18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы

Фото "Доктор Мельников": вспоминают И. Артюхов и К. Фурсов

Фото Воспоминания. Чудо спасения

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Катаргин

Фото Воспоминания. Опыт работы с ранеными, пораженными газовой гангреной

Фото "Доктор Мельников": воспоминания В. Ярошевской и В. Кузакова

Фото "Доктор Мельников": воспоминания А. Шевцова и А. Ромашова

Фото Воспоминания. Оставленные немцами города Польши и Германии

Фото "Доктор Мельников": воспоминания В. Ковалевского и С. Козаченко


Воспоминания. Служба в Германии после войны

    Комментариев: 0     версия для печати
Воспоминания. Служба в Германии после войны

Продолжение личностно-биографического повествования "Ровесница лихого века", Т.П. Сизых

Предыдущая часть

Следующая часть

Cодержание книги

 

После победы и эвакуации всех раненых, фронтовой госпиталь, в котором служила Надежда Алексеевна, свернули, но не полностью. Поступивших тяжелораненых, у кого состояние со временем стабилизировалось, продолжали эвакуировать в тыловые госпиталя России. Кто умер, придали, как христианина, земле. Однако приказом обязали все-таки развернуть 100 коек для служащих красноармейцев в Германии. Расположили их в небольшом немецком городке.

Надежда Алексеевна реально встретилась с другой культурой. Архитектура готичных зданий ее поражала и восхищала, как и чистые помытые мощеные площади и улицы.

 

Зашли они в один из двухэтажных домов, дабы увидеть, как живут бывшие враги – немцы. Они решили, что в данном доме проживал врач-стоматолог, так как в одной из комнат первого этажа стояло соответствующее оборудование (кресло, бормашина, шкаф с инструментами и препаратами).

 

Расположился их госпиталь в большом особняке.

 

Жизнь в городе оживала, вначале стали появляться дети из-за углов домов, через день-другой – старики. Вскоре население возвратилось, и город сразу изменился. Все жители стали выходить на улицы и начали быстро восстанавливать город. Они дружно стали разбирать завалы разрушенных домов и приводить в порядок дороги.

 

Служба Надежды Алексеевны Бранчевской по окончании боевых действий в госпитале складывалась в поддержании дисциплины среди сотрудников коллектива, сохранении имущества госпиталя. В госпиталь на развернутые койки от случая к случаю поступали больные из офицеров и солдат наших войск. Домой, то есть в Россию, их не отпускали, не демобилизовали, несмотря на неоднократные просьбы и рапорты. Надежда Алексеевна уже дважды лично выезжала в штаб войск, но ответ был один и тот же. Сотрудники их госпиталя находятся в резерве, и ни о какой их демобилизации пока речи быть не может.

 

О службе в Германии после войны у Н. А. Бранчевской сохранился документ. Ежемесячно, согласно офицерского аттестата, капитан медицинской службы Н. А. Бранчевская получала в Германии двойной оклад дойчмарками по аттестату. Половину его отсылала родителям, вернее, начальнику финансов госпиталя, а другую половину она лично получала на руки. Товаров в магазинах было изобилие, несмотря, что страна была побежденной и разрушенной. Поэтому Надежда Алексеевна покупала для дома вещи: отрезы тканей, одежду, верхнее и нижнее белье, сервизы - столовый и чайный, – три ковра, обувь и другое. Количество марок росло, а использовать их не было на что. Что было нужно для дома, все было куплено. Как заметила Надежда Алексеевна: «Ведь все не увезешь». Увезти с собой дойчемарки Надежда Алексеевна считала незачем, так как по ее представлению в России их использовать будет нельзя. Страх, пережитый в 1937–1938 годах, воспитал в ней осторожность. Она не знала и не могла знать, что в России в крупных городах после войны будут открыты валютные магазины «Березки». В этих магазинах на любую валюту, в том числе и дойчемарки, можно было купить любые дефицитные товары. Сибиряки этого не ведали. Корыстью и жадностью не страдали. Они были скромны, трудолюбивы, умели довольствоваться тем, что у них было.

 

 

Непосредственным начальником фронтового госпиталя в Германии в 1946 г., в котором служила Н. А. Бранчевская, был новый руководитель, москвич Иосиф Львович Шлягман. В их же госпитале служила его жена Кира Николаевна. В мирное время она была инженером-химиком и трудилась в научно – исследовательском институте при МГУ. Оба они были инженеры-химики из Московского университета (МГУ). Иосиф Львович – выходец из профессорской семьи МГУ, а супруга – из дворян. У Н. А. Бранчевской с семьей И. Л. Шлягмана сложились дружеские отношения, которые продолжались долгие годы и после войны. Были они интеллигентными, высокоэрудированными собеседниками. В Германии раненные или больные воины поступали редко и было их не много. Соответственно сотрудники не были загружены работой. В основном, медработники, как говорит Надежда Алексеевна: «Выполнив скудную лечебную работу, в основном «играли в посиделки». Их госпиталь был отгорожен высоким забором. По углам стояли вышки, на которых были пулеметы и часовые. Покидать медработникам госпиталь, разрешалось редко. Если уходили в увольнительную, то всегда большими группами, не менее восьми человек. Их предупреждали, чтобы они ходили группой. И ни в коем случае не по-одиночке. Так как это было опасно для жизни.

 

Штаб фронта стоял в г. Лигнице, на территории Германии. Они его посещали раз шесть. Последняя поездка в штаб была успешной.

 

Наконец, в феврале 1946 года Н. А. Бранчевской выдали приказ о демобилизации всех сотрудников госпиталя и разрешение на выезд на родину. Отправляли их поездом до Киева. А затем была пересадка на Москву.

 

1946 год. Отъезд из Германии. Щедрость начмеда

 

От избытка сердца, говорят уста…

 

Когда пришел приказ о расформировании их госпиталя и о демобилизации сотрудников счастью не было предела. Путь домой был открыт. В апреле 1946 года сотрудники госпиталя прибыли на железнодорожный вокзал Восточного Берлина, где произошел один инцидент.

Сидя на вокзале в Восточном Берлине Надежда Алексеевна увидела прибывшего в Германию на службу русского офицера с женой и ребенком. С отправкой хоть в Россию, хоть в города Германии было сложно. Движение поездов не обеспечивало потоки пассажиров, движущихся в обе стороны. Многие подолгу ждали отправки к месту назначения. Днями неделями сидели на вокзалах. Посмотрела Надежда Алексеевна на их скромный скарб, с которым они прибыли в Берлин. Все их вещи были упакованы в мешок из дерюги и в рюкзак. А с Надеждой Алексеевной была полная сумка дойчмарок, с которыми она не знала, что делать. И тут она вдруг решительно подошла к супруге офицера, сидящей у мешка с рюкзаком, отдала ей целый пакет немецких марок. Она, наконец, поняла, как с ними поступить. Женщина была крайне удивлена щедростью Надежды Алексеевны. Пыталась отказаться от такого изобилия дойчмарок. Воистину, так поступают только русские. Щедро дарят или отказываются от свалившейся неожиданной на них милости.

 

Н. А. Бранчевская ее убедила, объяснив россиянке, что в России ей немецкие марки не понадобятся, а для вашей семьи на первое время они будут очень даже нужны. Кто-то скажет, что дарительница Н. А. Бранчевская – чудачка и они будут правы. Однако так она была воспитана православными родителями, всегда делиться. Их семья, а позже ее семья, а последние годы она одна, всегда всех одаривала всем и вся. И с рядом идущими она делилась: «Люби ближнего твоего, как самого себя» (Лк. 10, 27). Всех благодарила за то малое, что ей кто-либо делал. Сострадание и милосердие – это одна из главных черт Надежды Алексеевны. При этом она нередко говорила: «Так воспитала меня мама – Евлампия Акиловна. Не быть жадной и скупой. Если есть у тебя что, поделись с другим, у которого этого нет». Ее милость, благодарность щедро к ней возвращались – вниманием и заботой о ней друзей, а для нее – радостью от содружества и общения.

 

Долгожданный путь Берлин – Киев – Москва

 

Из Германии Н. А. Бранчевская вместе с начальником госпиталя Иосифом Львовичем, его женой Кирой Николаевной Шлягман и с их денщиком, как полагалось по табелю, ехали в одном купе. Шлягманы из Германии вывозили с собой в Москву щенка немецкой овчарки Джека. С ними одновременно выехали и помощники Н. А. Бранчевской – Димка и Вадимка, а также секретарь-машинистка, начфин, начальник аптеки с женами. С железнодорожного вокзала Восточного Берлина, оттуда они должны были отправиться поездом до станции Киев. В купе этих же вагонов уезжали демобилизированные сотрудники их фронтового госпиталя и русские воины с психическими заболеваниями.

 

Без происшествий благополучно они доехали до Киева. В Киеве сошли с поезда Димка и Вадимка, а также секретарь-машинистка, так как дома их были в Одессе и данной области. Больше ей не пришлось после войны с ними встретиться, как и переписываться. Как сложилась их дальнейшая судьба Надежда Алексеевна не ведала. В Киеве два их вагона отцепили прицепили к идущему поезду на Москву. В них везли из Германии психических больных воинов.

Надежда Алексеевна продолжала свой путь в одном купе с И. Л. Шлягманом, его супругой, денщиком и щенком немецкой овчарки. В этих же вагонах в ряде купе ехали сотрудники их госпиталя.

 

Отец Иосифа Львовича трудился профессором кафедры истории МГУ. Иосиф Львович тоже был профессор и заведовал кафедрой химии МГУ. Кира Николаевна работала в научно-исследовательском институте, инженером химиком, при МГУ. Они ушли на фронт добровольно, где и встретились с Н. А. Бранчевской.

 

В Москве они все дружно покинули поезд. Шлягманы были уже в родном городе, а Надежде Алексеевне еще предстояла пересадка на поезд, идущий в Сибирь или Дальний Восток. С Ярославского вокзала ей надо было еще добраться до Красноярска. Они обменялись адресами. Их дружба, возникшая на фронте, продолжалась долгие годы и после войны, пока Шлягманы не ушли из жизни. Часто бывая в командировках в Москве, Н. А. Бранчевская бывала много раз в их доме. В их семье она всегда была дорогим и долгожданным гостем. На территории МГУ стояли двухэтажные домики для сотрудников МГУ. Поскольку в этом доме жил когда-то их отец, профессор, то в последующие годы в родовом гнезде продолжали жить Иосиф Львович, Кира Николаевна, ее мама и друг овчарка Джек. Кира Николаевна из Германии вывезла журналы «Бурда», в которых были прекрасные рисунки для вышивки крестом. Она любила вышивать. Один из журналов Кира Николаевна подарила Надежде Алексеевне в один из ее визитов в Москву уже к середине 50-х лет, чем пробудила ее желание вышивать крестиком. Выйдя на пенсию, Надежда Алексеевна, в возрасте 70 лет вспомнила свое рукоделие, которым занималась в детстве и юности и возродила данное ремесло. Она из журнала «Бурда» вышила две дорожки. Были они вышиты простым крестиком. Надежда Алексеевна на восьмом десятке лет вышила две дорожки. Обе вышитые дорожки представлены на фото в данной книге. Вышивала она на восьмом десятке лет и диванные подушки «болгарским крестом».

 

Через 16 лет после войны первым ушел из жизни Иосиф Львович, на похороны которого приезжала Н. А. Бранчевская. Когда Надежда Алексеевна приезжала, ее всегда громко, радостно, дружелюбно встречал и облизывал Джек. Она только подходила к палисаднику дома и говорила: «Джек!» Лай радостный с вилянием хвоста стоял на весь участок. А в последний ее приезд, в связи со смертью Иосифа Львовича, Джек только поднял голову и посмотрел грустными газами в ее сторону. Он не мог жить без друга. Овчарки уходят вслед за хозяином, так оно и произошло. Через два месяца после смерти И. Л. Шлягмана ушла и немецкая овчарка Джек.

 

Предыдущая часть       Следующая часть

Cодержание книги

Вверх






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2017

Соглашение на обработку персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.