18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Красноярскому медуниверситету – 75 лет!

Фото Воспоминания. Служба в Германии после войны

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы

Фото "Доктор Мельников": вспоминают И. Артюхов и К. Фурсов

Фото Воспоминания. Чудо спасения

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Катаргин

Фото Воспоминания. Опыт работы с ранеными, пораженными газовой гангреной

Фото "Доктор Мельников": воспоминания А. Шевцова и А. Ромашова

Фото Воспоминания. Оставленные немцами города Польши и Германии


"Доктор Мельников": воспоминания В. Ярошевской и В. Кузакова

    Комментариев: 0     версия для печати
"Доктор Мельников": воспоминания В. Ярошевской и В. Кузакова

Продолжение книги "Доктор Мельников"

Предыдущая глава

Следующая глава

 

Валентина Михайловна Ярошевская, директор Красноярского краевого краеведческого музея.

 

Это личности, на которых держится Россия

 

Семья Мельниковых – удивительная семья, очень дружная, в которой все уважительно относились друг к другу. Я знала и отца, и маму, четверо детей, все очень успешные, отец был директором школы, и поэтому дети и дома, и в школе росли со всеми обязанностями. Необыкновенно близкая связь единственной сестры со всеми братьями. Все братья были талантливыми. Зоя была довоенным ребенком, а Петр – первый родившийся после войны, мы с ним работали в комсомоле, очень дружили. Потом он стал разведчиком, долгое время проработал в Европе: Португалии, Испании, был одним из руководителей европейского отдела разведки, очень талантливый человек.

 

Когда мы были на его похоронах, поминальный обед был в Ясенево, в школе военных разведчиков, и вот там есть стела, на которой всего нанесено 200 фамилий людей, совершивших подвиг, среди них была и фамилия Петра. Он при жизни совершил что-то такое, что мы никогда не узнаем. А что касается второго брата, Виктора, то он тоже очень талантливый человек: он окончил школу с золотой медалью, к сожалению, он был болен и рано умер, он был не лишен гениальности, и это было видно. Удивительная семья. С Геннадием я познакомилась, когда он был студентом мединститута, и вот это обожание старшего брата, любовь к сестре было так заметно. Петр гордился Геннадием: он учился отлично, сразу прошел интернатуру, уехал в закрытый гоод, там сделал успешную каррьеру. Дружба между братьями была просто поразительная.

 

Братья Мельниковы Петр и Геннадий

 

Когда Петр появлялся в Красноярске, мы все встречались, это было интересное общение. Геннадия я помню с молодости, он был такой застенчивый, улыбающийся, он так держался, потому что мы были не столь близко знакомы. Но его замечательная улыбка добрая и застенчивая, а в последнее время прямо-таки веселая. Улыбка человека состоявшегося. Жизнь Петра на Гене очень отражалась. Он уверенно шагал по жизни, был щедр невероятно. Когда я заболела, а Петр был очень близким мне другом, и я сначала сказала Зине, жене Петра, о своем заболевании, и она тут же рассказала обо мне Петру. И Петр отправил меня к Гене, сказал, что больше никому меня не доверит. Таким образом я познакомилась еще и с Наташей Мельниковой, которая меня и прооперировала. Замечательная женщина.

 

Что касается увлечения, то Петр и Гена были спортсменами, спорт много для них значил. Тут уж сама судьба их заставила: один работал в таких органах, другой – врач. Гена вел абсолютно здоровый образ жизни: не курил и долго убеждал бросить курить старшего брата, и тот все-таки прислушался к Гениным советам и бросил курить. Братья очень любили рыбалку. Есть фотография, где они поймали на Севере тайменя, который был Гене по плечо! А ведь Гена был далеко не маленького роста. Когда была успешная рыбалка, то рассказам не было конца. Также братья очень любили свою деревню, и когда их школе исполнилось сто лет, они поехали туда вместе. Было очень большое уважение к сестре Зое. Она всех братьев опекала и любила, с Зоей я дружу по сей день. Мы очень близки. Она много рассказывала об их жизни. Рассказывала, что на печке изучали всю географию вместе с пацанами, я старшая, я читаю и показываю государства и столицы.

 

Они знали все! И Гена и Петр были очень образованными. Петр знал два языка – португальский и испанский. А Гена был просто эрудитом во всех вопросах. Сын Гены Женя тоже талантливый парень, очень хороший сын у них вырос, он врач, к. м. н., живет в Москве и очень сильно увлекается фотографией. Однажды Гена приехал ко мне в музей и попросил посмотреть фотографии сына, и мы сделали выставку Жениных фотографий! Нужно было видеть, как горд был Гена за сына! Теперь у Жени трое детей, он продолжает традиции Мельниковых! И еще про Мельниковых: они собирали мельницы – сувенирные, открыточные, ну все, что касается их фамилии. Мы очень много с братьями говорили о политике, спорили, вообще, из этой жизни ушли такие люди, которые не повторяются, это такие личности, на которых держится Россия. На их таланте, нравственности, умении работать, отношении к людям. Ни Петр, ни Гена не могли пройти мимо несправедливости. Здесь работало все – и гены, и воспитание. Отец братьев был незаурядным человеком, он писал дневник детям, как и на что реагировал в политике и в жизни. Последние годы отец жил в семье Гены. Умер, кажется, из-за тромба. Но вот Генина смерть для меня была таким потрясением. На взлете, красивый, здоровый, полный сил мужчина, полный сил не только физических, но и умственных. И вот так жизнь оборвалась, это ужасно. Вот сейчас из всей большой семьи осталась Зоя.

 

Я делала фильм про Петра на сорок дней «Вспомним друга», и про Гену я там тоже упоминала. Очень жаль, что таких людей становится меньше. Я подобных не встречала. И вообще, подобной семьи я в своей жизни больше не встречала. Все, кто был в этой семье, очень достойные люди. Как врач-уролог, Гена был виднейший в крае, к нему ехали на операции даже из Красноярска. Вся семья Мель-никовых – стратеги. Гене была предопределена роль большого руководителя. Ему предлагали быть и министром здравоохранения, возглавить нашу краевую больницу. Он отказался. Врачом он был очень внимательным, я много друзей отправляла к нему на консультацию. Я благодарна им на всю жизнь.

 

 

Валерий Леонидович Кузаков, заслуженный врач РФ

 

Талантливый человек талантлив во всем

 

Двадцать пять лет назад, в 1991 году, я был назначен на должность начальника МСЧ № 46, которая оказывала медико-санитарную помощь работникам и членам их семей режимного химико-металлургического завода г. Красноярска. В то время МСЧ № 46 была в структуре 3-го Главного управления Минздрава СССР.

 

Главк поручил представлять меня коллективу начальнику ЦМСЧ № 51 В. В. Лапшину и его заместителю по лечебной работе Г. Я. Мельникову. Вот тогда и состоялось наше знакомство с Геннадием Яковлевичем, которое впоследствии переросло в теплые дружеские отношения. При моем первом посещении г. Железногорска Геннадий Яковлевич организовал экскурсию по достопримечательным местам, чувствовалось, как он любит свой город и дорожит тем, что ему служит. Впоследствии, бывая в Железногорске на промышленных площадках, где располагались здравпункты медсанчасти, я видел, что Гена гордится своим городом и людьми, живущими в нем. При моем знакомстве с ЦМСЧ № 51 не могу не отметить, как точно, лаконично и с глубоким знанием всего лечебного процесса он дал характеристику каждого отделения и перспективы их развития. Уже в то далекое время в медсанчасти оказывалась высококвалифицированная помощь не только жителям города, но и жителям близлежащих районов.

 

Должен сказать, что 90-е годы были очень сложными для страны и особенно для здравоохранения. Что ни год, то новый Министр здравоохранения со своими реформаторскими новшествами, финансирование значительно уменьшилось, внедрялась страховая медицина с ее постоянно меняющимися критериями и стандартами. Ведомственным больницам чрезвычайно сложно было внедриться в систему обязательного страхования. В головах чиновников бытовало мнение, что ведомственные больницы и так «жируют», и под всякими надуманными предлогами процесс вступления наших лечебных учреждений в страховую медицину тормозился. В то же время ЦМСЧ № 51 была одним из первых лечебных учреждений в России, получивших лицензию на право работы в системе ОМС, хотя большинство больниц и поликлиник города и края не имели лицензии, но работали в системе медицинского страхования и получали финансирование из Фонда ОМС. Но несмотря на это, ЦМСЧ № 51 продолжала работать, не снижая объемов и качества оказания медицинской помощи жителям города и внедряя новые методы диагностики и лечения.

 

Рабочая встреча на пироговском съезде

 

Все это подтолкнуло руководителей ведомственной медицины объединиться в рамках созданного Красноярского регионального отделения Российской медицинской ассоциации. Одним из активных создателей регионального отделения был Геннадий Яковлевич Мельников, который был избран в члены правления отделения. И не случайно он дважды был делегатом 1-го и 2-го Всероссийских Пироговских съездов, где я был свидетелем того, как Геннадий Яковлевич в кулуарах съезда общался с патриархом отечественного здравоохранения академиком РАН и РАМН Б. В. Петровским, избранным почетным президентом съезда. На память об этой встрече он подарил значок нашего отделения академику. В газете «Советская Россия» № 140 от 25 ноября 1995 года, освещающей работу съезда, есть фотография Геннадия Яковлевича среди делегатов Красноярского края. По возвращении наша делегация была принята Губернатором края В. М. Зубовым. В один день 1997 года мы получили почетное звание «Заслуженный врач РФ». Геннадий Яковлевич часто говорил, что жизнь ставит перед нами задачи, и всегда надо находить способы их решения.

 

Академик Петровский, Мельников, Кузаков


И пути решения находились у Гены всегда благодаря своим деловым и дипломатическим качествам, умению аргументированно излагать свою точку зрения и отстаивать ее на всех уровнях власти. По службе мне не раз приходилось быть с Геннадием Яковлевичем в командировках в ФМБА, где я видел, как он работает со специалистами и руководством Агентства. Надо сказать, что его там любили, и он пользовался большим уважением и авторитетом. Все поездки в Москву, как правило, были результативны и с пользой для железногорцев. Практическая деятельность Геннадия Яковлевича была тесно связана с медицинской наукой, он успешно защищает кандидатскую диссертацию.

 

ЦМСЧ № 51 становится клинической базой нашего мединститута. В ее стенах проводятся научно-практические конференции с участием ведущих ученых ФМБА и мединститута. Медицинские работники проходят специализацию и усовершенствование в ведущих клиниках России и за рубежом. В больнице создается журнал «Медики Железногорска», и Геннадий Яковлевич являлся его отцом и вдохновителем. Талантливый человек талантлив во всем. Удивляют его энциклопедические знания. Он прекрасно знал как новую, так и старую историю, православие, культуру. Был дружен с местным служителем храма, был верующим и жил по вере. У нас много верующих, но мало кто живет по вере. Вот отсюда проистекают все наши беды и наша жизненная неустроенность. Гена был настоящим интеллигентом. С особым трепетом Геннадий Яковлевич относился к военнослужащим, ветеранам войны и труда. Уж не знаю как, но он нашел своего родственника, участника ВОВ, орденоносца Конопелько, и очень этим гордился. Всегда оказывал ему знаки внимания, проявлял заботу о нем. С душевной теплотой вспоминал о своих родителях и рано ушедшем из жизни брате. Он был истинным патриотом своего города. Его неугомонный характер не позволял скучно проводить свое свободное время. Если была возможность, он обращался к спорту. Команда больницы неоднократно становилась призером среди команд медицинских учреждений края. Больница имела свое знамя, значок и множество почетных грамот и кубков. Среди его товарищей и друзей были самые разные люди: от Губернатора, генералов, ректоров до простых пенсионеров. Помню, на каком-то совещании он по-дружески обнялся с Валерием Михайловичем Зубовым, который на тот момент уже не был Губернатором. По словам главного врача станции скорой медицинской помощи г. Красноярска С. А. Скрипкина, «Геннадий Яковлевич был настоящий русский интеллигент, тонко чувствующий струны жизни. Мужская дружба для него много значила и была священной». Всегда он был душой любой компании.

 

В 2007 году Геннадий Яковлевич поделился со мной своими мыслями о реорганизации ЦМСЧ № 51 и преобразовании ее в клиническую больницу с 2-мя филиалами в г. Красноярске – МСЧ № 46 и МСЧ № 96. Это предложение было одобрено руководством ФМБА, и он начал реализацию проекта. И вскоре вышло распоряжение правительства за подписью В. А. Зубкова о реорганизации МСЧ № 46 в филиал КБ № 51. В филиале намечалось развернуть новейшие методы диагностики и лечения, которых на тот момент не было в г. Красноярске и крае. Геннадий Яковлевич планировал открыть отделение ПЭТ (позитронно-эмиссионной томографии), и организационные работы в этом направлении были начаты. Как уролог, он мечтал о лечении урологических онкобольных методом брахитерапии. Были и другие инновационные задумки. К великому сожалению, мечты не были воплощены в практику из-за его смены работы. Только сейчас, почти через десять лет, они появились в краевом центре.

 

Геннадий Яковлевич всегда гордился тем, что более тридцати лет его работа и жизнь были тесно связаны с системой ФМБА, но в трудную для него минуту система не поддержала его и не защитила. В медицине не всегда все гладко, случаются и ошибки, которые больно бьют по больным, душам и сердцу врачей и организаторов здравоохранения. Особенно когда они муссируются бойкими журналистами и используются ими для самопиара. Вот после одной такой ошибки Геннадий Яковлевич вынужден был сменить работу и стал главным врачом старейшей железнодорожной больницы г. Красноярска, где он проработал несколько месяцев до своей трагической кончины. За этот короткий период он оставил о себе самые добрые и хорошие воспоминания. С первых дней он был принят коллективом больницы и по отзывам врачей и медперсонала характеризовался как умелый и перспективный организатор здравоохранения.

 

А его идею создания межрегиональной клинической базы ФМБА приватизировали шустрые медики из г. Зеленогорска, которые под эту программу получили приличное финансирование. Был организован СКЦ Сибирский клинический центр ФМБА, где начали внедрять новые методы диагностики и лечения, которые бы уже работали, будь главным врачом КБ № 51 Г. Я. Мельников.

 

Геннадий Яковлевич был сильным человеком, но после ухода из КБ № 51, по моим ощущениям, он сильно переживал, в глазах уже не было того оптимизма и блеска, которые так для него характерны. Думаю, для него было обидным то, что его в трудный момент не поддержали коллеги и администрация, не подставили свое плечо.

 

У писателя Ю. Германа в книге «Дело, которому ты служишь» есть девиз «Allis inserviendo consumos», «Светя другим – сгораю сам». Уверен, что этот девиз в полной мере отражает яркую, но короткую жизнь Геннадия Яковлевича. Полагаю, что за более чем 30-летнее бескорыстное служение железногорцам, не уберегшим своего главного врача от рук убийц, больница должна носить имя своего руководителя – Геннадия Яковлевича Мельникова – или хотя бы иметь мемориальную доску на административном корпусе больницы. Успешное решение этого вопроса было бы возданием долга за его подвижничество в медицине. И здесь свое слово должны сказать руководство и администрация города.

 

СПРАВКА

 

Пироговские съезды — съезды врачей, проходившие в Российской империи в конце XIX — начале XX века. 

 

Эти собрания проходили под патронажем организованного в 1883 году «Общества русских врачей в память Н. И. Пирогова», более известного, как Пироговское общество. В период с 1885 по 1913 год в России было организовано двенадцать Пироговских съездов (восемь в Санкт-Петербурге и четыре в Москве).

 

На Пироговских съездах нередко обсуждались не только медицинские, но и политические вопросы. Так, на внеочередном московском съезде врачей 1905 года, созванном с целью принятия экстренных мер против холеры, депутаты успели принять и политическую резолицию, призывающую медиков «сорганизоваться для… борьбы… против бюрократического строя до полного его устранения и за созыв Учредительного собрания». С 1914 по 1919 год прошло пять чрезвычайных Пироговских съездов, носивших политический характер.

 

22 ноября 1917 года Пироговский съезд принял резолюцию с осуждением Октябрьской революции, а декрет СНК РСФСР от 15 февраля 1918 г. «Об упразднении Центрального врачебно-санитарного совета» большинство светил российской медицины, присутствовавших на съезде, охарактеризовали документом, «крайне вредно отражающимся на работе общественной медицины». По сути это стало началом конца Пироговского общества. После установления на территории страны советской власти большевики сделали все, чтобы уничтожить оппозицию, и в 1922 году Общество перестало существовать.

 

Судьба многих участников Пироговских съездов и членов их семей оказалась весьма трагичной.

 

В 1985 году, с началом перестройки, традиция проведения в России Пироговских съездов была восстановлена. После падения коммунистического режима и распада СССР это мероприятие стало пользоваться поддержкой властей. Так, на IV Всероссийском Пироговском съезде врачей, проходившем в Москве с 6 по 9 июня 2001 года, с приветственной речью выступил лично премьер-министр России Михаил Касьянов, а до сведения участников конференции были доведены обращения президента России Владимира Путина и спикера Государственной Думы РФ Геннадия Селезнева. 

 

Продолжение






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2017

Соглашение на обработку персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.