18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Волшебник, который ставит на ноги

Фото Суперврач из 14-ой поликлиники

Фото Ирина Черкашина: «Душа должна болеть медициной»

Фото Степан Кузнецов: «Относитесь к незрячим, как к равным»

Фото Лариса Кох: маленькая женщина с большим сердцем

Фото Настоящий мужчина!

Фото Сильная и хрупкая Ольга Тоначева

Фото Медсестра Алена Петрова: «Каждому больному отдаю частичку себя»

Фото Дмитрий Ложкин – хирург, которому доверяют

Фото Врач тубдиспансера Мария Морозова: «Больным надо сопереживать»

Фото Заведующий кардиореанимацией Петр Власов: «Разбейся, но спаси пациента...

Фото Юлия Ковалева: «Меня поджидают в «крысином» аду»


Она ищет истину там, где мертвые учат живых

    Комментариев: 1     версия для печати
Она ищет истину там, где мертвые учат живых

В свои 85 она не думает о пенсии. Хочет работать, да и коллеги не отпускают. Как они без своей «Харитоновны»? Разве найдешь в городе аса под стать Зинаиде Нестерюк? Она видит диагноз еще до вскрытия, с азартом распутывает тугие клубки человеческих болезней. Почти полвека проработав в тюремном морге, Зинаида Нестерюк не растеряла оптимизма и жизнелюбия. Напротив, вдохнула жизнь туда, где «мертвые учат живых».


Это изречение на латинском когда-то смотрело на патологоанатомов со стен секционного зала Туберкулезной больницы № 1 МСЧ-24 ФСИН России. Патологоанатомическим отделением больницы, которую попросту зовут тюремной, заведует Зинаида Харитоновна Нестерюк. Она внимательно рассматривает под микроскопом точки на стеклах. «Нужно определить, рак или не рак», – говорит заведующая, отодвигаясь от аппарата. Из-под ее зеленого халата выглядывает красный свитер с черными нитями бус. Короткие пепельные волосы обрамляют слегка подкрашенное лицо.

 

Зинаида Харитоновна сразу начинает рассказывать о себе: «Родилась в Большемуртинском районе края в 1932 году. Детство было тяжелое и бедное. Во время войны мы, десятилетние ребятишки, работали в полях наравне со взрослыми: пололи, тяпали, окучивали. В двенадцать лет вручную косили сено. Голодали, но были крепкими. «Дюжкими», как говорила моя бабушка».

 

После школы-семилетки Зинаида Нестерюк выучилась на фельдшера в красноярском медучилище. По распределению отработала три года в Хатанге, потом перебралась в Игарку. Север «закалил» ее, приучил надеяться только на себя. «В «старой» Игарке я работала одна. Во время ледостава на Енисее связь была только по рации, – вспоминает Зинаида Харитоновна. – Как-то я принимала роды. У женщины они были восьмыми по счету. Она родила, а послед никак не отходил. Началось сильное кровотечение. «У меня такой случай впервые. Что делать?», – спрашиваю у акушера-гинеколога по рации. Та проинструктировала: «Быстро обработай кончики пальцев двухпроцентным йодом и тихонько, пилящими движениями, извлекай послед. Сразу вытаскивай руку, а то матка сократится и потом только с ней руку вырвешь». Я собралась с духом, сделала все необходимое, и женщина выжила».

 

И быть бы ей хирургом, но…

После нескольких лет работы на Севере Зинаида Нестерюк вернулась в Красноярск. В тридцать лет со второй попытки поступила в медицинский институт. Училась на вечернем факультете, а днем работала в роддоме. Когда перевелась на дневное отделение, дежурила по ночам. «У нас была очень дружная группа, – с теплом говорит Зинаида Харитоновна. – Мы делились стипендией, вместе готовились к экзаменам, всегда помогали друг другу. Я ловко проносила шпаргалки и однажды умудрилась передать их ребятам вместе с ассистентом кафедры (смеется)».

 

 

Зинаида Нестерюк училась на отлично, хотела стать оперирующим гинекологом. В свободные дни набиралась опыта в городской онкологии, ассистировала на операциях. Она быстро стала «первой скрипкой»: сама ушивала язву кишечника, оперировала женщин с внематочной беременностью. Блестяще осваивала дело, от которого пришлось отказаться. «Из-за моющих средств, которыми мы пользовались перед операциями, у меня появлялась экзема. К концу смены руки были красными, – объясняет Зинаида Харитоновна. – Дорога в акушерство была закрыта. Как я переживала! Нужно было выбрать что-то другое. Но что? Терапию и узкие специальности я не любила, о патологической анатомии даже не помышляла. На институтских занятиях по патанатомии стояла у дверей с зажатым носом. Думала: «Зачем люди шесть лет учатся резать трупы?». Потом поняла: патологическая анатомия – очень интересная наука. Повезло, что судьба связала меня с ней».

 

Волю судьбы исполнил Вячеслав Бочарников. «Он был когда-то главным врачом краевого онкологического диспансера, – уточняет моя собеседница. – Вячеслав Анатольевич предложил мне поработать патогистологом. Такой врач не вскрывает трупы, а изучает кусочки тканей и опухолей. Я согласилась, прошла первичную специализацию по патологоанатомии. Научилась делать цитологию. Это исследование выручает, когда нельзя добыть кусочек опухоли для изучения. Вместо этого снимается ее отпечаток: шприцем набирается жидкость, жидкость – на стекло и под микроскоп. Сколько раз этот метод помогал мне поставить верный диагноз! Однажды в краевой больнице оперировали парня: у него было какое-то образование около позвоночника, и даже опытные ассистенты кафедр не могли понять, что это. Я предложила сделать цитологию. Коллеги восприняли идею скептически (поначалу не все признавали цитологию) и сильно удивились, когда подтвердилась обнаруженная мной ретикулосаркома. Я тогда уяснила: каким бы опытным ты ни был, никогда не задирай нос. Не уверен – перепроверь, не знаешь – спроси у коллег».

 

К Зинаиде Нестерюк часто обращаются за советом. «Чтобы оценивать правильность лечения, патологоанатом должен знать, как протекают разные болезни и как их нужно лечить», – объясняет Зинаида Харитоновна. Со своим полувековым опытом она определяет диагноз еще до вскрытия, по истории болезни. Выводы, естественно, подтверждает эмпирическим путем.

 

– Зинаида Харитоновна, как это происходит?


– Санитар выделяет органы умершего: язык, пищевод, печень, желудок, поджелудочную железу, кишечник, почки, мочеточники…Патологоанатом изучает их, потом из частей органов лаборанты готовят материал, который исследуется под микроскопом.

 

Как Зинаида Нестерюк патологоанатомическую службу создавала

Зинаида Харитоновна пришла в тюремную больницу в 1972 году, когда патологоанатомического отделения здесь еще не было. Была каморка без окна, где едва помещался секционный стол, микротомы (аппараты для получения срезов биологической ткани) и микроскоп. Вооружившись раздобытым у коллег оборудованием, Зинаида Нестерюк взялась за работу. Вместе с лаборантом она проводила по двести вскрытий в год. Это при «норме» в сто шестьдесят!

 

Когда больницу стали реконструировать, Зинаида Харитоновна сама (!) спроектировала новое отделение. Заведующая говорит об этом, как о чем-то само собой разумеющемся. «Я же знаю, каким должно быть отделение, вот и сделала проект, – говорит она по пути в секционный зал. – Если надо, могу и стайку срубить, дров наколоть (смеется). Мне такая работа ближе, чем какое-нибудь вязание. Многих оно успокаивает, а меня наоборот: не хватает терпения – и все!».

 

Я осматриваюсь в отделении. Оно светлое, просторное – будто и не морг вовсе. Все предусмотрела Зинаида Харитоновна: высокие потолки, большие окна, удобные для работы помещения. «Не бойся, трупов сейчас нет», – успокаивает она, когда мы входим в секционный зал. В центре него два стола, похожих на плоские ванны.

 

Зинаида Харитоновна, вам не страшно было делать первые вскрытия?


– Нет, – отвечает она, показывая пустующую пока морозильную камеру.

 

– У заключенных нередко бывает туберкулез, ВИЧ-инфекция. Есть риск заразиться…


– Это так. Перчатки, маска и дезинфицирующие средства не дают 100%-ной защиты. Спасает «рецепт», которым со мной давным-давно поделился один опытный патологоанатом. Перед вскрытием надо съесть несколько зубчиков чеснока и шмат сала – выделится соляная кислота и убьет всю инфекцию.

 

И все-таки – жизнь!

 

Сейчас Зинаида Харитоновна не делает вскрытий – хватает другой работы. В ее отделении изучают не только материалы умерших, но и уточняют диагнозы пациентов туберкулезной больницы. Со всем справляются два врача (вместе с заведующей), два лаборанта и санитары. «Работа у нас тяжелая, ответственная. Не каждый выдержит», – замечает Зинаида Нестерюк.

 

Как всякий мудрый человек, она держится просто. Много шутит, с улыбкой вспоминает о правнуках, но меняется в лице, говоря о халатности, несправедливости. В торопливом рассказе Зинаиды Харитоновны много имен, фамилий, дат… У нее на зависть крепкая память и острый ум. А сколько в ней энергии! Кажется, внутри она все та же, что и сорок лет назад. 

 

Я рассматриваю черно-белый портрет заведующей в тюремном музее. «Видите, какая красавица была. Все хотели на ней жениться!» – говорит, улыбаясь, Владимир Элярт, начальник Медико-санитарной части – 24 ФСИН России. Он работает с Зинаидой Нестерюк больше 20 лет, помнит, как начинающим врачом бегал к ней на вскрытия. «Все это собрала она, – Владимир Феликсович показывает экспонаты макромузея – банки с органами, пораженными тяжелыми и редкими болезнями. – Есть еще микромузей на стеклах. Такого не найдешь ни в одной патологоанатомической лаборатории Красноярска».

 

Начальник медсанчасти ласково зовет наставницу «Зиной Харитоновной». «Она добрая, открытая, отзывчивая», – рассказывает Владимир Элярт. И хочется добавить: удивительная. Убеждаюсь в этом, глядя на символ ее отделения – скульптуру аиста с птенцом.

 

– Аисты в вашем отделении… – я вопросительно смотрю на Зинаиду Харитоновну.


– Одни уходят, другие рождаются. Что бы ни случилось, жизнь продолжается! 

 

Автор Анастасия Леменкова




Ключевые слова: патологоанатомия,



Всего: 1
Зоя Проскуренко
18.10.2017 23:29

Прочитала статью о Зинаиде !!!Побольше бы таких врачей ,они нужны не только живым ,но и мертвым ,.Живым больным больше !!!Слава и хвала !!!

Адрес: , .

Телефон: .

Сайт:

0 : 0
Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2018

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.