18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru
Бесплатная консультация ветеринарного врача


Читайте также


Фото Ректор КрасГМУ Алексей Протопопов: «Я не буду авторитарным тираном»

Фото Нейрохирург Андрей Народов: «Нужно бороться за каждый день жизни больн...

Фото Главный трансплантолог РФ Сергей Готье: «Изменений в законе достаточно...

Фото Алексей Ягудин: «У меня нет любимых спортсменов»

Фото Уролог Евгений Старосельцев: «Мужчина должен быть сильным, умным и доб...

Фото Профессор Татсуо Ушики: «Средний японский врач работает по 16 часов»

Фото Волшебник, который ставит на ноги

Фото Суперврач из 14-ой поликлиники

Фото Ирина Черкашина: «Душа должна болеть медициной»

Фото Степан Кузнецов: «Относитесь к незрячим, как к равным»

Фото Лариса Кох: маленькая женщина с большим сердцем

Фото Она ищет истину там, где мертвые учат живых


Планета Зима

    Комментариев: 0     версия для печати
Планета Зима

Его фото собрали бы много «лайков» в социальных сетях, но его там нет. Нет и выставок его фоторабот. «Зачем? Потешить самолюбие?» Он просто любит фотографировать, находить красоту вокруг. Хотя одна выставка его бы сильно порадовала. Там была бы родная больница №20, коллеги, которыми он гордится, работа, которую любит... Словом, необъятная планета рентгенолога Андрея Зимы.


С Андреем Юрьевичем мы встретились не в больнице. «У нас там такая суета…Давайте лучше в кафе», – предложил врач. Так за чаем и ноутбуком с фото пролетели полтора часа. Сначала я, конечно, спросила о краевом фотоконкурсе «Связь поколений в здравоохранении», где Андрею Зиме присудили Гран-при.

 

– Почему я схватился за это дело? – в свойственной манере начал Андрей Юрьевич. –Набрал как-то в поисковике «фоторепортаж в медицине», а в ответ сплошные кадры из фотобанка. Фотографии не выдерживают никакой профессиональной критики. На фото из операционной хирурги, стоя у стола, смотрят куда-то вниз, и снизу идет свет. А свет в операционной всегда идет сверху! Я увидел эти ляпы и захотел показать людям правдивые медицинские фотографии.

 

Показал. И победил. Но лавры принял сдержанно. Понимал, что среди медиков края нет людей, которые бы «так давно и глубоко сидели в фотографии». Андрей Зима фотографирует со школы: увлекся этим, глядя на родителей и дедушку. Мальчик рос в семье медиков и часто бывал на работе у мамы и деда в краевой больнице. А потом сам решил стать врачом. Ни разу не пожалел, что выбрал медицину, а не карьеру фотографа. Да с фотографией и не пришлось расставаться. В мединституте Андрей Зима подрабатывал фотолаборантом: проявлял пленки микрофильмов, печатал фотографии. Это была техническая работа, а творческая кипела в фотоклубе «Окна». Там молодой фотолюбитель набирался опыта.

 

В 1985 году Андрей Зима устроился рентгенологом в 20-ю больницу. И снова снимки, снова проявка!

 

– Раньше в рентгенологии и фотографии был «мокрый процесс». А теперь вместо снимков цифровые исследования. Мы обрабатываем их с помощью специального программного обеспечения – «медицинского фотошопа», как я его называю, – улыбается мой собеседник. – Я всегда говорю молодым докторам: «Сумейте получить красивую картинку, чтобы наглядно показать болезнь врачам других специальностей. Мы, врачи лучевой диагностики, мыслим картинками, а доктора других специальностей – нет. Поэтому нужно так переработать информацию, сделать такие «картинки», чтобы хирург посмотрел, и ему стало ясно: как спланировать операцию, какой доступ выбрать, как не повредить проходящие в зоне операции сосуды.

 

Андрей Юрьевич защелкал мышкой по знакомым папкам. Сейчас будем смотреть его фотографии! Они не раз бывали лучшими на фотоконкурсах. «Старая-старая деревенская церквушка», снятая в поездке по Золотому кольцу, заняла 1-е место в фотоконкурсе Петропавловской епархии в категории «Храмы России».

 

 

А подборка «Служба спасения сердец» об эндоваскулярной хирургии в 20-ой больнице уже вышла в полуфинал ежегодного фотоконкурса Nikon.

 

  

 

Смотрим другую подборку – «Жизнь в кольце». В кольце компьютерного томографа – такого большого аппарата для рентген-исследований.

 

 

– Здесь начинается исследование, пациент «поехал» в кольцо томографа, – комментирует рентгенолог. – Я специально сделал длинную выдержку, секунды две. Камера на штативе. (Задумчиво). Кто из репортеров решился бы встать здесь со штативом во время сканирования? Все же теперь рентгена боятся! Хотя доза излучения в этой точке не особо превышает фоновую. (После паузы). Да и кого бы сюда пустили? Меня пускают. Знают, некорректных кадров не будет.

 

Андрей Юрьевич шутит: «Я за 34 года в больнице таким динозавром стал! (Смеемся). Прихожу с камерой: «Здрасьте-здрасьте. Я у вас тут похулиганю маленько?» Но шутки шутками, а на съемках с пациентами все серьезно. У Андрея Зимы есть незыблемые правила. «Хоть пол кадра обрежь, но сохрани медицинскую тайну»: пациент не должен быть узнаваемым. А еще – никаких «жареных», шокирующих кадров и ничего, что помешало бы врачам работать. Ну и профессиональное правило фотографов: когда снимаешь, должен, как вампир, не отражаться в зеркалах и не отбрасывать тень.

 

Земные ангелы Андрея Зимы

 

Да, мой собеседник умеет быть незаметным. Он будто снимает невидимой камерой – так естественно и живо выглядят в кадре его коллеги.

 

 

– О, это же детский хирург Леонид Толстоногов! – вырывается у меня, когда на мониторе появляется фото доктора из «двадцатки», с которым у меня было интервью. Теперь, за операционным столом, я вижу его по-настоящему…

 

– Здесь эндоскоп введен в полость живота, врачи работают на печени. Редкая точка съемки, – комментирует Андрей Юрьевич. И, оторвавшись от монитора, замечает забытый мной «Наполеон». – Анастасия, вы, пожалуйста, ложкой по тарелке помашите.

 

А на экране снова томограф. Из кольца аппарата видно детскую руку и в ней апельсин.

 

 

– Приз за смелость, – поясняет врач. – При необходимости компьютерную томографию детям мы проводим под очень легким, поверхностным наркозом. Маленький ребенок не может лежать, не шевелясь, вдыхать-выдыхать по команде. А иногда еще надо вводить в вену контрастное вещество. Стоит ребенку пошевелиться – и на картинке все размажется. В общем, нужен наркоз. Некоторые ребятишки его боятся, а тут смелый мальчишка попался, мы ему апельсин дали за храбрость.

 

Щелк-щелк. Андрей Зима листает мышкой фотографии. И снова без слов понятный кадр. На фото из серии «Земные ангелы» руки анестезистки нежно держат голову ребенка.

 

  

 

– Как-то зашел в операционную: лежит мальчишка – ему наркоз дают. Медсестра-анестезист держит в руках его голову и ласково так гладит. Ребенок спит уже, ничего не чувствует, а она все равно… Так меня это зацепило тогда. (С чувством). Вот тоже потрясло! (Следующий кадр). Лежит в палате ребенок после операции. Еще не в сознании. А над кроватью – игрушка. Персонал отделения повесил, чтобы ему настроение поднять, когда придет в сознание.

 

В коллекции Андрея Юрьевича много таких «цепляющих» фотографий. В его объективе – душа медиков. И их нелегкие будни: сложные операции, напряженные дежурства, перекусы на ходу. Есть и редкие минуты отдыха: врачи смеются над чем-то за чаем, думают о своем. Такие портретные снимки рентгенолог потом дарит коллегам. Знает, что у многих после долгих лет работы даже нет хороших фотографий. А так будет что показать детям и внукам. И не только им. Андрей Юрьевич надеется, что медицинское руководство края поможет организовать выставку или выпустить книгу с его фотоработами. Это ведь живая история краевой медицины и в какой-то мере «элемент профориентации».

 

Название для выставки уже есть: «Обратная сторона Луны».

 

– Почему именно так?

 

– А кто обратную сторону Луны видел? Только космонавты, наверное. А вот это кто видел? – рентгенолог показывает рукой на экран со своей медицинской правдой.

 

  

 

Ловец неповторимых мгновений

 

Мы добрались до редкого для Андрея Зимы кадра: здесь хорошо видно лицо маленького пациента. Медсестра перед операцией завернула мальчишку в простыню, а он решительно и одновременно испуганно смотрит в камеру: «Что сейчас будет?»     

 

– Этому кадру 10 лет. Сегодня у меня уже есть моральное право его показать, – говорит Андрей Юрьевич и задумывается.

 

– Мне было лет шесть, когда удалили аппендицит. Везут меня по коридору, хирург говорит: «Сейчас будем тебя смотреть под большой лампой». Зашел я в операционную, увидел это все. Заревел. А потом раз – и ничего не помню. Проснулся в палате уже.

 

– Андрей Юрьевич, фотографий с вами почти нет. Всего одна мелькнула.  

 

Мастер улыбнулся и махнул рукой.

 

– Ладно, медицину маленько посмотрели. Давайте глянем, что еще бывает.

 

На экране живописный каньон Гейнюк в Турции.

 

  

 

Чтобы увидеть эту красоту, Андрей Юрьевич облачился в гидрокостюм и применил альпинистские навыки (у доктора третий разряд по альпинизму). Местами продвигался по каньону только вплавь, но фотоаппарат всегда был под рукой, в непромокаемом рюкзаке. А вот и знакомые мне места – Красноярск. Подборка «Город напоказ».

 

  

 

Заметили, как интересно озаглавливает свои работы Андрей Зима? Он признается: «Нет такого: забежал, щелкнул – и готов шедевр. Надо снимать целый день или заранее задумать кадр, умудриться поймать момент. Спуск камеры, как выстрел: случится на секунду раньше или позже, чем нужно, – и все, неповторимый момент упущен».

 

Всю жизнь – в «двадцатке»

 

Не удивляйтесь, что мы так много говорим с рентгенологом о фотографии. Даже когда я попросила коллегу Андрея Зимы, рентгенолога Викторию Черняеву, немного рассказать о нем, доктор сразу уточнила: «Вы о нем спрашиваете как о враче или как о фотографе?» Сложно представить Андрея Юрьевича только в одной из этих ролей. Сам он называет фотографию «отдыхом от медицинских дел». Их в больнице всегда хватает.

 

– У нас все врачи-рентгенологи работают и с простой рентгенологией, и с компьютерной томографией. Всегда очень много неотложки, это держит в тонусе. Сидишь так, описываешь плановые исследования, а тут звонят из реанимации – кто-то «ухудшился». Или скорая помощь привозит пациентов – падение с высоты, ДТП... Все бросаем и начинаем исследовать «от подмышки до лодыжки». Работа в 20-ой больнице дает уникальный опыт. Через 5-7 лет работы у нас рентгенолог сможет трудиться везде. 

 

  

 

– Но вы всю жизнь верны 20-ой больнице… Начинали еще при Иосифе Семеновиче Берзоне, имя которого теперь носит «двадцатка».

 

– Берзона у нас за глаза звали «папой». Он воспитал в больнице дух сплоченности, поддержки. Его и многих других коллег из моей молодости нет в живых, а этот дух сохраняется. Приходят молодые, перенимают традиции. У нас очень хороший коллектив. Поэтому я несколько раз отказался от «сладких» предложений перейти работать в другие места «с повышением».

 

Кто знает, может в своем отделении Андрей Зима тоже уже стал для кого-то «медицинским папой»?

 

– С ним надежно. Мы всегда чувствуем, что он рядом, – говорит Виктория Черняева. – Андрей Юрьевич подстегивает нас читать, развиваться, искать новые подходы к диагностике. Хочешь не хочешь, начинаешь выискивать информацию, анализировать, чтобы прийти на следующий день и обсудить какой-то случай. Иногда мы по-хорошему спорим, дискутируем. Андрей Юрьевич – хороший доктор. Очень добрый. А еще у него уникальное чувство юмора!»

 

Это точно!

 

Беседовала Анастасия Леменкова

Автор всех фото в материале Андрей Зима




Ключевые слова: Андрей Зима, 20-я больница, рентгенолог,



Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх