18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Мифы о памяти

Фото Суицид: взгляд с позиции психологии и психиатрии

Фото Групповые суициды: мифы и правда

Фото Суицид: заболевание или норма?

Фото Анорексия – причины, симптомы и лечение

Фото Научитесь слушать своего ребенка сегодня, чтобы избежать самого страшн...

Фото Хочу любви! Как правильно загадать желание и выбрать нужного партнера

Фото Карательная психиатрия

Фото Прошлое, настоящее и будущее: в какую эпоху вы хотели бы жить?

Фото Мысль материальна? Разбираемся, как это работает

Фото Борьба не на жизнь... Фебрильная шизофрения

Фото Страхи любви: чего боятся женщины, вступая в отношения


Психиатрическая помощь в Красноярске: структура, психиатрический учет

    Комментариев: 0     версия для печати
Психиатрическая помощь в Красноярске: структура, психиатрический учет

В данной статье я хочу поговорить о психиатрии. В частности о тех ее аспектах, которые часто вызывают недоумение и вопросы обычных граждан и являются причиной появления мифов и неверных стереотипов, мешающих людям получать квалифицированную психиатрическую помощь.

 

Структура психиатрической помощи в Красноярске

В Красноярске существует Красноярский краевой психоневрологический диспансер №1 (ККПНД №1). Он включает:

  • круглосуточный стационар с детским и взрослыми (мужскими и женскими) отделениями на 500 с лишним мест (ул. Курчатова, 14);

  • взрослый дневной стационар (ул. Робеспьера, 20А);

  • взрослую поликлинику (ул. Ломоносова, 1);

  • детскую поликлинику и дневной стационар (ул. Копылова, 78);

  • психотерапевтическое отделение (ул. Копылова, 78).

 

Кроме этого есть еще специальное судебно-психиатрическое отделение при СИЗО-1. А также есть еще психбольницы и интернаты в разных городах и селах края (Канск, Минусинск, Лесосибирск, Ачинск, Атаманово, Овсянка, Пойма-Тины), которые раньше были отдельными учреждениями, а теперь также влились в ККПНД. По последнему поводу никак не могу удержаться от комментария. Усложнение, разделение и специализация традиционно считались явлениями, сопутствующими (и даже неизбежно сопутствующими) прогрессу. Так по мере роста дерева одна ветвь разделяется на две, потом на четыре и т.п. Срастание ветвей обратно мы можем наблюдать, наверное, только в Чернобыле, в норме такого не происходит. Однако на дереве медицины сегодня процессы «срастания» идут во всю, это одно из направлений реформы. Получающиеся в результате учреждения-«мутанты» заставляют лишь с сожалением вспоминать о былом. «Срастание» нашей краевой психиатрии – один из примеров.

 

Кроме ККПНД есть еще психиатры в ведомственных поликлиниках, есть психиатры в штате крупных стационаров.

 

Также есть немалое число психиатров, ведущих прием в частных клиниках и медицинских центрах. Как правило, это не просто психиатры, а психотерапевты (напоминаю, психотерапевт – это психиатр, прошедший специализацию по психотерапии).

 

И, конечно, есть большое количество психологов, ведущих частным образом прием граждан с проблемами в сфере психики (напоминаю, психолог это специалист без высшего медицинского образования, он не умеет распознавать психические заболевания, а тем более лечить их, многие методы, относимые сегодня к психологии, явно антинаучны и несут больше вреда, чем пользы; на эту тему надо написать отдельную статью).

 

 

Психиатрический учет

Все боятся учета. Многие не обращаются к психиатру, потому, что опасаются, что информация об этом станет общеизвестной или что в дальнейшем это создаст проблемы при трудоустройстве, получении прав, визы и т.п. Определенный резон в этом есть. Однако необходимо отделить котлеты от мух.

 

  • Гражданин, официально обращающийся в ККПНД (в любое подразделение), заносится в базу данных. Там фиксируется в частности его диагноз.

  • ККПНД имеет право сообщать информацию о том, что гражданин обращался, и его диагнозе только компетентным органам (суд, прокуратура, ФСБ) в ответ на их официальный запрос. Работодателям, друзьям, соседям и т.п. по их желанию информация не сообщается (в противном случае это нарушение закона).

  • В прежние времена (когда носителем информации была бумага) был установлен срок хранения данных – 5 лет. Сейчас, в эпоху компьютерных технологий, информация в базе данных будет храниться, по-видимому, вечно.

  • Гражданин (или его законный представитель) имеет право на получение информации о своем здоровье, в частности о диагнозе. Диагноз ставится согласно Международной классификации болезней (МКБ-10). «Депрессия», «невроз» и т.п. – это не диагнозы (депрессия может быть симптомом множества заболеваний, невроз – это довольно размытая в современной классификации нозологическая единица). Если гражданин получает лечение, подразумевается, что диагноз ему выставлен. Некоторые врачи принципиально скрывают от больных их диагнозы (или дают уклончивые ответы, называют синдром, например «депрессивный», но не говорят, в рамках какой патологии он диагностирован). С моей точки зрения это неправильно (и, кроме того, незаконно).

  • Если гражданин не согласен с диагнозом, он может обратиться с просьбой его пересмотреть или снять. Этапы следующие (к последующему этапу переходят при отсутствии эффекта на предыдущем): лечащий врач, зав. отделением, врачебная комиссия с участием зам. главного врача, т.н. «конфликтная комиссия», которая собирается по сложным случаям, к участию в ней могут привлекаться разные специалисты, врачи, психологи, юристы. Если все это не помогает, остается обращение в суд. Впрочем, к сожалению, в практике, если все это не помогает, то означает, что данный гражданин действительно страдает тем заболеванием, диагноз которого ему выставлен, и лучшее, что он может сделать, это прекратить «искать справедливости», а выслушать рекомендации врача и следовать им.

  • В случае если гражданину необходима справка из ПНД (для получения водительского удостоверения, лицензии на оружие, трудоустройства, усыновления и т.п.), то за этой справкой он идет на Ломоносова, 1. Там сначала происходит его проверка по базе данных. Если он в базе не значится (прежде не обращался), то дальнейшая процедура проста – гражданину задают несколько несложных вопросов, просят пояснить смысл пословицы, или исключить лишнее, или еще что-нибудь вроде этого.

    Эти вопросы могут показаться смешными и нелепыми, однако это оптимальный по соотношению затрат времени и качества способ выявить лиц с явными психическими отклонениями (которые, например, в ответ на простой вопрос пускаются в длительные абстрактные рассуждения или тупо молчат, не понимая смысла, или впадают в аффективную реакцию, типа «Вы что, издеваетесь надо мной со своими дурацкими вопросами?!» и т.п.). Если гражданин на вопросы спокойно отвечает, он получает справку и идет себе счастливый по своим делам.

    Иное дело, если гражданин в базе данных есть (то есть прежде когда-то обращался в какое-либо из подразделений КПНД). В этом случае его направляют к участковому психиатру, который поднимает карту (при ее наличии), смотрит, когда и с чем данный гражданин обращался, какой диагноз ему был выставлен, подробно расспрашивает его, оценивает его текущее состояние, может направить на дополнительное обследование, например, к психологу, и потом на основании этого принимает решение о том, может ли гражданину быть выдана та или иная справка. На этом этапе нередко возникают споры. Справедливость самой необходимости ограничения доступа психически больных граждан к вождению автомобиля, оружию, некоторым видам деятельности и т.п. сомнений ни у кого вызывает. Сомнения, несогласие и конфликты возникают по поводу справедливости оценки психиатром состояния конкретного гражданина. Чаще всего они возникают по поводу возможности получения гражданином допуска к управлению автомобилем. Абсолютным противопоказанием для вождения являются только два заболевания: эпилепсия и слабоумие (олигофрения). Все остальное дискутабельно. Если гражданин не согласен с мнением психиатра, он может оспорить его по вышеприведенной (для снятия диагноза) схеме.

    Что еще сказать применительно к этому пункту? В справке диагноз не ставится, там только оценивается только отсутствие/наличие противопоказаний. Если гражданин обращается за справкой в частную клинику (сейчас есть такие услуги), то там процедура получения ровно та же. Частная клиника должна взаимодействовать с ПНД, делать запросы в базу, если гражданин там обнаруживается – направлять его к психиатру опять же на Ломоносова. Насколько известно, такая практика существует и в реальности, т.е. гражданин, ранее лечившийся в ПНД и идущий в частную клинику за справкой, в надежде на то, что там о его лечении не знают и справку ему дадут, скорее всего все равно ничего не получит.

  • С точки зрения закона гражданин, получающий психиатрическую помощь, ничем не отличается от любого другого гражданина, обладает всеми правами и обязанностями. Это, однако, не относится к случаям, когда у гражданина утрачена дееспособность. Утрата дееспособности наступает в результате серьезных психических (в частности) нарушений и устанавливается судом. Утрату дееспособности не следует путать с утратой трудоспособности (инвалидностью), это совершенно разные вещи. Если гражданин утратил дееспособность, то все решения за него принимает его опекун. Однако, даже если он ее не утратил, в ряде случаев могут возникнуть сомнения в его психической адекватности, в частности в способности заключать сделки (например, распоряжаться недвижимостью). Для обозначения такой способности существует термин «сделкоспособность». Справку о том, что психическое состояние гражданина не ведет к утрате его сделкоспособности, он также может получить на Ломоносова 1.

  • Если гражданин обращается к психиатру или психотерапевту вне стен ПНД (в ведомственной поликлинике, частной клинике), то информация об этом в базу данных ПНД не попадает.

  • Некоторые граждане боятся или не хотят обращаться к психиатру или психотерапевту, потому что им кажется, что помощь психиатра может потребоваться только психу. Это заблуждение. Любой человек может оказаться в ситуации, когда ему потребуется помощь психотерапевта или психиатра (например, после психической травмы или на фоне хронического стресса). В обращении к специалисту нет ничего зазорного. Если у человека проблемы с сердцем, он идет к специалисту-кардиологу, если проблемы касаются его эмоционального, психического состояния, он обращается к специалисту этого профиля. Только и всего. В то же время существуют и серьезные психические заболевания (например, такие как шизофрения). В таком случае помощь психиатра человеку просто необходима, отказ от нее приведет только к ухудшению состояния. Разобраться в нюансах психического состояния, верно оценить степень выраженности проблем, диагностировать серьёзное заболевание (если оно имеется) и осуществить лечение может только специалист с высшим медицинским образованием – психиатр или психотерапевт.

 

Зависимость и побочные эффекты от психотропных препаратов

Бытует мнение, что все назначаемые психиатром препараты вызывают зависимость, что стоит их лишь однажды начать принимать и потом придется принимать всю жизнь, постоянно наращивая дозы. Это также отпугивает многих людей от обращения к психиатру.

 

На самом деле данные о зависимости есть только в отношении некоторых (немногочисленных) групп психотропных препаратов. И даже эти данные по большей части не являются однозначными. Что это за группы?

 

Барбитураты. Про них говорить много не будем, сейчас они в психиатрии практически не применяются, это не актуально. Впрочем, существуют такие препараты, как Корвалол, Валокардин, Валосердин, которые содержат барбитурат фенобарбитал и отпускаются при этом без рецепта (а принимаются без контроля). Эта ситуация, мне кажется, весьма парадоксальна, т.к. несмотря на малую дозу фенобарбитала, он все же присутствует в этих препаратах и оказывает свое действие (как основное, так и побочные, включая зависимость). На мой взгляд, прием этих препаратов возможен только по рекомендации врача.

 

Бензодиазепины. Это класс транквилизаторов, к которым относятся в частности Феназепам, Диазепам (Сибазон, Седуксен, Реланиум, Валиум) и другие. Вопрос о зависимости от бензодиазепинов является дискуссионным. Однако, официальная позиция медицины заключается в том, что зависимость существует, поэтому данные препараты назначаются только короткими курсами.

 

СИОЗС (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина). Это класс антидепрессантов, к которым относится множество популярных препаратов. Первым был знаменитый Прозак (флуоксетин), затем появился Паксил (пароксетин), затем Золофт (сертралин), а затем и множество других. Вопрос о зависимости от СИОЗС является еще более дискуссионным. Позиция официальной медицины заключается на сей раз в отрицании зависимости, в инструкциях к этим препаратам сказано, что зависимости они не вызывают. СИОЗС это в какой-то мере особая группа психотропных препаратов. По отношению к ней психиатрическое сообщество делится на две части. Большая часть (точка зрения которой считается общепризнанной) считает, что эти препараты эффективны и безопасны. Меньшая часть (которую по аналогии с «ВИЧ-диссидентами» можно называть «СИОЗС-диссидентами») считает наоборот. Тема достаточно интересная, требует подробного разбора, в данной статье ее раскрывать не будем.

 

В отношении всех остальных групп психотропных препаратов (а их немало) ни о какой зависимости говорить не приходится, ее не существует. Психотропные препараты, так же как все другие лекарства, это способ помочь больному улучшить его состояние, замедлить, остановить или обратить вспять развитие заболевания, устранить симптомы.

 

Бытует также мнение, что все психотропные препараты отличаются ужасными побочными эффектами, в частности от них возникает заторможенность, потеря эмоций, люди становятся «как зомби», «превращаются в овощи» и т.п. Часто больные, которым назначаются психотропные препараты, задают вопросы вроде: «А мне точно не будет от них хуже?». Такие вопросы слышать странно. Все лекарства созданы, чтобы помогать людям, от них бывает не хуже, а лучше, хуже бывает от болезней, именно болезни, а не лекарств надо бояться. При этом у всех лекарств (не только в психиатрии) есть побочные эффекты. Психотропные препараты никак нельзя называть самым опасным с точки зрения побочных эффектов классом препаратов. Седативный эффект (заторможенность, сонливость и т.п.) от приема некоторых психотропных препаратов следует считать не побочным эффектом, а одним из аспектов их основного действия. Когда больного (в спектре выраженности расстройств от повышенной тревожности на фоне стресса до психоза) надо успокоить, ему назначаются препараты с седативным эффектом, иначе не добиться улучшения. При этом седативный эффект сопутствует далеко не всем препаратам из арсенала психиатра.

 

Важно понимать, что в отношении каждого лекарственного препарата потенциальная польза его основного действия превышает потенциальный вред его побочных эффектов. Собственно именно эти особенности (выявляемые в ходе клинических исследований) и дают ему право гордо именоваться лекарством.

 

В следующей части статьи мы раскроем такие темы, как «Карательная психиатрия» и «Объективность психиатрических диагнозов».

 

Автор врач-психоневролог Максим Попов




Ключевые слова: пнд, психоневрологический диспансер, справка, психиатрическая помощь,



Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2017

Соглашение на обработку персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.