18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Мифы о памяти

Фото Суицид: взгляд с позиции психологии и психиатрии

Фото Суицид: заболевание или норма?

Фото Анорексия – причины, симптомы и лечение

Фото Научитесь слушать своего ребенка сегодня, чтобы избежать самого страшн...

Фото Хочу любви! Как правильно загадать желание и выбрать нужного партнера

Фото Карательная психиатрия

Фото Психиатрическая помощь в Красноярске: структура, психиатрический учет

Фото Прошлое, настоящее и будущее: в какую эпоху вы хотели бы жить?

Фото Мысль материальна? Разбираемся, как это работает

Фото Борьба не на жизнь... Фебрильная шизофрения

Фото Страхи любви: чего боятся женщины, вступая в отношения


Групповые суициды: мифы и правда

    Комментариев: 0     версия для печати
Групповые суициды: мифы и правда

Начнем со статистики. «Статистика – это наука, она не терпит приблизительности», – говорила героиня некогда популярного фильма. Чем же статистика может помочь нам?

 

Общую статистику по суицидам в России я уже приводил. Она не утешительна в том плане, что цифры высоки, но оптимистична в том, что имеется отчетливая положительная динамика.

Теперь поговорим о статистике подростковых суицидов. Поговорить о ней надо, потому что когда заходит речь о «группах смерти», то статистика почти всегда появляется, но порой совершенно удивительная и с еще более удивительными выводами.

 

Так уполномоченный по правам ребенка в России А. Кузнецова отметила существенный рост подростковых суицидов в 2016 г. и четко обозначила его причину – «лавинообразное распространение «групп смерти»». А вот полицейские приводят другие данные: рост есть, но не столь уж существенный, а доля всего, что связано с интернетом («групп смерти» в частности, но и не только их) среди причин суицидов подростков не превышает 1-3%.

Кому верить? А бог его знает, наверное, кому больше нравится.

 

Статистические данные по подростковым суицидам в России за последние годы, высказанные разными лицами, растиражированные в разных статьях, взятые из разных источников и т.п., выглядят следующим образом (абсолютные числа):

 

2011 г. – 728 (источник неизвестен, ссылка на росстат)

2011 г. – 1453 (источник неизвестен, но ссылка, что характерно, также на росстат)

2012 г. – 653 (источник неизвестен, ссылка на росстат)

2013 г. – 461 (глава СК РФ В. Маркин)

2013 г. – 567 (источник неизвестен, ссылка на росстат)

2014 г. – 461 (источник неизвестен, ссылка на росстат, и даже конкретно на «Демографический ежегодник 2015», в котором, однако, такой информации не содержится)

2014 г. – 591 (источник неизвестен, ссылка на росстат)

2014 г. – 936 (источник неизвестен, ссылка на росстат).

2015 г. – 460 (глава СК РФ В. Маркин + эту же цифру приводят некоторые источники со ссылкой на росстат)

2015 г. – 685 (МВД в лице зам. начальника ГУ МВД по обеспечению охраны общественного порядка В. Гайдова)

2015 г. – 769 (источник неизвестен, ссылка на Минобрнауки)

2015 г. – 824 (источник неизвестен, ссылка на росстат)

2016 г. – 350 (глава СК РФ В. Маркин, но это число он озвучил в августе 2016, по какой месяц он учел статистику неясно).

2016 г. – 760 (МВД в лице В.Гайдова)

2016 г. – 860 (вице-спикер Госдумы И.Яровая)

 

Как видно, во многих случаях первоисточник установить невозможно, информацию сопровождают комментарии типа: «по данным росстата», «по данным официальной статистики» и т. п. Складывается ощущение, что данные эвфемизмы используются вместо фразы: «Откуда взяты эти цифры, неизвестно, возможно мы просто придумали их из своей головы, однако нам они нравятся, и мы считаем, что они весьма подходят для иллюстрации нашей статьи». Характерно, что разные заинтересованные лица умудряются неведомым образом выкопать в недрах росстата совершенно разные данные. В то время как на официальном сайте этой организации никакой информации о количестве подростковых суицидов за последние годы нет. Совсем.

 

Будучи представленными в виде графика, вышеприведенные данные приобретают следующий вид:

 

 

Почему данные так разнятся? Как минимум потому, что разные источники по-разному понимают возрастные границы подросткового возраста. А еще суициды можно по-разному считать, например, часть из них фиксировать как ДТП или несчастные случаи. Или наоборот. Но только этим такой разброс все равно, мне кажется, не объяснишь, следовательно, надо понимать, что кто-то искажает данные, попросту говоря, врет. Кто именно, я не знаю, потому что однозначных официальных данных найти не удается (собственно, многие из тех что имеются, одинаково официальные, так как сообщаются вполне официальными государственными источниками, вот только как им верить, если они такие разные...). Отсутствие однозначности в вопросе официальной статистики, на мой взгляд, само по себе симптоматично.

 

Тем не менее, несмотря на разброс цифр, никакого явного всплеска подростковых суицидов за последние годы не усматривается. Имеются некие флуктуации, в которых скорее усматривается тенденция к снижению. А если мы возьмем данные за более ранние годы, от начала нулевых, то эта тенденция будет совершенно отчетливой и недвусмысленной.

 

И, тем не менее, с подростковыми суицидами, как и суицидами в целом, у нас все совсем не радужно, их уровень в 2-3 раза выше среднемирового. Без всяких «групп». Хотя тенденции, как по суицидам в целом, так и по подростковым в частности, положительные. То есть, по большому счету, тенденции по суицидам одинаковые, как по подростковым, так по остальным.

Это была статистика, запоминаем ее и двигаемся дальше.

 

Что такое «группы смерти»? Первый уровень понимания: страшная секта

 

В соответствии с наиболее распространенной точкой зрения, «группы смерти» – это некая секта, куда подростки попадают и не могут выйти, потому что там их запугивают, а также психологически обрабатывают разными методами, включая нейролингвистическое программирование и 25-й кадр (об этом напрямую заявляют в интервью некоторые якобы психологи). «Группы» действуют в интернете, в частности, в соцсетях, в частности, ВКонтакте. Цель «групп смерти» – заставить вовлеченных подростков совершить суицид. Тем или иным способом. И желательно обеспечить фиксацию его на видео с последующим выкладыванием в сеть (для этого не обязательно нужны сообщники, есть программы, которые это сделают; впрочем, это не обязательное условие). Вероятно за «группами смерти» кто-то стоит, какие-то враги нашей страны, а может враги человечества (или даже Враг с большой буквы), они достаточно могущественны, раз развернули такую сеть, используют такие профессиональные методы доведения до суицида, вкладывают деньги в создание роликов и картинок суицидальной тематики.

 

«Групп смерти» много. Кроме пресловутого «Синего кита» существует еще большое количество подобных – «Тихий дом», «Море китов», «Позвони мне в 4.20», «f57» и т.д. и т.п. Обычно все это валят в одну кучу, хотя если копаться, то увидим, что между ними есть разница, но для нашей темы это не так уж важно, не будем забивать голову. Разные «группы» то появляются, то исчезают, их закрывают, они возрождаются снова под другими именами. В общем они получили название «групп смерти» (изначально имелись в виду группы в социальным сетях, прежде всего ВКонтакте). Они вовлекают детей и подростков от 10 до 18 лет (а, впрочем, и лиц более старшего возраста, например, таких как 20-летний парень пришедший на передачу к Гордону 04.03.17) и при помощи разных методов доводят их до самоубийства. Кроме групп есть, судя по всему, и одиночки, которые этим занимаются. Гражданин, который общается с вовлеченным подростком и пытается его довести, называется куратор. 

 

«Группы смерти» активно используют «китовую тематику», поскольку кит – это якобы единственное млекопитающее (кроме человека), которое добровольно сводит счеты с жизнью (выбрасывается на берег). На самом деле киты (и другие китообразные) выбрасываются на берег не из суицидальных побуждений и не в знак протеста против загрязнения природы, а из-за сбоя в их системе природной эхолокации (в том числе вследствие антропогенных воздействий), под влиянием внешних факторов, например, таких, как нападение хищников, или случайно. Оказавшийся на берегу кит и рад был бы вернуться в океан, но не может, и ему остается только издохнуть. Ничего романтичного в этом нет. Применительно к нашей истории «китовую тему» запустил в оборот некий гражданин по кличке Море Китов (настоящее имя, предположительно – Челов Филипп) в 2015 г., хотя разные суицидальные сайты и группы существовали в интернете с незапамятных времен.

 

Известность «группы смерти» получили после статьи в «Новой газете» от 16.05.16 г. (автор: Мурсалиева Галина), в центре которой – самоубийство 12-летней девочки Эли (настоящее имя – Давыдова Ангелина, жительница г. Рязань), которая 25.12.15 г. выпрыгнула с 14 этажа под влиянием «групп смерти». Статья построена в форме расследования, проведенного матерью погибшей, результатом которого стала поразительная информация: в нашей стране действуют «группы смерти», существующие в социальных сетях (в частности, ВКонтакте), которые намеренно доводят детей до суицида, на их счету уже 130 смертей (как получена эта цифра, можно только догадываться), они действуют профессионально, «со знанием психологии», «системно, планомерно и четко», за ними стоят неизвестные люди с непонятными целями.

 

В статье также упоминается самоубийство другой девушки – 16-летней Рины Паленковой (настоящее имя – Камболина Рената, жительница г. Уссурийск). Она покончила с собой раньше, 23.11.15 г., положила голову на рельсы перед поездом, накануне написала сообщение приятелю под заголовком «Ня. Пока» со своей фотографией. Это сообщение вместе с фотографиями Рины (Ренаты) до и после смерти вскоре попало в интернет и вызвало ажиотаж. Почему так случилось, я еще скажу.

 

Также упоминается 15-летняя Аня (настоящее имя – Кузнецова Диана), покончившая с собой «в том же городе» (Рязани) «на 15-й день после гибели Эли» (09.01.16 г.).

 

Показательно, что однозначных данных, которые бы свидетельствовали о связи самоубийств девочек с «группами смерти» в статье «НГ» не приводится. Приводится много разнообразных цитат из контента на страницах «групп» и переписки с их лидерами от имени подставных лиц. Данных общения погибших с кем-либо из «групп», которые могли бы указать на явную связь произошедших трагедий с «группами» не приводится (а, казалось бы, почему не привести, если есть такие данные). 

 

В статье «Новой газеты» были упомянуты все главные герои и основные названия, которые заполняют собой новостные ленты и по сей день.

 

Здесь звучат имена основных фигурантов со стороны «групп»: Филипп Лис (настоящее имя – Будейкин Филипп Александрович, 1995 г.р., он будет арестован 15.11.16 г.), Мирон Сетх (настоящее имя неизвестно), Ева Рейх (настоящее имя, предположительно – Куюкбаева Алина, 2002 г.р., жительница г. Омск, она будет задержана в мае 2016 г.; по другим данным за этим псевдонимом скрывалась некая Юлия, дальнейшая судьба неизвестна; возможно, что в разное время от этого имени выступали разные личности, впрочем, все это не так уж важно). Тут надо отметить, что, поскольку имена в сети можно брать себе какие угодно, то в точности установить, какая из личностей за каким именем (ником) скрывается, сложно; не исключено, что от имени одно и того же сетевого персонажа в разное время могли писать разные люди, а от имени разных – один (например, в статье «Новой газеты» утверждается, что Мирон и Ева – один человек).

 

Здесь же (в статье «НГ») упоминается книга Стейс Крамер (настоящее имя Холодова Анастасия, жительница г. Астрахань) под название «50 дней до моего суицида», говорится что Аня и Эля читали эту книгу перед тем, как покончить с собой.

 

Здесь же приводится загадочный знак, «групп смерти», который в статье назван «Оно» (поскольку в нем можно увидеть эти буквы).

 

Здесь же упоминаются методы, при помощи которых детей готовят к суициду – это некие игры, задания, разгадка ребусов, раздача номеров, включение счетчиков, которые отсчитывают время до смерти и т.п.. В статье обо всем этом говорится весьма сумбурно, но с какого-то времени (примерно с середины 2016 г., хотя точно установить трудно) стали появляться «группы смерти», использующие эту тактику уже в виде четких, сформированных и отработанных алгоритмов – они предлагают вовлеченным квест из 30 либо 50 заданий, которые выполняют роль психологической подготовки к суициду (последнее задание: «Убей себя!»), они также «пробивают» IP-адреса вовлеченных и используют эту информацию для запугивания тех, кто намеревается выйти из игры до срока (в стиле: «Мы знаем, где ты живешь, мы следим за тобой, если не будешь слушаться, мы убьем тебя, твоих родителей, твоих близких»). Задания квеста составлены (как считают некоторые) очень профессионально, они заставляют человека постепенно переламывать, подавлять свой инстинкт самосохранения, привыкать к суицидальным действиям. Так, вовлеченных заставляют наносить себе порезы на теле, выцарапывать на разных местах китов, подниматься на крыши, на краны, лежать на рельсах и т.п., все эти действия необходимо фиксировать на фото/видео и выкладывать или отправлять «куратору». Также вовлеченных заставляют прослушивать музыку и просматривать видео, которое усугубит их депрессивное состояние, романтизирует тему суицида. Все задания желательно выполнять не раздумывая, немедленно, часто для их выполнения (или по крайней мере для получения) используется время 4.20 утра (когда, как утверждается, человек находится в сонном состоянии, его критические способности приглушены, а внушаемость повышена). Оговаривается строгая секретность – никому, ни друзьям, ни родным нельзя ни о чем рассказывать.

 

Статья «НГ» и последовавшие за ней публикации и передачи других СМИ заложили понимание «групп смерти» как секты (сект), хорошо организованной и кем-то руководимой. А также идею того, что жертвой «группы» может стать абсолютно любой подросток, он случайно или по каким-то причинам попадает в «группу» и все, обратного пути нет, причем родители и прочие окружающие до последнего момента могут ничего не замечать.

 

После выхода статьи темой заинтересовались все, о «группах» стали повсюду говорить и писать. Количество их и их жертв стало расти (в том числе есть жертвы и в Красноярске) и все это продолжается по сей день. 

 

Что такое «группы смерти»? Второй уровень понимания: не так уж все и страшно

Когда мы пытаемся представить «группы смерти» как некую секту, то у нас сразу должны возникнуть два вопроса: кто и зачем ее создал и управляет ею.

 

Собственно, сама мысль о том, что «группы» созданы для какой-то общей цели и имеют какое-то общее управление (пусть не в виде прямых указаний, которые лидеры «групп» получают от кого-то, это маловероятно, но в форме бесструктурного управления) является большим допущением. Нет, дело не в том, что это невозможно. Мне думается, что возможно, таинственные кукловоды могут подталкивать кураторов к нужным действиям, подсказывать им нужные идеи, подбрасывать нужный, качественно сделанный контент, благо сеть, где большинство героев анонимны, дает для этого все возможности. Теоретически. Вопрос в другом. В том, что нет доказательства существования таинственных кукловодов, а все происходящее можно вполне объяснить и без их участия. И поэтому таинственные кукловоды отсекаются «бритвой Оккама» (принцип, призывающий не вводить новые сущности для объяснения чего-либо, если для этого достаточно уже имеющихся).

 

Кто же (если мы все-таки сделаем допущение, наплевав на философское наследие старины Оккама) может стоять за группами и для чего они могут быть нужны? Может за группами стоят наши «партнеры по политическому процессу»? Ну, США, например? Целый ряд деятелей уже заявили, что обнаружили за «группами» тени вражеских спецслужб (американских, украинских и т.п.). А для чего им (вражеским спецслужбам) это? Социальная дестабилизация? Вряд ли, масштаб мелковат. «Геноцид русского народа» (тоже один деятель ляпнул) и все такое? Извините, это даже не смешно. Никакого всплеска массовой смертности деятельность «групп» не вызывает. Нас успешно геноцидит наша собственная власть, сокращая льготы, уничтожая образование и медицину, культуру и экономику. В масштабах этого деятельность «групп» выглядит даже не мышиной, а какой-то микробной возней. Что еще вражеским агентам может быть от нас надо? Отработка каких-то новых способов ведения информационной войны? Каких и почему в России? А, может, «мировые террористы» стоят за «группами»? Опять же зачем? Теракт должен быть авторизируем, а у нас разрозненные группы. Традиционные цели терактов тут даже близко не достигаются. Хоть так, хоть этак – ерунда получается.

 

А, может, наши собственные спецслужбы стоят за этим? И цель тут более явная просматривается: отвлечь внимания электората от реальных проблем (хотя бы от реальных причин детских суицидов, по которым ситуация у нас все же неблагополучна), создать виртуального врага и забороть его для повышения рейтинга, воспользовавшись ситуацией «закрутить гайки», урезать гражданские свободы и прочее... Так, вроде бы, для всего этого есть способы попроще и понадежней – борьба с терроризмом, например. Впрочем заинтересованные силы, можно не сомневаться, воспользуются шумихой вокруг «групп» – и закрутят, и придавят, и урежут, наведут шороху в интернете, продвинут еще на шажок ювенальную юстицию и т.п. И тут возникают следующее соображение: если за созданием «групп» никто и не стоит, то вот за созданием вокруг них массовой истерии вполне кто-то стоять может. На этом в рассуждениях остановимся.

 

А, может, это какие-нибудь маньяки, сатанисты, просто злодеи? Им особых причин вообще не надо – они просто делают плохие вещи, потому, что они плохие. Однако, в существование могущественной организации маньяков и сатанистов верится слабо – и здравому смыслу это противоречит (если только не верить в Сатану, как в реального деятеля с рогами и вилами) и фактов о существовании такой организации нет (не только же ради создания «групп» они собрались).

 

В общем, не складывается идея с таинственными кукловодами в нечто внутренне непротиворечивое и заслуживающее доверия. Я бы вообще об этом не стал говорить, если бы такие теории не были популярны и если бы не еще некоторые моменты, о которых я скажу в следующем разделе. Кстати, все конспирологические теории не соответствуют «критерию Поппера» (подразумевающему необходимость существования методологической возможности опровержения теории путем какого-либо эксперимента) – если мы верим в таинственных кукловодов, то все доказательства их отсутствия мы может смело интерпретировать как свидетельство их хитроумности, умения маскироваться и т.п. Сторонники этих теорий так и делают. Мы к ним примыкать не будем.

 

Впрочем, отсутствие таинственных кукловодов вовсе не мешает нам относиться к «группам» как к опасному социальному явлению. Этот вопрос должен быть рассмотрен отдельно. Насколько рационально и оправдано такое отношение?

 

Чтобы ответить на этот вопрос для начала укажем на некоторые моменты, а потом непредвзято проанализируем имеющиеся у нас факты о «группах». 

 

Момент первый: анализируя доступную информацию о «группах», невозможно не отметить, что СМИ подают ее в значительно преувеличенном, приукрашенном и приустрашенном, излишне драматизированном и т.п. виде. 

 

Момент второй: Для родителя, потерявшего ребенка в результате суицида, психологически комфортнее видеть причины этого в деятельности могущественных врагов, чем в собственных ошибках, дефектах воспитания и т.п. Звучит жестоко, но это констатация факта – свалить все на «группы» проще, чем признать проблемы, в которых ты сам частично виноват.

 

Момент третий: Человечество знает немало примеров массовой истерии, связанной с охотой за невидимым врагами. Маккартизм, шпиономания, наконец, «охота на ведьм» с ее многочисленными рецидивами. Кстати последний из них, явление, получившее название SRA (Satanic Ritual Abuse), и по времени и по сюжету очень близко к нашей истории. Речь идет о распространившейся в США в 80-х гг. ХХ века массовой истерии по поводу всемогущей сатанистской мафии, захватившей весь мир и Америку в частности, регулярно проводящей кровавые ритуалы, приносящей в жертву тысячи людей и т.п.; явление приняло такой масштаб, что ФБР было вынуждено провести специальное расследование с написанием подробного отчета. 

 

Момент четвертый: Каких-то статистических данных (напоминаю), которые бы позволяли говорить о повышении количества подростковых суицидов в России с 2015 г. (начало истории «групп») нет. Хотя в целом статистика по суицидам, в том числе подростковым, у нас неутешительная. Количество жертв «групп» остается неизвестным. Самая большая цифра (130 погибших) была приведена в статье «НГ», откуда она взялась, никто не знает. При этом после ареста Ф.Будейкина (Лиса) вначале прошла новость, что ему инкриминируется 15 эпизодов, в дальнейшем же стало известно, что обвинение официально предъявлено всего по двум (по одному эпизоду сразу, и через время еще по одному). Зная особенности работы правоохранительных органов в России, можно с уверенностью сказать, что уж если попался потенциальный серийный преступник, то на него постараются повесить все, что только можно, включая, если получится, выстрел «Авроры» и поджог Рейхстага; столь явная неспособность следствия собрать улики против Будейкина заставляет серьёзно усомниться в реальности массовых жертв «групп». Сколько эпизодов дела Будейкина дойдет в итоге до суда неясно, судя по косвенным данным (а других нет) следствие буксует. Неясно и то, по каким критериям записывать погибшего в жертвы «группы». Некоторые «борцы с китами» все суициды, о которых им становится известно, записывают на счет «групп». Это неправильно. 

 

А теперь дайте анализировать факты. В хронологическим порядке.

 

Сообщества суицидальной тематики были в интернете всегда. С момента его появления. Причем в 90-е годы, когда никакой цензуры не существовало от слова «совсем», в этих сообществах публиковались различные пособия на тему того, как лучше всего с собой покончить, как правильно резать вены, чем травиться, как прыгать чтоб точно убиться, психически неполноценные граждане делились в форумах своим опытом на эту тему и т.п. Сейчас такого все же нет. О связи интернет-сообществ с реальными суицидами впервые заговорили в начале нулевых. Первоначально это была Япония и Южная Корея, потом США. Группы в соцсетях подобной тематики существовали также с момента появления соцсетей. Кроме того пропаганда суицида активно встречается в творчестве ряда деятелей массовой культуры (музыкантов, певцов), в сериалах, фильмах и компьютерных играх. Где в совершенно неприкрытом виде присутствует также и пропаганда употребления алкоголя и наркотиков, половой распущенности, агрессивного поведения и многих других нехороших вещей. Но до определенного момента это все никого особо не волновало (а большая часть из перечисленного не волнует никого и сейчас). Почему же пропаганда суицида в «группах» вдруг стала так всех беспокоить? Ведь, как сказал один из участников передачи «Время покажет»: «Всплеска суицидов не произошло, произошел всплеск интереса к ним». Давайте разбираться.

 

Началось все с фотографий Ренаты «Ня-Пока» Камболиной, которая свела счеты с жизнью путем положения головы на рельсы. И с гражданина Будейкина, который выложил эти фотографии в своей группе (куда и до этого выкладывал разные фотографии с трупами, казнями и прочими такими вещами). А затем начал нагонять таинственности на посетителей, неся разную глубокомысленную околесицу, выдумав мистический символ «Оно» (скопированный им с логотипа производителя женского белья – латвийской фирмы «Vova») и т.п. И с еще одного гражданина, известного под псевдонимом Море Китов (настоящее имя, предположительно – Челов Филипп), который примерно в это же время создал группу, куда привлекал склонных к суициду подростков, называл их «китами» и раздавал им порядковые номера. Каковы мотивы Будейкина? Как он сам говорил – просто хотел раскрутить свою группу. Каковы мотивы Моря? Как он сам говорил – хотел помочь склонным к суициду, не дать им совершить этот шаг. Можно ли верить Будейкину? Скорее, да. Морю? Скорее, да. Призывал ли Будейкин к суициду? Скорее, да, он нагородил столько разной околесицы, что среди нее можно найти и такое, что легко истолковывается как призывы к суициду. Зачем он это сделал? Потому что придурок. Плюс без определенных моральных установок. Искал дешевой популярности. Призывал ли Море к суициду? Скорее, нет, во всяком случае если и призывал, то достаточно быстро одумался (испугался) и сменил активность на прямо противоположную. Разобраться, впрочем, сложно. Есть данные (в том числе собственные слова Челова-Море в одном из более ранних интервью), что первоначально он также баловался размещением суицидального контента и написанием загадочной чуши, вполне в духе Будейкина и К°, и вероятно с теми же мотивами. Тоже тот еще деятель.

 

Дело еще осложняется тем, что на некотором этапе Море от греха подальше свернул свою «китовую» деятельность, а Будейкин начал вещать от его имени. И также позаимствовал у него идею раздачи номеров. А другие неизвестные граждане временами пытались вещать от имени Будейкина. Поскольку в сети все скрываются за псевдонимами (никами), понять, кто есть кто, порой нелегко. Но эти нюансы, как представляется, не так уж важны.

 

А еще 8 декабря 2015 г. состоялся флэшмоб «самовыпил», который некоторые «расследователи» до сих пор считают актом массового суицида (а другие вообще о нем не знают). Суть его в том, что ряд пользователей ВКонтакте в этот день вывесили на своих страницах информацию о своих якобы суицидах, местами снабдив ее фейковыми (подложными) фото и видео. И иные из них после этого на время перестали пользоваться страницами, чтобы все выглядело реальнее. Потом они воскресли, всех удивив. Кто за этим в точности стоял, разобраться трудно, но, насколько можно понять, Будейкин, в частности, руку приложил. А кроме него еще другие граждане, оставшиеся неизвестными. Наверное, этими подробностями сейчас занимается следствие. Какова была цель этой акции, тоже неясно. Как минимум кто-то пропиарился, увеличил популярность своих групп и страниц, вполне вероятно, что это и была основная цель. Еще говорят, что это была акция направленная против подростковых суицидов (Какая связь? – спросите вы. Я тоже не в курсе). Еще говорят, что это было наказания для не прошедших некий квест (может и так, но, по меньшей мере, часть участников примкнула к акции просто за компанию). В общем ясности мало, но, опять же, и принципиального значения подробности этой акции не имеют. 

 

Далее погибает девочка Ангелина (она же Эля – в статье «НГ») из Рязани, а вслед за ней девочка Диана (она же Аня – в статье «НГ») тоже из Рязани. Родители Ангелины начинают «расследовать» причины суицида и находят у нее на компьютере 800 с чем-то страниц суицидального контента (что бы под этим не подразумевалось; мама призналась в этом в передаче «Время покажет»). На минуточку остановимся. О чем это говорит? О том, что суицидальные мысли у девочки появились задолго до Будейкина и «китов». А родители по какой-то причине этого не замечали. Но вот когда девочка погибла, родители, насколько можно судить, целиком посвятили себя «расследованию», постепенно перешедшему в борьбу с «группами смерти». И психологически их легко понять. В «расследовании» к родителям Ангелины присоединились родители Дианы – мать девочки Кузнецова Лариса и ее муж Пестов Сергей Владимирович, бывший работник правоохранительных органов. Пестов вскоре, судя по всему, стал лидером группы «расследователей». В январе 2016 г. Пестов, Кузнецова и Давыдова основали общественную организацию «Спасение детей от киберпреступлений». Продолжая свое «расследование» они стали посещать разные суицидальные сообщества, включая те, которыми рулили Будейкин и Море, и где болтались всякие другие (Куюкбаева-Рейх, Мирон Сетх и т.п.). Общались ли погибшие Ангелина и Диана непосредственно с кем-то из этих персонажей неизвестно. Напрямую об этом никто не говорит (а, думается, было бы что сказать – сказали бы).

 

Пока же Пестов и его единомышленники активно «расследуют» деятельность «групп», Будейкин, которому суждено стать в этом «расследовании» главным фигурантом, ни о чем не подозревает, зарабатывает лайки, общается с кем попало, пишет разную ерунду, размещает в своей группе суицидальный контент, в марте инсценирует собственный суицид (вероятно, снова для повышения популярности – зачем еще?).

 

И тут этим делом заинтересовались СМИ. В частности «Новая газета», журналист которой Дмитрий Плоткин внезапно оказался по совместительству помощником прокурора Рязанской области (а еще он писатель и поэт). Пестов обратился в прокуратуру с результатами своего «расследования», там познакомился с Плоткиным и заинтересовал его. Что неудивительно: интернет-диверсанты доводят детей до суицида – для СМИ это «жареная тема», никак нельзя упустить. И «НГ» в лице журналистки Мурсалиевой с энтузиазмом, достойным лучшего применения, за тему взялась. И в мае 2016 г. появилась знаменитая статья. А вскоре после нее репортаж Рен-ТВ. А до этого (в марте) была еще передача «Человек и закон», но ее народ почему-то не заметил, так что история начала раскручиваться не с нее. Статьи и передачи содержали минимум полезной и достоверной информации, но максимум эмоций и нагнетающих панику намеков (в частности о 130 погибших, первоначально это данные из «расследования» Пестова, а как он их получил – неизвестно). И это вызывало резонанс в сердцах и умах (думается, все же больше в сердцах) людей. И вот тут-то все по-настоящему и началось. Тогда же в мае Будейкин и Море дали интервью «Ленте.ру», где попытались объяснить, какое отношение они имеют к происходящему, но их мнение никому не было интересно. Это интервью мало кто слышал (в основном журналистами использовался только отрывок из него, где Будейкин говорит, что он просто хотел раскрутить свою группу).

 

А социальное явление под названием «группы смерти» стараниями журналистов (именно стараниями журналистов в первую очередь) продолжало набирать известность и популярность. И продолжает до сих пор. Параллельно набору популярности явление стало расти вширь, усложняться, становиться многогранным и разнообразным. Стали как грибы появляться новые «группы» (и одиночки) – различным придуркам захотелось славы и власти над человеками. Стали появляться «охотники на кураторов», те кто «троллил» кураторов (издевался над ними в переписке) и тем обретал популярность. Стали появляться группы противодействия «группам смерти» и группы поддержки, воюющие с группами противодействия. До кураторства добрался кто-то с образованием психолога, и появился список заданий из 30-50 пунктов. Какой-то умник придумал рассылать родителям подростков по Вайберу «письма счастья» якобы от имени полиции, где сообщалось, что группа «Синий кит» готовит массовый суицид, а испуганные родители (и даже школьные учителя), естественно, стали пересылать их друг другу, увеличивая панику. И прочая, прочая.... «Группы» стали расползаться из России по близлежащим странам – сначала Украина, Белоруссия, Казахстан, потом Болгария, Финляндия, Италия... Стали также появляться способы заработка на «группах», куда же без этого – одни предлагали посвятить в «кураторы» за деньги, другие – помочь выйти из игры опять же за деньги, третьи на каком-то этапе игры требовали у участников интимные фотографии, которые затем использовали для шантажа с целью вымогательства денег и т.п. Ну и, конечно, только ленивый не попытался заработать популярности, проведя «собственное расследование» деятельности «групп» или поделившись своими рассуждениями на эту тему. Этим погрешили все, от блогеров UTube до ведущих центральных телеканалов. И ваш покорный слуга, вот, тоже не исключение. И стали появляться жертвы – уже реальные, те, суициды которых можно четко связать с «группами». Хотя, повторяю, и точное число их неясно, и критерии отнесения к этой категории размыты (если подросток склонен к суициду, он ищет и находит «группы», но не в них дело; в то же время «группы» действительно способны подтолкнуть к последнему шагу, тех, кто возможно его и не сделал бы, об этом я еще скажу). 

 

Будейкин же, внезапно ставший звездой, поначалу испугался и начал активно отмазываться и делать вид, что он ни при чем. Но потом, видя, что никто за ним не приходит, он потихоньку осмелел и снова взялся за старое – писал разную чушь в сети, пиарился, наслаждался интересом к своей персоне, приписанной ему ролью лидера страшной секты постепенно начал гордиться. В ноябре 2016 г. он дал интервью порталу «Санкт-Петербург.ру», где нагородил разнообразной околесицы, какая только взбрела ему в голову, в частности, назвал пострадавших подростков «биомусором», себя – великим гуру, способным воздействовать на людей (например, гипнотизировать их через Skype), а Ренату Камболину – своей первой жертвой. Через пару дней после этих словоизлияний его и повязали.

 

Да, под воздействием бурлящей общественности через полгода после выхода статьи «НГ» наконец проснулись правоохранительные органы и разные другие инстанции! Результатом стало блокирование «групп» в интернете (по эффективности сравнимое с отрубанием голов Лернейской гидры), задержание Куюкбаевой-Рейх (которая оказалась 14-летней школьницей) и арест Будейкина-Лиса. Почему взяли именно их? Потому, что явно назрела необходимость кого-то взять, а эти двое с самого начала мозолили всем глаза. Вот и стали козлами отпущения. Впрочем, поделом им, нисколько не жалко, особенно Будейкина. Ему на данный момент шьют дело из двух эпизодов по ст. 110 УК РФ (посмотрим, чем это закончится), а Куюкбаеву, наверное, отпустили, ведь на момент совершения инкриминируемых деяний (если было, что инкриминировать) ей еще не было четырнадцати (впрочем, точная ее судьба неизвестна). Других причастных (Мирона Сетха, Челова-Море) тоже, как говорят, проверяли, делали обыски, изымали носители информации. Но предъявить ничего не смогли. 

 

Поначалу правоведы жаловались на несовершенство законодательства – мол, статья 110 УК РФ, «Доведение до самоубийства», включает, в качестве обязательного компонента преступления, способ доведения – угрозы, жестокое обращение либо систематическое унижение, а поскольку в деятельности «кураторов» эти проявления часто отсутствуют, то и судить их по этой статье нельзя. Но потом эти жалобы как-то постепенно стихли, видимо правоохранители решили не заморачиваться столь дотошным следованием тексту статьи. И, кстати, говорят, что готовятся уже изменения в Уголовном кодексе.

 

После ареста Будейкина наступило непродолжительное затишье, но затем «группы» активизировались и все завертелось опять. В последние месяцы из разных регионов страны стали поступать сообщения, свидетельствующие о том, что и активность органов набирает обороты – тут начата проверка, там возбуждено уголовное дело, кто-то задержан, кто-то арестован. Подробностей этих дел СМИ не сообщают, наверное, если кого-то осудят, мы об этом узнаем и, наверное, в скором времени так и будет. И лично я этому могу только аплодировать – ублюдки, решившие поиграть с чужими жизнями, должны за это поплатиться, не важно, каковы их мотивы. Правда, я считаю, что ублюдки, раздувшие из своих корыстных соображений вокруг «групп» массовую истерию, которая и привела к росту их числа и числа их жертв, тоже должны платить. К этой мысли еще вернемся.

 

Что такое «группы смерти»? Третий уровень понимания: Все-таки страшная секта?

 

В предыдущем разделе мы показали, что «группы смерти» это не секта и не операция западных спецслужб, а социальный феномен, основной причиной которого явилась погоня некоторых граждан и изданий за популярностью, рейтингом и прибылью. «Группы» не являются какой-то страшной силой, число их жертв сильно преувеличено и, если бы не массовая истерия, этих жертв, возможно не было бы вовсе. Связь первых жертв (Камболина, Давыдова) с «группами» выглядит надуманной. Никаких технологий психопрограммирования, способных заставить любого совершить суицид, «группы» не используют, таких технологий (забегая вперед) вообще не существует. Иными словами, «группы» это зло, но не Зло с большой буквы, вгоняющее в ужас и трепет, в просто социальное зло, с которым можно и нужно бороться обычными методами.

Однако добросовестное отношение к теме требует указать на некоторые моменты, не совсем вписывающиеся в эту концепцию. Эти моменты включают непроверяемые факты и недоказуемые теории, скорее их следует списать на особенности человеческой психики и остающееся у некоторых желание видеть в «группах» нечто зловещее и ужасное. Делать на их основании далеко идущие выводы не следует. Но о них следует сказать.

 

Первое. Некоторые «группы», насколько можно понять, строятся по принципу многоуровневой либо ячеистой структуры, где один человек знает только ближайшее окружение или непосредственного «куратора» и никто не знает всей структуры. В частности, у некоторых «кураторов» есть свои «кураторы», которые присылают им списки заданий и даже указывают на конкретные жертвы. Сразу возникает мысль о «кураторе кураторов», который управляет всем процессом и таким образом воскрешаются теории о секте и таинственных кукловодах. Однако, надо понимать, что: А). Достоверность данной информации низкая, источник – откровения разных вовлеченных граждан, в частности бывших и действующих «кураторов», которые можно найти в сети; Б). Даже если информация достоверна, это никак не свидетельствует о существовании глобальной структуры и единого руководства, вполне вероятно, что кто-то просто пошел в играх чуть дальше, стал вербовать «кураторов», сам оставаясь неизвестным; В). Даже если появился гражданин (граждане), желающие создать на базе «групп» натуральную секту, вербовать «кураторов», давать им указания, оставаясь в тени и т.п., то надо понимать, что создать такую структуру (превышающую по масштабам группку в несколько человек с постоянно меняющимся составом) в виртуальном пространстве будет практически невозможно, по причине отсутствия у главарей инструментов контроля за членами, промывки их мозгов и вообще какого-либо реального воздействия на них. В настоящих сектах от «Свидетелей Иеговы» до «Гербалайфа» адепты находятся под постоянным контролем руководства, у них нет возможности внезапно соскочить и потеряться, отказаться от выполнения распоряжений руководства и т.п., я здесь не буду подробно анализировать инструменты, при помощи которых это достигается, скажу лишь, что они не работают дистанционно. У руководства виртуальной секты нет способа воздействия на адепта (пусть им известен IP-адрес адепта, но весьма немногие, даже среди подростков, поверят в то, что кто-то реально приедет к ним всех убивать), поэтому возможность создания такой структуры в принципе представляется маловероятной. Как я уже говорил выше, руководство «группами смерти» теоретически представляется возможным в форме бесструктурного управления, однако данных указывающих на это, нет, внятных мотивов, которыми могли бы руководствоваться гипотетические кукловоды, тоже найти не удается. Впрочем, информационные технологии на месте не стоят, кто знает, может феномен «виртуальных сект» еще себя проявит с какой-нибудь неожиданной стороны. Вероятно, эту информацию следует взять на заметку.

 

Второе. Несколько иной момент, это представление «групп смерти» не как секты (сект), где завербованные удерживаются за счет обмана, запугивания и промывки мозгов (психологических методов), а как организации, где вертикальные взаимоотношения строятся на материальной основе. Почему возникла такая мысль? Потому, что в марте 2017 г. С. Пестов на передаче «Мужское и женское» заявил (и ведущие подтвердили), что в «группах» производится скупка душ за реальные деньги. Некие неизвестные «администраторы» заключают договор «о покупке души» с кураторами, которым по договору за каждую загубленную душу выплачивается некоторая сумма, в частности озвучена была сумма в 19 000 руб за душу. Договор был продемонстрирован в передаче, он представляет собой «филькину грамоту», бессмысленную как с юридической точки зрения, так и с позиции христиано-иудейской мифологии, в рамках которой уместно рассмотрения понятия души и ее продажи. Тем не менее, упрощая, можем ли мы представить что существует некто, готовый платить деньги другим за то, что те доводят третьих до суицида? Думаю, можем, мало ли придурков с деньгами и без нравственных принципов. Можем ли мы представить, что это явление разовьется в нечто масштабное, о чем следует всерьез говорить по телевизору и пугать население? Думаю, нет. 19 000 не та сумма, чтобы купить всех с потрохами. Появись такие договоры, они тут же расползутся по сети, а адреса скупщиков станут общеизвестными. Поэтому я склонен рассматривать договор о покупке душ как мистификацию, состряпанную журналистами совместно с г-ном Пестовым. Но даже если я ошибаюсь и где-то сложились взаимоотношения придурка – «администратора» с придурком – «куратором», в результате чего один стал пытаться довести подростков до суицида, а другой ему за это платить (и все свои взаимоотношения они обсуждают онлайн, подписывают договоры с указанием ФИО и т.п.), то это будет единичный тандем, который просуществует недолго. До тех пор, пока не появится возможность повесить на него хотя бы одно реальное преступление, а появится она возможно даже раньше, чем это преступление будет совершено. Точно так же появляются время от времени то там, то сям группки «сатанистов», представляющие собой компании малолетних недоумков, которые кучкуются вокруг лидера, нередко страдающего психическим заболеванием. К сожалению, пока они развлекаются пьянками, оргиями и мелким хулиганством, те, кому положено по службе, на них порой не обращают внимания, позволяя им воображать себя крутыми сатанистами, которым благоволит сам дьявол. Если же они доходят до серьезных преступлений, в частности убийства (увы, такие случаи имеются), их деятельность быстро прекращается, а сами они распределяются по колониям и сумасшедшим домам.

 

Третье. С самого начала истории «групп» и по сей день многие люди высказывают мысли о том, что подростки совершают суицид не сами, «кураторы» им в этом помогают. Сталкивают с крыш, в частности. Или, во всяком случае, контролируют этот процесс, возможно фиксируют на видео. Какие доказательства приводятся?

 

Во-первых, в ряде случаев, со слов родственников, жертвы не планируют суицид заранее, совершают его внезапно на фоне внешнего благополучия. Например, девочка собиралась готовить ужин, подготовила продукты, вдруг пошла и прыгнула с крыши; девочка сказала родным, что отлучится на минутку, вдруг пошла и прыгнула; девочка собиралась ложиться спасть, одела пижаму, вдруг пошла и прыгнула. И так далее. Выглядит довольно зловеще. Обычно упоминается, что перед этим ребенок получил или предположительно получил какой-то сигнал (телефонный звонок, в частности), что и заставило его резко изменить планы. Так, Ангелина Давыдова, в роковой день собралась в школу, сложила в ранец учебники и тетради по расписанию, планировала выйти из дома вместе с мамой и сестрой, вдруг заявила, что ей позвонила Настя (подруга), выбежала, не дожидаясь мамы, вскоре ее нашли мертвой. Также делается акцент и на том, что ребенок, уходя, вел себя естественно, совсем не как человек, собирающийся покончить с собой, не выказывал страха, волнения и т.п., то есть, возможно, его просто вызвали пообщаться и еще для какой-то цели, а потом вынудили совершить суицид или попросту убили, например, столкнув с крыши.

 

Как это можно прокомментировать? Информация о нетипичном поведении погибших известна нам со слов их родных либо журналистов. В первом случае невозможно отделить объективные данные от субъективной интерпретации, во втором – вообще отделить правду от вымысла. Что касается субъективной интерпретации своих собственных переживаний и воспоминаний, то это шутка, которую наш мозг вполне способен проделывать (как показано в экспериментах, он даже способен подсовывать нам полностью ложные воспоминания). Для человека, ребенок которого покончил с собой, практически невозможно сделать (в первую очередь самому себе) признание вроде: «Моя дочь вдруг куда-то пошла, я видел, что с ней что-то не так, но решил не обращать на это внимание, был занят и вообще мне было не до того». Это признание подразумевает принятие на себя большой доли ответственности за произошедшее, а это ноша, которая по плечу не всем. Поэтому человек говорит, убеждая себя и других: «Моя дочь вдруг куда-то пошла, но у меня не было никаких оснований заподозрить, что с ней что-то не так, более того, многие признаки указывали на то, что с ней все в порядке». Я не обвиняю родителей и не утверждаю, что все происходило так во всех случаях, я только указываю на объективно существующие и работающие психологические механизмы. Что касается журналистских вымыслов, то в статье «НГ» приводятся такие примеры: «11 февраля старшеклассница просит бабушку и младшую сестру по дороге в школу отпустить ее на минутку и через несколько минут падает с высотки»; «Вот пришел мальчик в школу, начался урок, он разложил учебник и тетрадь, получил СМС, выскочил, ничего не объясняя. Через пару часов выясняется, что погиб, «выпрыгнув с высоты здания». Вот другой случай: брат погибшей девочки говорит, что она готовилась спать, вышла в ванную в ночной пижаме. Кто-­то позвонил, и она, очень быстро переодевшись, пулей выскочила из дома. Тело нашли на земле у высотки...». По поводу первого случая мне удалось найти упоминания в других СМИ (так как были указаны дата и город – Волгоград, 11.02.16) и оказалось, что они почему-то описывают произошедшее несколько иначе: Девочка была дома утром с бабушкой и трехлетней сестрой. Девочка вышла из квартиры, бабушка считала, что она как обычно пошла в школу, однако она поднялась на несколько этажей и выпрыгнула из окна подъезда. Видите разницу? Уже нет никакого ажиотажа, внезапно принятого решения куда-то пойти. При этом нигде не упоминается связь погибшей с «группами смерти», зато упоминается, что суицидальные мысли она высказывала уже давно. По поводу двух других случаев к сожалению найти какую-либо информацию кроме данных «НГ» мне вообще не удалось. Возникает также вопрос: если суицидам предшествуют звонки и смс-сообщения, имеющие прямую связь с трагедией, то почему следственные органы не хватаются тут же за эту столь очевидную зацепку, ведь отследить откуда был звонок легче легкого?

 

Это все было во-первых. Во-вторых, приводятся разные другие доказательства того, что в момент суицида с подростками был кто-то еще. А именно следующие. Отец Ангелины Давыдовой утверждает, что если бы она самостоятельно сбросила с крыши свой ранец и самостоятельно прыгнула, то и ранец и и тело не могли бы оказаться в тех местах, где они оказались. Значит, делает он вывод, кто-то сбросил с высоты сначала ранец, потом девочку. К сожалению проверить достоверность этого утверждения возможности нет, складывается ощущение, что речь идет о субъективной оценке произошедшего. С. Пестов утверждает, что Диана Кузнецова с кем-то спорила перед прыжком (есть свидетель), подтверждением ссоры также является то, что куртка ее была растянута. А также, что ее телефон был кем-то сброшен с крыши через 45 минут после падения девочки. А также, что она была избита перед смертью и есть доказательства этого. Данная информация обнародовалась Пестовым постепенно, так сведения о том, что Диана была избита, он озвучил в марте 2017 г., вероятно, чем дальше он погружался в «расследование», тем больше подтверждений своей точке зрения находил. Прокомментировать достоверность этой информации также может только следователь, знакомый с обстоятельствами дела.

 

Идем дальше. «НГ» сообщает: «...в начале этого месяца спрыгнули с крыши шестиэтажного дома, держась за руки, два подростка в Сибири – девочка 15 лет и 16-­летний мальчик. Сразу несколько источников в разных СМИ сообщают об очевидце. Он увидел момент падения и предположил, «что один из погибших молодых людей пытался спасти второго, и что на крыше было не два, а четыре человека...» Он их видел, потом отвлекся и увидел уже двух летящих вниз. Уточняет, что не может назвать причину падения первого ребенка – «это была случайность, намеренное действие или толчок». Полиция, по словам рассказчика, не стала его опрашивать». Речь идет о двойном суициде подростков, произошедшем в г. Новый Уренгой 04.05.16 г. Проанализировав скудную информацию из новостных сообщений по этому делу можно понять следующее: Официальная версия полиции это суицид, в пользу этой версии говорит то, что погибшие накануне удалили свои страницы в соцсетях и уничтожили свои телефоны, у погибшей девочки давно наблюдались суицидальные наклонности, склонность к асоциальному поведению и проблемы с психикой. Версию о четырех человеках на крыше озвучил неизвестный, выдававший себя в соцсетях за очевидца, причем тут «сразу несколько источников в разных СМИ» неясно; данных о том, что эта версия была принята к сведению полицией, найти не удалось. Данных о связи подростков с "группами" найти не удалось, из чего можно сделать вывод о том, что этот случай, как и самоубийство девочки из Волгограда, судя по всему, вообще не имеет отношения к нашей теме. Мне кажется, налицо, как минимум, искажение информации со стороны «НГ».

 

Дальше. В «НГ» упоминается видео, снятое в феврале 2016 г., на котором мальчика 15-16 лет сбрасывают с моста двое мужчин, при этом, если верить статье, в соцсетях, где это видео было найдено, утверждается, что мальчик совершил суицид, а эти двое хотели его удержать (но автор статьи говорит, что посмотрела это видео 10 раз и поняла – мальчика именно сбросили). Что ж, сильная улика – доказательство убийства. К сожалению ни самого видео, ни каких либо упоминаний о нем, не связанных с «НГ», обнаружить не удалось. Не известно и об уголовном деле, заведенном по этому факту.

 

Продолжение: Взгляд на суицид с позиции психологии и психиатрии

 

Автор врач-психиатр Максим Попов






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2017

Соглашение на обработку персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.