перестройкам в геноме//Soros Educational journal. - 1998, NJ. -P. 22.

2. Гвоздев В. А. Подвижная ДНК // Soros Educational Journal. — 1998, N8.-P. 15.

3. Корочкин Л.И. Клонирование животных // Soros Educ.
Journal. -1999, N4--P. 10.

4. Баранов М.В.С. Генная терапия — медицина XXI века //Soros Educational Journal. — 1999, N 3. —P. 63.

5. ГорбуноваВ.Н. Что вызнаете о своем геноме. — СПб., 2001.

6. Шумный В.К. Проблемы генетики растений // Информа­ционный вестник ВОГиС, Новосибирск. — 2004. —Т. 8, №2. - С. 32-39.

7. Шестиков СВ. Трансгенные родственники // Наука из пер­вых рук. - 2004, № 2. - С. 27-32.

8. Шумный В.К. Природа была первым, генным инженером // Наука из первых рук. — 2004, № 2. — С. 33-39


 Источник Сибирский медицинский портал




Ключевые слова: Генетически модифицированные продукты, гмо, трансгенные растения и организмы, гмп,



Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2021

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх