18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Суперврач из 14-ой поликлиники

Фото Ирина Черкашина: «Душа должна болеть медициной»

Фото Степан Кузнецов: «Относитесь к незрячим, как к равным»

Фото Лариса Кох: маленькая женщина с большим сердцем

Фото Она ищет истину там, где мертвые учат живых

Фото Настоящий мужчина!

Фото Сильная и хрупкая Ольга Тоначева

Фото Медсестра Алена Петрова: «Каждому больному отдаю частичку себя»

Фото Дмитрий Ложкин – хирург, которому доверяют

Фото Врач тубдиспансера Мария Морозова: «Больным надо сопереживать»

Фото Заведующий кардиореанимацией Петр Власов: «Разбейся, но спаси пациента...

Фото С. Шахов: «Таранить машины и лишать прав за отказ пропустить «скорую» ...


Юлия Ковалева: «Меня поджидают в «крысином» аду»

    Комментариев: 0     версия для печати
Юлия Ковалева: «Меня поджидают в «крысином» аду»

Есть в ней что-то восточное… Она с улыбкой рассказывает о Сирии, где прошло ее детство. Вспоминает, как с мамой и папой, врачом российского посольства, колесили по заграницам. А с недавних пор и сама доктор – терапевт отделения гемодиализа в краевой больнице. Пациенты здесь сложные, но Юлия Ковалева справляется. Она вообще не привыкла пасовать перед трудностями. Любит повторять ницшевское: «Все, что не убивает, делает нас сильнее». 


О богатой Юлиной биографии я не знала. На запрос «терапевт Юлия Ковалева, Красноярск» получила от поисковика только короткую справку об улыбчивой блондинке в белом халате. Но «моя» Юлия оказалась кареглазой шатенкой в черном медицинском костюме. Мы поднялись в отделение. И снова сюрприз: на двери кабинета завотделением, где собрались поговорить, знакомое имя – Игорь Владимирович Кульга. Я была в его отделении гемодиализа месяца три назад. Смотрела, как аппараты очищают кровь пациентов с хронической почечной недостаточностью. Это было на первом этаже, а мы сейчас на шестом. «Здесь наше отделение, а внизу диализный зал», – объясняет Юлия.

 

Ближневосточное детство

Ее отец, Олег Ковалев, в свое время тоже работал в отделении гемодиализа. Потом стал врачом в посольстве России. «В 1993 году была первая командировка в Сирию, – рассказывает Юлия. – Я прожила там восемь лет вместе с родителями. В шесть пошла в школу посольства, закончила девять классов. Наша школа была обычной «одиннадцатилеткой», только учеников в ней было гораздо меньше. Еще я ходила в британскую школу, учились английскому языку у шотландцев и англичан, завела много друзей из разных стран. Мы говорили на английском. Сегодня я им владею не так свободно, подрастеряла базу. Медицина все вытесняет из головы (улыбается)».

 

О медицине – позже. Спешу расспросить Юлю о Сирии. Она объездила ее вдоль и поперек, бывала в Латакии, Хомсе, Босре, Тартусе. Эти города теперь часто упоминают в новостных сводках в связи с «сирийским кризисом». «Россия всегда поддерживала Сирию. Там очень любят русских, – говорит Юлия. – Сирийцы хоть и специфичные, но добрые люди. Я много узнала об их культуре, традициях, хорошо помню их кухню». Конечно, Юля не бегала босиком по улицам с сирийскими ребятишками. У «посольских» детей был свой маленький мир. В нем надо было притираться друг к другу, учиться ладить с разными людьми. Иначе с кем будешь дружить?

 

Химия? Ин-яз? Медицина!

С некоторыми «детьми» из посольства Юлия до сих пор держит связь. После Сирии она жила в Красноярске, бывала в Швейцарии и Франции (папа и там работал), почти четыре года занималась наукой в Москве. А прежде с красным дипломом закончила красноярский медицинский университет. Тяга к врачеванию – это семейное. Бабушка Юлии Ковалевой была врачом санэпидстанции, мама работала акушером-гинекологом. Дядя и две тети – тоже врачи. Не медик, пожалуй, только дедушка – доктор химических наук, лауреат премии фонда Сороса. Юля подумывала пойти по его стопам или всерьез заняться иностранными языками, но в итоге выбрала «мед». «Помню свою внутреннюю истерику из-за опасений не поступить в медуниверситет, – иронизирует моя собеседница. – Говорила маме: если не пройду в мед, никуда больше не пойду».

 

С ее-то упорством – не поступить? Конечно, все получилось. Когда пришло время определяться со специализацией, выбирала, как сама говорит, методом исключения: «Идти в акушеры-гинекологи, мне, мягко говоря, не советовала мама. Она по себе знает, как непросто работать, когда на тебе двойная ответственность – за роженицу и ребенка. Но я и сама себя в акушерстве не видела. Хирургия? Тоже не для меня. Окончательно убедилась в этом, когда оперировала крыс в лаборатории МГУ».

 

 

Грызуны и гранит науки

Нет, Юлия не хотела переквалифицироваться в ветеринара – она набирала практический материал для диссертации. Выясняла, как влияет (и влияет ли) женский гормон эстрадиол на развитие гипоксической формы легочной гипертензии. «Есть данные, что у женщин после менопаузы чаще возникает это заболевание, – поясняет она. – Выявить легочную гипертензию на ранних стадиях довольно сложно. Поэтому нередко пациентки приходят, когда сделать уже почти ничего нельзя и жить им остается всего несколько лет». Все тяготы легочной гипертензии и гормональных скачков ради науки обрушивались на лабораторных крыс. «Больше трехсот грызунов отправились в крысиный рай, а меня теперь, наверное, поджидают в «крысином» аду», – вздыхает Юля с виноватой улыбкой.

 

После защиты диссертации в московском НИИ фармакологии им. В.В. Закусова РАМН она не осталась в Москве. Ни к столице, ни к романтичному Питеру, ни к какому-нибудь заграничному мегаполису Юлия пока не прикипела так, как к Красноярску. Здесь прошла интернатуру в БСМП и устроилась работать в «краевую». До последнего не знала, какое отделение выбрать. Подумывала о гемодиализе – сколько интересного она слышала об этом отделении от отца! И надо же, на собеседовании заместитель главврача по лечебной работе Наталья Головина посоветовала идти туда же. Мол, поработаешь и поймешь, к чему душа лежит.

 

 

 

Гемодиализ – это у них семейное

За год молодой терапевт Ковалева поняла, что из гемодиализа уходить не хочет. Признается: «Пока великих клинических достижений нет». Но есть большое желание помогать, набираться опыта. А он в работе с «диализными» пациентами очень нужен. У большинства из них хроническая почечная недостаточность. Попросту говоря, не работают почки. Вместо них кровь по 2-3 раза в неделю очищает аппарат гемодиализа. Без этого человеку не выжить.

 

Однако и аппарат не решает всех проблем. «Из-за сниженной функция почек почти во всех органах и системах наступает дисбаланс, – объясняет врач. – У наших пациентов всегда что-нибудь болит. «Обычные» болезни у них протекают тяжелее, чем у более здоровых людей. Иногда исход бывает непредсказуемым. Помню свою растерянность, когда скончался пациент. Я вернулась на работу после майских праздников, а больного нет. Ничто не предвещало беды, на праздниках я обдумывала, как дальше будем помогать человеку, и тут – умер. Вроде понимаешь: сделала все возможное, вскрытие показало, что моей ошибки нет…И все равно тяжело. Очень бы хотелось, чтобы наши больные полностью выздоравливали, но с ХПН об этом говорить не приходится. Даже сегодня, когда гемодиализ так шагнул вперед, им очень непросто живется. Надо соблюдать строгую диету, постоянно ходить на диализ. Кто-то привыкает к этому, старается подбодрить себя, а кто-то отчаивается и иногда даже срывается на врачах. Стараюсь не пропускать это через себя, быть внимательной к каждому. Внимание и забота – одно из главных лечений для наших больных».

 

 

Тому, как улучшить это лечение, посвящена научная работа, которую Юлия Ковалева вместе с коллегами выдвинула на грант в Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ). «Мы хотим провести исследование по прогнозам и профилактике стенозов и тромбозов у своих пациентов, – рассказывает терапевт. – У больных, проходящих гемодиализ, есть хирургически сформированный сосудистый доступ – фистула. Если диаметр фистулы сужается или туда «отлетает» тромб, приходится экстренно вставлять катетер. Это дополнительный дискомфорт для пациента».

 

Не сомневаюсь, что у Юлии будет еще много научных изысканий. Она уже подумывает о докторской. Вместе с заместителем главврача по научно-практической деятельности, анестезиологом-реаниматологом Алексеем Грицаном и заместителем руководителя регионального сосудистого центра, нейрохирургом Павлом Шнякиным развивает в «краевой» грантовую деятельность. Сначала коллегиально отбирают заявки на гранты внутри больницы, потом направляют лучшие в Краевой фонд науки и РФФИ. «Мне интересна организационная работа. В медуниверситете я была председателем студенческого совета вуза, старостой студенческого научного общества кафедры общественного здоровья и здравоохранения, – перечисляет Юлия. – Я вечный активист, не могу сидеть на одном месте (улыбается)». Вот и любимое хобби – баскетбол – говорит о том же. «Раньше чаще играла сама, теперь больше смотрю. Болею за нашу женскую команду «Енисей», – говорит Юля.

 

 

– На что вы стараетесь всегда находить время?


– На сон! Шучу, это не главное. Выкраиваю время, чтоб больше общаться с семьей и друзьями.

 

– Теперь уже можете говорить с родителями как врач с врачом?


– У меня пока маловато опыта, зато сколько впечатлений! Делюсь ими с мамой. Папа сейчас далеко, но, надеюсь, ему будет интересно поговорить со мной о медицине. И о гемодиализе, конечно!

 

Анастасия Леменкова






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2018

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.