18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Красноярскому медуниверситету – 75 лет!

Фото Воспоминания. Служба в Германии после войны

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы

Фото "Доктор Мельников": вспоминают И. Артюхов и К. Фурсов

Фото Воспоминания. Чудо спасения

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Катаргин

Фото Воспоминания. Опыт работы с ранеными, пораженными газовой гангреной

Фото "Доктор Мельников": воспоминания В. Ярошевской и В. Кузакова

Фото Воспоминания. Оставленные немцами города Польши и Германии


"Доктор Мельников": воспоминания А. Шевцова и А. Ромашова

    Комментариев: 0     версия для печати
"Доктор Мельников": воспоминания А. Шевцова и А. Ромашова

Продолжение книги "Доктор Мельников"

Предыдущая глава

Следующая глава

 

Александр Шевцов

 

Он всегда видел в человеке личность

Взаимоотношения с Геной у нас были такого порядка: старший брат – младший брат. Он наставлял меня, помогал, патронировал. Он не был ангелом, мог одернуть достаточно настойчиво и резко. Но все это было по-отечески и с любовью, так что все это дело не напрягало. Общались мы с Геной достаточно часто, раза 2-3 в неделю: он либо звонил, либо проходил мимо меня, когда шел с работы домой, а с работы он ходил пешком и обязательно заглядывал в офис.

 

Мы с Геной встретились первый раз случайно, когда я ехал на отдых на озера в Хакасию, и на Балахтинском перевале стояла летняя кухня какого-то колхоза, там люди просто от-дыхали и пили чай. Вот там-то мы с Геной первый раз и познакомились.

 

Второй раз мы встретились уже как доктор и пациент. Он быстро решил мои проблемы со здоровьем, сам меня прооперировал. Гена любил людей, он со всеми общался и всем помогал одинаково. Он всегда видел в человеке личность.

 

Когда я увидел на похоронах Геннадия Мельникова, сколько много пришло людей с ним проститься, я был очень удивлен. У него была необыкновенная душа, широкая душа, его хватало на всех. Когда я общался с людьми, то каждый рассказывал о своих взаимоотношениях с Геной, как о чем-то исключительном, и каждый считал, что Гена именно к нему неровно дышит и именно ему уделяет больше внимания, чем остальным. Я тоже так думал.

 

На рыбалке

 

Как у него это получалось, не понимаю. Мне приятно было с ним дружить. Он был талантливым врачом, он был талантливым чиновником и последние годы – уже талантливым руководителем, функционером. Как человек, Гена был многогранной личностью, он мог ночью по звонку прилететь, бросив все. У него было множество знакомых, куда бы он ни приехал, его везде встречали хорошо. Он был интересен людям.

 

Мы с Мельниковым были заядлыми рыбаками, часто летали на рыбалку на Север. Это хобби нас тоже объединило. Гена был очень азартный рыбак. Как происходила рыбалка. Все сначала расходились по берегу на расстояние 100-200 метров, чтобы не мешать руг другу, а северные речки в основном мелкие, и рыба водится в ямах, а потом нужно было заприметить такие ямы и поймать рыбу. Если рыба попадалась Гене на крючок, это было слышно издалека. У нас была своя компания, куда мы брали не всех: один рюкзак на человека, лодка и больше ничего, своего рода силовое приключение. Приключений было много, ведь северная река может быть достаточно суровой. Река может за секунду из спокойной превратиться в бурлящую – пороги, водопады. Словами сложно передать весь азарт, но это каждый раз был такой драйв, такой адреналин! Если на крючок попался крупный экземпляр – это событие, но в основном ловилась сорная рыба. Вот ты идешь на лодке, байки травишь, о жизни разговариваешь, и тебе вдруг попадается крупный экземпляр! Тебя твои товарищи-рыбаки начинают эмоционально поддерживать, каждый советует, как лучше рыбу вытащить. Но с большими экземплярами рыб мы только фотографировались и отпускали. Одн и раз на рыбалке был такой момент: мы как-то вытащили рыбу на плот, а она давай уходить от нас. Рыба практически выволокла Гену на островок, а он оттуда нам кричит: «Давайте сачок, давайте крючок». Рыбу он удержал! Рыбаком Гена был удачливым, у него все получалось. Конкуренцию он нам составлял всегда, охотником Гена тоже был неплохим. Северная рыбалка – дело нелегкое, но Гена любил такие трудности. Алкоголь на рыбалке был всегда, выпивали мужской компанией больше для настроения, для согрева. Гена любил виски, но переборов никогда не было. Рыбалка – это своего рода и отдых, и преодоление трудностей. Вот гребешь весь день, рыбу ловишь, а вечером кто-то лагерь разбивает, кто-то ужин готовит, все уже уставшие. Каждый день мы преодолевали километров по двадцать пять.

 

Гена делился со мной многими проблемами – и личными, и профессиональными, доверял мне. Его нет с нами уже 5 лет, и первые три года не было ни дня, чтобы я не вспоминал о нем. Но время лечит. И еще, Гена был набожным человеком, он не мог проехать и пройти мимо церкви, чтобы не наложить на себя крест. Я его спрашивал, ну как врач может верить в бога, он же все про человека знает?! А Гена сказал, чтобы я не задумывался об этом. Вера есть – и все тут!

 

Я видел Гениного духовника, который приехал из Енисейска на похороны Гены. Гена в этом плане был правильным человеком, жил по вере. Вспоминается мне Гена в переплетении своих житейских проблем. Он был правильным, он всегда требовал порядка на работе. Я все время думаю: узнаем ли мы истину о его смерти?

 

Анатолий Алексеевич Ромашов, почетный гражданин ЗАТО

 

г. Железногорск

 

У него всегда было много идей

 

Геннадий Мельников был хорошим человеком. Мы познакомились с ним примерно в 1985 году, хотя виделись и раньше, приветливо кивали друг другу. Реальное знакомство состоялось в кабинете главного врача МСЧ-51 А. С. Потуремского. Меня только что назначили зам. директора ГХК, и я начал разбираться с «наследством», в том числе со строящимся стационаром на 610 коек. Вопросов по нему было огромное количество. Типовой проект не был нигде реализован, а начали строительство в Новосибирске, Красноярске, Сосновоборске и Железногорске. Стройки замерли везде, так что некуда было съездить посмотреть.

 

Надо отдать должное нашим докторам: под руководством Александра Степановича Потуремского врачи по каждому направлению высказывали много предложений, и нужно было исправить ошибки и недоработки проекта.

 

Вот тогда мы и познакомились близко с активным доктором Геннадием Яковлевичем Мельниковым.

 

Доктора устроили настоящую ревизию проекта. Практически весь перечень оборудования претерпел изменения: появились новые рентген-аппараты, аппараты УЗИ, оборудование хирургии, переливания крови и т. д. Мельников убедил меня, а потом и проектировщиков, в необходимости установки барокамер. Все это привело к значительному удорожанию проекта и, естественно, к проблемам с Минфином. Но Потуремский и Мельников были так убедительны, что мы преодолели все трудности. Были очень дорогие решения: барокамеры, отделка коридоров алюминием, обустройство вестибюля, приобретение современного оборудования.

 

Удалось убедить министра выделять в течение 3-х лет по 70 тысяч долларов на приобретение импортного оборудования, в то время это были большие деньги. Геннадий Яковлевич активно занимался этими делами.

 

Наше общение стало постоянным, и отношения постепенно переросли в дружеские. Он относился ко мне, как к старшему товарищу. И если я в чем-то не соглашался с ним, он никогда не обижался. Наша дружба развивалась, несмотря на изменения наших статусов.

 

В 89-90-х гг. мы пригласили в город академиков Ильина и Седых по проблемам ликвидации радиационных аварий, они также занимались проблемами участников ликвидации аварии 1957 г. на «Маяке». Эти контакты продолжались года три-четыре. Мельников готовил проекты договоров с ними.

 

В это время мы совершали с ним совместные прогулки по вечерам по улице Андреева, от Дома быта до ул. Горького. Проходили за вечер по 4-5 км, гуляли 1,5 часа. Иногда ходили до площади Победы и назад, это уже 8 км. И однажды во время прогулок я ему предложил заняться наукой – общаться с акадмиками, поднимать собственный уровень компетенции. Вскоре Мельников занялся подготовкой кандидатской диссертации, которую позже успешно защитил. Так он вошел в науку.

 

У него всегда было много идей – так появился томограф, потом магниторезонансный томограф, потом установка гемодиализа, кабинет интенсивной терапии в роддоме и многое другое.

 

Когда я стал работать в Законодательном Собрании Красноярского края, я всячески содействовал ему в укреплении связей с краевой медициной. Геннадий часто бывал в моем кабинете и всегда имел возможность за чашкой чая встретиться с любым работником Министерства здравоохранения края и Минфина края и изложить проблемы здравоохранения г. Железногорска, получить рекомендации и поддержку.

 

Когда он перешел работать в краевую железнодорожную больницу, он столкнулся со сложной ситуацией. Мы часто встречались, практически каждую неделю он приходил ко мне.

 

За многие годы общения у нас не было напряженных периодов. Очень много вопросов решалось в бане, там не было закрытых тем.

 

Геннадий Мельников – это часть моей жизни, мы были рядом на протяжении многих лет. Это была настоящая дружба, которая живет теперь в моих воспоминаниях…

 

Мне его не хватает.

 

Продолжение






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2017

Соглашение на обработку персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.