18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы

Фото "Доктор Мельников": вспоминают И. Артюхов и К. Фурсов

Фото Воспоминания. Чудо спасения

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Катаргин

Фото Воспоминания. Опыт работы с ранеными, пораженными газовой гангреной

Фото "Доктор Мельников": воспоминания В. Ярошевской и В. Кузакова

Фото "Доктор Мельников": воспоминания А. Шевцова и А. Ромашова

Фото Воспоминания. Оставленные немцами города Польши и Германии

Фото "Доктор Мельников": воспоминания В. Ковалевского и С. Козаченко


Воспоминания. Это было на Украине

    Комментариев: 0     версия для печати
Воспоминания. Это было на Украине

Продолжение личностно-биографического повествования "Ровесница лихого века", Т.П. Сизых

Предыдущая часть

Следующая часть

Cодержание книги

 

Было на фронте тяжело и трудно. Шли кровавые будни войны, в них жизнь каждого была на грани со смертью. Однако – это была и еще большая жизненная школа.

 

Госпиталь начмеда Н. А. Бранчевской располагался под Житомиром в двухэтажном здании. Через дорогу на горе стоял действующий храм. В обязанности начмеда входило и захоронение умерших раненых. Ей нужно было решить вопрос: где можно захоронить умерших раненых?

 

Пошла начмед в храм и нашла священнослужителя (батюшку). Она у него спросила: «Можно ли на кладбище захоронить умерших от ран воинов?» Священник сказал: «Да, их можно захоронить у церкви, прилегаемой к кладбищу, как офицеров, так и солдат.

 

Умерших хоронили в гробах. Гробы делал сам заместитель начальника госпиталя по обозно-вещевой службе.

 

Надежда Алексеевна просила священника, чтобы умершие воины были захоронены  по православному христианскому обряду. Были выкопаны рабочими могилы, и на кладбище священник умерших отпел – совершил панихиду по убиенным.

 

Той же весной под Житомиром в 1943 году во фронтовом госпитале отмечали Великий Праздник праздников – Пасху.

 

В воскресный пасхальный день из освобожденного поселка Украины в их госпиталь пришли женщины и стали просить Надежду Алексеевну, разрешить им навестить раненых и преподнести им пасхальные угощения (куличи, яйца, выпечку). Надежда Алексеевна им ответила: «Пожалуйста, приезжайте». Причем это решение начмед приняла единолично,  не спрося разрешения политрука и начальника госпиталя.

 

Женщины-украинки после пережитой оккупации приехали в красочных вышитых национальных одеждах на арбе (телеге), с впряженной лошадью и большущим ящиком даров. А день был теплый, солнечный. Природа проснулась, появились листья на деревьях и травка покрывала зеленым покровом землю.

 

«Когда женщины приехали и стал известен повод их визита, то комиссар майор Каян, как сейчас его помню, был белорус, – говорит Надежде Алексеевне: «Знаешь, а ведь нельзя Пасху в военном госпитале праздновать». А приехало до 40 женщин. Но подумав, он решил «Пусть придут и поздравят!».

 

Теперь задача, как собрать раненных воинов и где?

 

Надежде Алексеевне приходит простое решение. Она просит женщин разделиться на группы, соответственно поделив привезенные угощения. Женщины поделили угощения, и получилось хорошо. Они прошли по палатам, где находились не ходячие раненые. Заходя в палату, они поздравляли раненых, по-православному возглашая: «Христос Воскрес!»,  а слышали в ответ дружные радостные восклицания воинов «Воистину Воскрес!»

 

Женщины раненым пропели тропарь: «Христос Воскресе из мертвых, Смертью смерть поправ, и сущим во гробе живот даровав!» А после, как полагается, троекратно возглашали «Христос Воскрес!» и трижды целовались с раненым. И так с каждым. А раненные воины дружно отвечали «Воистину Воскрес!» Радость воссияла на лицах раненых. Будто дома побывали.

 

Ходячим же раненым женщины-украинки накрыли столы с привезенными пасхальными кушаньями. Столы принесли из церкви.

 

Одна из женщин спросила начмеда и комиссара за застольем: «А можно пригласить нам батюшку в госпиталь, чтобы он поздравил тяжелых раненых?» Комиссар задумался, ведь он знал, что не положено по уставу это делать. Шел 1943 год. То ли он знал из печати об изменениях, произошедших «в головах» правительства Советского государства – о том, что в стране начали открывать храмы и священников стали допускать вести службы. То ли сам, на свой страх и риск принял по тем временам свое решение. Он им утвердительно ответил «Пусть батюшка придет».

 

Война всех старила


(Слева) 1938 год. Надежда Алексеевна Бранчевская – врач акушер-гинеколог в предвоенные годы работы в роддоме № 1 г. Красноярска на фоне памятнику Святителю Луки (открытому в 2003 году); (Справа) 1944 г. На фронт ушла не расставаясь с детством – игрушкой-медведем.

 

(Слева) Война. Конец 1943 года. После битвы под Курском. (Справа) 1943 г. «Маме и папе на память» от дочери Надежды Алексеевны Бранчевской.


Служба во фронтовом госпитале


1945 г. В такиих условиях оперировали, переливали кровь только в Восточной Германии, когда госпиталя получили движки.

 

1944 г. Фронтовые ближайшие помощники, боевые друзья начмеда Н. А. Бранчевской. Слева направо: Маша – зав. спецчастью, Вадимка, Надежда Алексеевна Бранчевская, бухгалтер Виктория и студент Димка.

 

Начмед вызвала начальника отделения тяжелораненых и предупредила ее о предстоящем приходе священника. Женщины пригласили настоятеля храма. Священник пришел, побывал в каждой палате. Было много раненных воинов, в тяжелом состоянии лежащих, этого отделения. Священник поздравил с Праздником праздников – Пасхой, и всех благословил, окропил святой водицей и осенил крестным знамением.

 

Приходят раненые из других отделений к начмеду и спрашивают: «Почему священник к нам не зашел?» Надежда Алексеевна вспоминает и говорит: «Мы, врачи, были в шоке. Настолько было для нас неожиданна живая вера, живущая в сердцах раненных воинов. Казалось бы, которая должна была быть уничтожена двадцатьюпятью годами идеологии жесточайшего безбожия и атеизма. А оказывается, этого не произошло. Вера была в них жива, но тайная. Теперь, она говорит, только через 60 лет после Великой Отечественной войны дошло до меня. Сколь важна была вера в Бога для тех, кто ежесекундно был рядом со смертью, лицом к лицу. Вера помогала русскому рядовому воину и офицеру, находить духовные силы, волю, мужество в сражениях за Отечество и преумножать ее. В настоящее время хорошо описано, как солдаты перед боем в ВОВ молились, ставя на бруствер икону Божьей Матери, а кто тайком про себя молился. С молитвами, с Богом и с крестным знамением они поднимались и шли в бой. Большинство ушли на фронт с материнским благословением.

 

Как теперь Надежда Алексеевна вспоминает и говорит, тогда для них, врачей, живой отклик веры в Бога, проявившийся у раненных воинов, рядовых и офицеров, для них – «было дикостью». Как это атеисты безбожного государства просили прийти к ним в палаты священника. На их глазах «несовместимое совместилось».

 

Однако же сама Надежда Алексеевна тут же замечает: «Захоронение умерших раненных воинов – это была ее прямая функциональная обязанность, и она сама всегда стремилась похристиански это сделать».

 

Теперь она говорит: «Не помню, давала ли мне мама молитву-оберег». Видимо, Евлампия Акиловна вшила ей крестик и молитву в одежду, в которой уходила на фронт, не сказав даже ей об этом. Или дочь об этом запамятовала, без этого истинно верующая мать – Евлампия Акиловна – не могла отправить дочь на фронт, без материнского благословения на передовую линию боевых действий фронта. Она, глубоко верующий, воцерковленный человек, не могла дочь отпустить без молитвы, крестика – символа Иисуса Христа и его воскрешения. Это святая святых для матери. Конечно, на вокзале она явно мысленно осенила животворящим крестом дочь перед отбытием эшелона, дабы не дать повода атеистам-коллегам поиздеваться над нею. Мысленно же, безусловно, она и не раз ее осенила крестом   и благословила и прочла много раз, сотни раз молитву «Господи помилуй». Ведь она стояла на вокзале в единственном числе долго-долго, до той поры, пока из поля зрения не скрылась из вида последняя теплушка поезда. Это видела, лежа на нарах, в окошечко ее дочь Надежда. А она все стояла и возносила Иисусу Христу, Царице Небесной, скоропомощнику в пути, Николаю Чудотворцу, свои молитвы просительные. Просила Господа Бога его благословения на путь, на работу, на то, чтобы Пресвятая Богородица и Ангел-хранитель оградили дочь  и всех отправляемых на фронт от беды. Чтобы она благополучно здоровой вернулась домой. Об этом она молилась непрестанно, утром и вечером, во все дни и ночи войны. Молитвы матери были услышаны Богом, и дочь Надежда вернулась с фронта живой, а главное, невредимой. Это ли не чудо, подаренное им?

 

Ее госпиталь ни разу не подвергался за все годы бомбежкам – налетам фашистской авиации. Даже в Германии, где они уже выполняли функции медсанбата и фронтового госпиталя. Она не имела, как и ее подчиненные, ранений. Это ли не чудо? – повторюсь еще раз. «Просите, будьте упорны, неустанны, и вам будет дано.» Просительные молитвы матери были услышаны. Она ни разу на фронте не болела. Поскольку она была всегда под покровом Божией Матери, Николая Угодника, Ангела Хранителя, и самого Господа Бога.

 

Предыдущая часть         Следующая часть

Cодержание книги

Вверх

 






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2017

Соглашение на обработку персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.