18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru
Бесплатная консультация ветеринарного врача


Читайте также


Фото Помня о прошлом, стремиться в будущее (статья Ж.Ж.Рапопорта)

Фото «Я счастливый человек»: в память об Анатолии Колесниченко

Фото К 45-летию БСМП: Больница с железным характером

Фото Эндокринологической службе Красноярского края – 65 лет!

Фото Красноярскому медуниверситету – 75 лет!

Фото Воспоминания. Служба в Германии после войны

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы

Фото "Доктор Мельников": вспоминают И. Артюхов и К. Фурсов

Фото Воспоминания. Чудо спасения


Воспоминания. Война, вернувшая советский народ к вечным ценностям

    Комментариев: 0     версия для печати
Воспоминания. Война, вернувшая советский народ к вечным ценностям

Продолжение личностно-биографического повествования "Ровесница лихого века", Т.П. Сизых

Предыдущая часть

Следующая часть

Cодержание книги

 

Земля моя, как плакала ты горько, Когда теряла сыновей своих, Переносила горе свое стойко, Живых любить стремилась за двоих. 

 

Война – это время большого испытания, великого народного горя, несчастий и в то же время великого душевного подъёма народа на одоление врага. Горе репрессий, которое коснулось каждой семьи на всех ее великих просторах. Немыслимый тоталитарный режим, предшествующий Великой Отечественной войне, унес десятки миллионов человек, тем обескровив страну, однако он не уничтожил дух веры и любви к Богу, Отечеству России. Катастрофа 1941 года заставила весь народ вспомнить вековые ценности. Произошло национальное вотрезвление, пробуждение и самоосознание приоритета духовных ценностей и единение, то главное, чем Русь славилась. Отправляя отцов, мужей, сыновей, дочерей на войну, им оставалось всем уповать только на милость Господа. Их матери, жены уходящим на фронт отцам, сыновьям, мужьям и дочерям вшивали в белье крестики, давали иконки, оградительные молитвы, амулеты. В солдатских письмах фронтовики поздравляли родных с Рождеством Христовым. Они писали: «Да поможет нам Бог одолеть врага. Не в силе Бог, а в правде».

 

В 1941 г. Россия вступила в великие, жестокие дни испытаний своей истории. Был в первые дни создан Комитет обороны, который возглавил главнокомандующий И. Сталин. Первым его заместителем был В. М. Молотов, последний был его тенью всю войну, до Тегерана. Не забудем истинное лицо войны. Каждый русский человек – это предмет истории. Исследование жизненного пути участницы этой войны Надежды Алексеевны Бранчевской, помогут нам заглянуть в горнило ее – бездну горя прошлого. Это позволит увидеть нам лицо Великой Отечественной Войны. Наряду со страданиями и болью в ВОВ было и счастье. Великая Отечественная война – это было святое и удивительное время, когда все объединились, даже правительство с народом, и все в едином душевном порыве одолели врага и пришли к Победе.

 

В день объявления войны – 22 июня 1941 г. – по радио выступил диктор Совинформбюро Юрий Борисович Левитан от имени Председателя Совета министров СССР В. М. Молотова (Скрябин). В этот же день произошло чудо, в атеистическом государстве в прямом эфире и в газетах прозвучало слово провославного иерарха России. Было позволено выступить с обращением к народу Местоблюстителю Патриаршего престола Рос сии, Московскому Митрополиту Сергию (Страгородскому) по единению народа на битву с врагом и по сбору средств для фронта. Он призвал народ к защите Отечества. Это выступление само по себе было неординарным. Впервые после революции было духовно му пастырю православной Руси разрешено в прямом эфире обратиться гласно к народу. Это произошло в стране, в которой все духовное было с 1917 года попрано и почти полностью уничтожено. В российском православном монархическом строе служило 1500 священников и 200 епископов. К 1941 году уничтожено было 1300 священников и остались единицы из более чем двухсот епископов. Сталин к этому времени закрыл почти все храмы по стране, при этом большинство взорвали и уничтожили, как и священнослужителей. На территории от Владивостока до Красноярска не было ни одного действующего храма. В Западной Сибири оставался единственный действующий храм в г. Новосибирске. Сохранилось храмов в Москве – 22 (из более чем 400 сотен), в Ленинграде – 4 и в Киеве – 2. Были уничтожены все монастыри, духовные училища, семинарии и академии. В 1939 году Сталиным была поставлена задача, чтобы к 1943 г. не было бы на территории России ни одного действующего храма и ни одного священника. За годы репрессий было уничтожено в два с половиной раза больше человеческих жизней, чем унесла жизней Великая Отечественная война. Однако люди земным умом полагают, а Господь располагает! Все по воле Его! Сталин вотрезвился уже в начале войны. О чем свидетельствует его обращение к народу 7 ноября 1941 года, когда фашисты стояли под Москвой. Полный поворот государства лицом к церкви произошел в декабре 1942 года, когда в России стали открывать храмы и начались богослужения. Политбюро разрешило проповедовать Христа и христианство по всей России.

 

Только в 1943 г. Местоблюститель России Митрополит Сергий с народом и церквами собрали шесть миллионов рублей на строительство танковой дивизии. За что Сталин письменно поблагодарил Местоблюстителя Патриаршего престола России Митрополита Сергия. Всего же православная церковь с народом за все годы войны для нужд фронта собрала ценностей и денег на общую сумму равную тремстам миллионам рублей.

 

Неожиданно 4 сентября 1943 года в глубокой ночи Сталин пригласил в Кремль Местоблюстителя Патриаршего престола России Митрополита Сергия и еще двух митрополитов: Ленинградского Алексия и Киевского Николая.

 

Ничего приятного архиепископы от данной встречи не ожидали. Цель визита им не была заявлена. Поэтому, как они позже писали, были готовы к принятию мученичества. Встретил их в Кремле В. М. Молотов, и только в два часа ночи к беседе присоединился Сталин. Сталин при встрече поблагодарил за вклад церкви в победу, поинтересовался, что необходимо для церковной власти, дабы открыть храмы и начать службы в них. На что получил ответ: «Нужны кадры!» По стране закрыты все духовные семинарии и духовные академии. Система подготовки кадров оборвалась и на протяжении 20 лет после революции не проводилась. Но наиболее был сложным вопрос с высшими церковными пастырями. Сталин задал вопрос: «А куда они подевались?» Какое лукавство и лицемерие?! Он прямо-таки «волк в шкуре невинной овцы». Видите ли он не знал, куда он их упрятал. Местоблюститель Митрополит Сергий смело сказал: «Они все не в столь отдаленных местах».

 

Сталин попросил Местоблюстителя Патриаршего престола Митрополита Сергия на них составить по фамильный список, а он-де посмотрит, что можно сделать. Сталин поставил пред Митрополитом Сергием задачи провести избрание Патриарха Всея России и возродить Священный синод. Просил не стесняться и письменно высказаться о нуждах православной консессии.

 

Местоблюстителем Патриаршего престола Митрополитом Сергием незамедлительно был представлен список на 26 репрессированных архиепископов. Как на поверку оказалось, из 26 архиепископов, пребывающих в 1943 г. в застенках НКВД, в живых остался лишь один архиепископ Лука, Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий. Так началось с 1943 года официальное, государством одобренное возрождение православия в России. Был избран Патриарх всея России. Им стал по жребию Митрополит Сергий. Был избран Священный синод из шести человек, в состав которого был включен и архиепископ Лука, доктор медицинских наук, профессор В. Ф. Войно-Ясенецкий. Открыли Троице-Сергиеву лавру, с чего в 1945 году началось возрождение деятельности духовных семинарий и академий. С 1943 г. стали скупо открывать храмы в городах нашей страны. Так, в Красноярске открыли лишь маленькую прикладбищенскую часовенку в Николаевской слободе. В 1944 году, наконец, на третье обращение в Москву было разрешено открыть Покровский храм в центре города, но откроют его уже после окончания ВОВ.

 

Итого к 1944 году в России было открыто 200 храмов, а к 1945 году – 509. Четвертого февраля 1943 г. был определен в архиепископы Красноярского и Енисейского, Владыко Лука, доктор медицинских наук, профессор В. Ф. Войно-Ясенецкий. Священный синод хиротонисал еще архиереев. С учетом последних к этому времени было всего семь архиепископов по всей России, а к концу войны – 18.

 

Поводом к возвращению государства лицом к православию, возрождению патриаршества, Священного синода и их деятельности на территории страны явилась, прежде всего Великая Отечественная война, страх за содеянное перед Судом Божьим. Сталин как никто понимал причины войны против России. Бог допустил войну за безумие – безбожие, атеизм и за все поругания над церквами, храмами, соборами, монастырями, и за мученичество священнослужителей, за казнь монарха и чад его, и за разрушение православно-монархического государства.

 

Первое обращение Сталина к народу – 7 ноября 1941 г. с трибуны Кремлевской площади, то есть спустя 138 (4,5 месяца) дней от начала Великой Отечественной войны. Оно было знаменательным, христианским обращением к народу, так как начиналось выступление Сталина со слов «Братия и сестры!» Он понимал, что над страной нависла прямая угроза поражения. Чтобы осилить надвигающуюся смертельную опасность для страны, для народа и для властей предержащих, нужна некая объединяющая сила. Ею могла стать только вера в Бога. Раньше воины России сражались «за Царя, Веру и Отечество». Нужно было поднять патриотический дух, значимость слов «Отчизна, Любовь к Отечеству». Корень слов Отечество – Отец-Бог. Иосиф Джугашвили, партийная его кличка Сталин, получил воспитание в духовном училище и семинарии, из последней он был исключен на пятом году обучения. В нем заговорил голос совести – Бога. Поэтому он позволил в первые месяцы войны выступить по радио с обращением к православному народу церковному Местоблюстителю Митрополиту Сергию с призывом объединиться против врага. В связи с чем свою речь на параде 7 ноября 1941 года Сталин начал как православный христианин. То, что было запрещено и им же уничтожалось с 1917 по 1941 год, включая тысячелетнюю историю русского народа. Теперь же он вспомнил и поднял на щит России славные имена защитников Отечества – это великие русские имена полководцев Александра Невского, Александра Суворова, Михаила Кутузова, Павла Нахимова, Федора Ушакова и других.

 

Сталиным было дано задание российской киноиндустрии создать серию фильмов, о славном прошлом нашего Отечества. Этой же направленности были выпущены во множестве плакаты: «Родина-мать зовет!», Александра Невского, Александра Суворова с его крылатыми фразами и девизами и многие, многие другие.

 

С первого года войны Сталин совместно с правительством вел переговоры с Рузвельтом (США), Черчиллем (Великобритания) о создании вместе с Россией антифашистского союза, об оказании необходимой помощи для строительства заводов, по выпуску танков, самолетов, артиллерийских орудий и другого вооружения, а главное, об открытии этими странами второго фронта. Это позволило бы часть гитлеровских военных сил отвлечь от Восточного фронта и ускорить приближение Победы.

 

Союзники при заключении договора поставили перед российским правительством ряд условий. Одним из условий, поставленных перед Сталиным США и Великобританией, было дать России четвертую свободу – свободу религии, открыть храмы, выпустить священников и начать богослужения. Иначе, они считали, что народ Америки и Великобритании не поймет их и не даст своего одобрения о заключении антифашистского союза с Россией.

 

Подталкивали к открытию храмов и проведению богослужений также немцы, которые оккупируя наши территории, не препятствовали открытию храмов, более того разрешали богослужения. Было ими открыто на оккупированных территориях России около 2000 храмов, только на Украине – 350. Это тоже был рычаг воздействия на советское правительство.

 

Из книги «Россия перед вторым пришествием» (2003 год), мы узнали информацию о том, что когда Гитлер напал на Россию, Патриарх Антиохийский Митрополит гор Ливанских Илия горячо всем сердцем молился денно и ношно о спасении России... Он знал, что значит Россия для мира, знал, и потому всегда молился о спасении страны Российской и о просветлении народа. После обращения Патриарха Антиохийского Александра III с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России, Митрополит Илия решил уйти в «затвор», непрестанно молиться, просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Он спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни один звук с земли, где не было ничего, кроме иконы Божией Матери. Владыко затворился, не вкушал пищи, не пил, не спал, а только стоя на коленях, молился перед иконой Божией Матери с лампадой. Каждое утро Владыке приносили сводки с фронта о числе убитых и о том, куда дошел враг. Через трое суток бдения ему явилась в огненном столпе Сама Божия Матерь и объявила, что избран он, истинный молитвенник и друг России, для того, чтобы передать определение Божие для страны и народа российского. Если все, что определено, не будет выполнено, Россия погибнет.

 

Первое условие. Должны быть открыты по всей стране храмы, духовные академии и семинарии. Священники должны быть возвращены с фронтов и тюрем, должны начать служить. «Сейчас готовятся к сдаче Ленинграда, – сдавать его нельзя. Пусть вынесут, – сказала Она, – чудотворную икону Казанской Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города, тогда ни один враг не ступит на святую его землю. Это избранный город. Перед Казанскою иконою нужно совершить молебен в Москве; затем она должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя. Казанская икона должна идти с войсками до границ России. Когда война окончится, Митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена».

 

Патриарх Антиохийский Илия связался с представителями Русской церкви, с советским правительством и передал им все, что было определено. И теперь хранятся в архивах письма и телеграммы, поданные Митрополитом Илией в Москву.

 

Сталин вызвал к себе Митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), Местоблюстителя патриаршего престола Митрополита Сергия (Страгородского) и обещал исполнить все, что передал Митрополит Илия, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение. Все было так, как и было предсказано. Не было сил, чтобы удержать врага. В блокадном Ленинграде страшный голод, ежедневно умирали тысячи людей. Из Владимирского собора г. Ленинграда вынесли Казанскую икону Божией Матери и облетели самолетом с ней крестным ходом вокруг Ленинграда – город был спасен. Но многим до сих пор непонятно, чем держался Ленинград, ведь помощи ему практически не было: то что подвозили, было каплей в море. И тем не менее город выстоял. Снова подтвердились слова, сказанные Святителем Митрофаном Воронежским Петру I о том, что город святого апостола Петра избран Самой Божией Матерью, и пока Казанская ее икона в городе, и есть молящиеся, враг не может войти в город. Икона все времена, от основания города была Заступницей его, да и всей России... Была чудом спасена и Москва... Немцы в панике бежали, гонимые ужасом, по дороге валялась брошенная техника и никто из немецких и наших генералов не мог понять, как и почему это произошло. Волоколамское шоссе было свободно и ничто не мешало немцам войти в Москву. Затем Казанскую икону перевезли в Сталинград. Там перед ней шла непрестанная служба – молебны и поминовение погибших воинов. Икона стояла на правом берегу Волги и немцы не могли перейти реку, сколько усилий ни прилагали. Был момент, когда защитники города остались на маленьком пятачке у Волги, но немцы не смогли столкнуть наших воинов, ибо там была Казанская икона Божией Матери (так называлась «Малая земля»). Сталинградская битва была начата с молебна перед этой иконой, и только после был дан сигнал к наступлению. Рассказы о чудесных случаях приходилось слышать и от многих фронтовиков, в том числе и от неверующих».

 

Протоиерей Василий Швец в статье «Чудеса от Казанской иконы Божией Матери» пишет: Перед самым началом ВОВ (1941 г.) одному старцу Вааламского монастыря было три видения во время службы в храме. Он увидел Божию Матерь, Иоанна Крестителя, Святителя Николая и сонм святых, которые молили Спасителя о том, чтобы он не оставил Россию и не дал ей погибнуть. Спаситель отвечал, что в России так велика мерзость запустения, что невозможно терпеть эти беззакония. Все эти святые с Богородицею слезно непрестанно молили Господа. И наконец Спаситель сказал: «Я не оставлю Россию».

 

Второй раз старец видел Матерь Божию и святого Иоанна Крестителя, стоящих перед престолом Спасителя и молящих его о спасении России. Он ответил: «Я не оставлю Россию». И в третий раз Вааламский старец видел как «Матерь Божия одна стоит перед Сыном Своим и со слезами молит Его о спасении России. Она сказала: «Вспомни, Сын Мой, как я стояла у Креста Твоего и хотела встать на колени перед Ним». Спаситель сказал: «Не надо. Я знаю, как Ты любишь Россию, и ради слов Твоих не оставлю ее. Накажу, но сохраню...» Старец, которому были сии видения, почил в Псковско-Печерском монастыре, прожив около ста лет.

 

Было решено перенести мощи святителя Алексия, Митрополита Московского и всея Руси в Богоявленский собор, где его рака стояла всю войну и та самая чудотворная икона Казанской Божией Матери, которая была с ополчением в 1812 году. Наступило время возвращения Веры на русскую землю, как и предсказывали наши святые.

 

Сколько старших офицеров, не говоря уже о солдатах, молились перед боем! Многие командиры, да и сам маршал Жуков, как некогда генералиссимусы А. Суворов и М. Кутузов говорили перед боем: «С Богом!» Один офицер, сидевший на связи с летчиками во время боевых вылетов, рассказывал, что часто слышал в наушниках, как пилоты горящих самолетов кричали: «Господи! Прими с миром дух мой!..»

 

Тогда вся Россия молилась, тогда молился даже Иосиф Сталин (об этом есть свидетельство начальника Генерального штаба Б. М. Шапошникова, бывшего царского генерала, который не скрывал своих религиозных убеждений, часами беседовал о вере православной со Сталиным. Все советы генерала Шапошникова, в том числе одеть войска в старую форму царской армии с погонами, были Сталиным приняты и реализованы в 1943 г.

 

А. В. Василевский, по рекомендации Б. М. Шапошникова назначенный на смену ему – начальником Генштаба, был сыном священника, и отец его еще был жив.

 

Известно, что монах Серафим Вырецкий в войну возносил постоянную молит ву не только в своей кельи, но и в саду на камне перед устроенной на сосне иконой преп. Серафима Саровского, кормящего дикого медведя. Этот уголок старец назвал «Саров». В 1942 году старец Серафим Вырецкий писал: 

 

И в радости, и в горе монах, старец больной

Идет к святой иконе в саду, в тиши ночной.

Чтоб Богу помолиться за мир и всех людей

И Старцу поклониться о Родине своей.

Молись Благой Царице, Великий Серафим,

Она Христа десница, Помощница больным.

Заступница убогим, Одежда для нагих,

В скорбях великих многих спасет рабов своих...

В грехах мы погибаем, от Бога отступив,

И Бога оскорбляем в деяниях своих.

 

Митрополит Гор Ливанских Илия (Антиохийский Патриарх) информацию о воле Иисуса Христа довел и до посла России. Обращает внимание реакция посольства России, несмотря на необычность информации для атеистов и на опасность для своей жизни, они посмели донести ее до Сталина. Смертельная угроза, нависшая над Россией в 1941 г. придала смелость сотрудникам посольства и они во имя Отечества довели волю Спасителя до правительства и лично до Сталина. К этому времени Ленинград был уже в блокадном кольце. И фашисты стремительно приближались к столице нашей Родины – Москве.

 

В ходе войны в 1943 году будет приглашен в Москву Митрополит Гор Ливанских Илия (Патриарх Антиохийский). Сталин будет озабочен, чем отблагодарить Патриарха Антиохийского Илию. По совету Патриарха всея России Сергия Сталин подарит ему икону Казанской Божьей Матери в серебряном окладе, который был инкрустирован драгоценными камнями.

 

После победы над фашизмом, в 1947 году Сталин исполнил свое обещание и в октябре повторно пригласил Митрополита Илию в Россию. Ведь все пророчества владыки Илии сбылись. Перед приездом владыки Илии Сталин вызвал владыку Пимена после успения Патриарха Сергия, ставшего тогда уже Патриархом России, и спросил: «Чем может отблагодарить Митрополита Илию Русская церковь?»

 

Святейший предложил подарить Митрополиту Ливанскому икону Казанской Божией Матери, крест с драгоценностями и панагию, украшенную драгоценными камнями из всех областей страны, чтобы вся Россия участвовала в этом подарке. По распоряжению Сталина самые искусные ювелиры России изготовили панагию и крест.

 

Митрополит Илия прибыл в Москву, встретили его торжественно. На церемонии встречи ему преподнесли икону, крест и панагию. Как он был растроган! Он говорил, что всю войну день и ночь молился о спасении России.

 

«Я счастлив, – сказал владыко Илия, что мне довелось стать свидетелем возрождения Православной Веры на Святой Руси и увидеть, что Господь и Божия Матерь не оставили вашу страну, а напротив – почтили ее особым Благоволением. С великой благодарностью принимаю эти дары от всей земли Русской, как память о любимой мною стране и ее народе. Желаю вам, дорогие мои, и надеюсь, что по словам великого святого земли Российской – преподобного Серафима Саровского – вы посреди лета запоете «Христос Воскресе!» Вот радость-то будет по всей земле великой».

 

Тогда же правительство его наградило Сталинской премией за помощь нашей стране во время ВОВ. От премии Владыко Илия отказался, сказав, что монаху деньги не нужны «Пусть они пойдут на нужды вашей страны. Мы сами решили передать вашей стране 200 000 долларов для помощи детям сиротам, у которых родители погибли на войне», – сказал Митрополит Илия.

 

9 ноября Митрополит Илия служил Литургию в кафедральном Никольском соборе, тогда же он преподнес храму частичку мощей Святителя Николая. На следующий день была служба во Владимирском соборе Ленинграда. Все улицы были запруже ны народом, около 200 000 человек стояло у храма. Весь транспорт был парализован. Вокруг храма было оцепление из солдат. В храм не попадешь. Но вдруг из боковой две ри вышел староста, увидел свидетеля, описавшего это событие и позвал: «Пошли! Я вас дожидался». В храм войдя оказались у самой солеи! Слева от солеи стояло правительство из 42 человек. И вот появился Митрополит Илия, Митрополит Григорий и Священство. Началась служба. Отслужили малую вечерню, после чего состоялось возложение драгоценного венца – дара владыки Илии на Казанскую икону Божией Матери. Потом с помощью переводчика произнес он проповедь. Заканчивая он произнес: «Посылаю Благославление Господне на всех вас и всегда, пока я жив, буду молиться о вас!» Все в храме плакали.

 

Облачение в военную форму

Наипервейшее же задание, данное всем врачам, призванным в армию, необходимо было получить и облачиться в военную форму. Теперь она должна была ее носить всюду и везде.

 

Для этого они пошли на склад неприкосновенных запасов (НЗ), который был создан в мирное время на случай войны. Они явились для экипировки в склад НЗ, который располагался в цокольном помещении ресторана «Енисей», что был на пересечении проспекта Сталина и ул. Перенсона, рядом со зданием драмтеатра им. А. С. Пушкина. Заведующим складом был мужчина, солидного возраста, который выдал им все, что нужно бойцу: зеленого цвета гимнастерку, юбку, брюки, пилотку, а также нижнее белье и портянки.

 

Когда дело дошло до сапог, то он сказал: «Девчата, все сапоги, что на складе есть, только 40-го и более размера. Будете брать?» Надежда Алексеевна носила обувь 36-го размера. Поэтому она отказалась. Глядя на расстроенных врачей, завскладом стал просматривать все сапоги. Они ходили по всему складу, и все-таки он нашел несколько пар 38-го и 39-го размеров. Он им сказал: «Жаль мне вас доктора, но меньшего размера у меня нет». Надежда Алексеевна, с учетом шерстяных носков и двойных портянок, решила взять сапоги 38-го размера. Крутить портянки она не умела. Долгое время прошло, прежде чем она научилась ловко их накручивать. А до того, как научиться их завертывать, как говорила Надежда Алексеевна, «ноги были истертыми до крови».

 

Дошло дело и до шинели. Подал он Надежде Алексеевне офицерскую шинель. Она ее надела. Рукава свисали до полу, а полы шинели шлейфом лежали на полу вокруг нее.

 

Шли первые дни войны. Завскладом жалел девчат-врачей, готовящихся к отправке на фронт, и хотел помочь им чем мог. Говорит им почему-то шепотом: «Доктора, а я вам подскажу, где могут перешить шинель на нужный размер. Только чур меня не выдавайте!» Оказывается, в Красноярске была швейная мастерская, которая офицерскому составу выполняла заказы. Поехали врачи по указанному адресу, и без всяких хлопот перешили им шинели. Была еще одна забота у Надежды Алексеевны. В 1941 году шел ей тридцатый год жизни, а она еще носила косы. На фронт идти с длинными волосами негодно. Понимая, что условий по уходу за длинными волосами не будет, она принимает решение сделать стрижку. Пришла она в парикмахерскую. Парикмахер косы обрезал и тут же решил прибрать их себе в шкаф. Надежда Алексеевна решительно парикмахеру сказала: «Извините, но я свою косу заберу». На что последовал ответ: «Да, да». Она тогда же решила, когда вернется с фронта, то из обрезанных волос закажет мастеру сделать ей косу, которую она будет носить короной вокруг головы. Оптимизм ее оправдался, и она вернулась живой и невредимой с фронта, и будет-таки носить свою когда-то обстриженную косу. А было это так.

 

После войны, когда Н. А. Бранчевская вернулась с фронта, она отнесла остриженные волосы, сбереженные матерью, в парикмахерскую. И сделали ей косу. Она ее долго носила, укладывая косу короной вокруг головы, что мы можем увидеть на ее фотографиях.

 

Вышла Н. А. Бранчевская первый раз на улицу в военной форме. Была она в звании капитана военной медицинской службы. Идет по проспекту Сталина. Неожиданно для нее как для новичка идущий навстречу младший по званию офицер отдал ей честь. Она соответственно тут же ему откозыряла. А навыка никакого еще у нее не было. Почувствовала она некую неловкость и даже испытала прилив крови к лицу от стыда неумехи. И на тебе, тут же идет майор. Теперь нужно Надежде Алексеевне первой поднять руку под козырёк и приветствовать старшего по званию офицера. А он должен был ответить ей. От смущения и неловкости все лицо ее запылало и покраснело, но откозыряла. Немало прошло времени, когда наконец-то выработался стереотип по отдачи чести.

 

После войны Надежда Алексеевна опять испытала конфуз. Она в шляпке с вуалью, в гражданском одеянии шла одна по одной из центральных улиц родного города, уви дев проходящего майора, по инерции отдала ему честь. Когда отдала честь, поняла всю нелепость произошедшего. Однако майор приветливо откозырял ей в ответ и по-доброму улыбнулся, понимая издержки прошедшей войны. И это повторилось ни один раз, пока и этот, уже ненужный, условный рефлекс ей удалось подавить.

 

Явившись в военкомат в боевой выкладке Н. А. Бранчевская получила свое окончательное назначение. Оказывается, на фронт ее все-таки не отправляют, а определили старшим ординатором для развертывания эвакогоспиталя. Пришлось ознакомиться более серьезно со своими функциональными обязанностями и правами предстоящей службы. Ее отправили на не менее серьезный и ответственный фронт, на тыловой фронт. При этом дали месячный срок. И как всегда было в ее жизни, так и теперь, она должна была опять делать это впервые, с нуля. Назначили ее ответственным, и. о. начальника по медицинской части эвакогоспиталя. Ей нужно было развернуть госпиталь в здании бывшей школы № 7 и приготовиться к приему раненных войнов.

 

Предыдущая часть        Следующая часть

Cодержание книги

Вверх






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх