18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Отложенное родительство – шанс родить здорового ребенка?

Фото Как помочь пятикласснику адаптироваться к новым условиям

Фото Чтобы детсад не превратился в ад…

Фото Как привить ребенку интерес к учебе?

Фото Как приучить ребенка к чтению? Советы опытного педагога

Фото Как защитить подростка от агрессии?

Фото Ваш ребенок – ваше зеркало: как воспитывать проблемных детей

Фото Если у вас гиперактивный ребенок: как учиться в школе

Фото Обучение и воспитание детей с задержкой психического развития

Фото Что такое «Покемон Го» (Pockemon Go) и как это воздействует на психику...

Фото Как воспитать у ребенка ответственность?

Фото Врачевание. Витамины С, Д, А (плюсы и минусы их применения)


«С Семой я по-новому прочувствовала материнство»

    Комментариев: 0     версия для печати
«С Семой я по-новому прочувствовала материнство»

Татьяна Никулина трижды мама. Старший сын уже жених, среднему – 14, а младшему, Семену, – 8. Семь лет назад у Семы была клиническая смерть. Врачи говорили: «Не выживет». Прогноз наверняка сбылся бы, если б не мама, которая отчаянно боролась за сына.


«Да обычные мы, что о нас писать?», – отнекивалась Татьяна от интервью. Потом согласилась: «Приезжайте вечером, мы уже дома будем». Дом оказался 10-этажкой у самого берега Енисея. На пороге небольшой квартиры – Татьяна и две собаки. Белый ретривер сразу жмется – «погладь», рядом суетится шустрый грифон. Собаки здесь не просто питомцы – четвероногие лекари. Мы идем пить чай. Татьяна берет на руки Сему – сам он не сидит. Кормит с ложечки тортом. Мальчишка перестает шуметь, жует. А я разглядываю: такой же большеглазый, как мама, и носик ее, только волосы светлые, русые.

 

Пока Семен увлекся тортом, Татьяна рассказывает: «Старшему сыну Игорю – 23. Он теперь живет с девушкой, но нам всегда помогает. Среднего, Ромку, вы видели (парень занят планшетом в соседней комнате). И вот Сема – особый ребенок». «Особым» мальчик стал после несчастного случая: в полтора года подавился оберткой. «Остановка дыхания на 20 минут. Клиническая смерть. Обширный отек мозга», – короткие, как зарубки от топора, фразы врезаются в мою голову. «Врачи сказали, что Сема умрет через месяц, – продолжает Татьяна. – Потом было много ошибок. Одни доктора назначали одно, другие отменяли это и прописывали свое. Но становилось только хуже».

 

Специализированная помощь в Боготоле (жили там) была недоступна. В городе не нашлось даже детского невролога. Пришлось ездить в Красноярск. Здесь выяснилось, что у ребенка самая тяжелая форма детского церебрального паралича. Пока Татьяна с полуживым сыном моталась по врачам, старая жизнь рухнула. Муж (родным отцом он был только Семену) ушел через месяц после трагедии. Ждал, когда Сема поправится, а тут…О выздоровлении не было речи. Друзья, с которыми весело ели-пили за одним столом, поохали в трубку и рассеялись. Отвернулись и родственники. «Это было больнее всего, – вспоминает Татьяна и мнет руку Семика. – Даже мама считает, что я гублю свою жизнь, что можно было отдать сына в интернат, оставить в больнице. Есть ведь двое детей – расти. Глядишь бы, и муж не ушел. Было б все по-другому. Но я не могла по-другому. Без сомнений решила: Сему не брошу. (Мальчик заерзал у мамы на коленях). Сядь хорошо. Вот так. Вкусный торт тетя принесла? Ешь-ешь».

 

Новая жизнь

Уже семь лет Татьяна Никулина с сыновьями живет в Красноярске. В маленькой уютной квартире на 10-м этаже. Когда семья обосновались в новом городе, дверь в прошлую жизнь захлопнулась. «Самый тяжелый период позади. Вопрос «за что?» давно отпал. Появился ответ: на все воля Божья. Я пересмотрела ситуацию. Простила родственников и бывшего мужа. У него теперь новая жена, ребенок. Сему вот навещает. Сын его любит», – говорит Татьяна.

 

В ее жизни тоже появились новые люди. Они пришли, когда Татьяна уже не надеялась на помощь. Поддержали «девчонки с Красмамы», Ольга Абанцева (ныне пресс-секретарь благотворительного фонда «Добро24.ру», – прим. ред.), самая известная мама Красноярска Дарья Мосунова, семьи с «особыми» детьми…И еще сотни незнакомых людей, которые пожертвовали деньги на реабилитацию маленького Семы. «Семен был одним из первых подопечных фонда «Добро24.ру», – поясняет моя собеседница. – Нам помогали всем миром: переводили деньги из разных городов России, были пожертвования из Германии, Америки. С некоторыми людьми я очень сдружилась и безмерно благодарна всем, кто нас поддерживает». 

 

 

С Ольгой Абанцевой (слева) и Дарьей Мосуновой (справа)

 

Пока без посторонней финансовой помощи Никулиным не справиться. Доходов семьи – пенсии по инвалидности да алиментов – едва хватает. «Очень угнетает, что не могу ходить на работу, полностью обеспечить семью, – делится Татьяна. – Пыталась найти удаленную подработку, но Семен все время со мной – не получается. В будущем, надеюсь, все-таки смогу выкраивать время, пока сын будет на занятиях».

 

Занятия, садик, школа… В первые годы болезни Татьяна подумать не могла, что все это будет в жизни Семы. Но реабилитация дала свои плоды. За эффективными методиками летали в далекую Германию, Москву, Питер и другие города. «К сожалению, у нас несовременная система реабилитации детей с ДЦП. В ней не учитываются особенности конкретного ребенка, препараты старые, – сетует мама. – Лечить нам, по сути, нечего. Что умерло в мозгу, то умерло, что живо, то мы развиваем. Семену нужна поддерживающая терапия, физическая реабилитация. Он ведь сам не ходит. И, скорее всего, никогда не пойдет. Хотя сын такой упрямый… Не удивлюсь, если встанет (смеется). Но я не буду добиваться этого во что бы то ни стало, как некоторые мамы. Они борются против несовершенств ребенка, не допуская мысли, что он вырастет не таким, каким бы его хотели видеть. Надо принять и любить сейчас».  

 

 

 

Семен засучил ногами. Визжит, смеется. Балакает что-то по-своему. «Это он сейчас рассказывает, ведет диалог, – замечает Татьяна. – Мы ходим к логопеду, дефектологу. Специалисты уверены, что сын заговорит. Педагог из бывшей коррекционной школы тоже видит его потенциал. Занимается с Семой на дому – он ведь у нас теперь первоклассник! Учится по три часа трижды в неделю: сенсорное развитие, работа с карточками, лепка, рисование, музыка. Семен сейчас не учит, как другие первоклашки, цифры и буквы. У него индивидуальная адаптированная программа. Обучение идет несколько по-другому, но суть та же».

 

«Будем менять мир под себя»

Татьяна хочет, чтобы сын максимально адаптировался к среде. Но среда Красноярска для людей с инвалидностью по-прежнему во многом недоступная. Неудобные пандусы (и отсутствие даже таких), непреодолимые бордюры и другие огрехи инфраструктуры – большая проблема для Татьяны Никулиной и других мамочек с детьми в колясках. Даже в обычных, не инвалидных. «На днях все завалило снегом. Дороги расчистили, а тротуары – нет. Мы не смогли попасть в бассейн через дорогу, забуксовали», – приводит мама свежий пример. Но есть и другие примеры: попросили «жилищников» установить откидной пандус в подъезде – сделали без всяких вопросов.

 

«Будем потихоньку менять мир под себя», – говорит Татьяна. И ведь меняют же! Воплотили в жизнь инклюзию, (это когда особые и обычные дети в одном коллективе) хотя это казалось почти невозможным. Когда Татьяна Никулина рискнула заикнуться о садике, об инклюзии в Красноярске не говорили так много, как сейчас. Заведующая детсадом ее поддержала, в местном отделе образования со скрипом согласились. Мама Семена заверила: не получится – уйдем.

 

«Мы ходили в садик дважды в неделю на полдня. Я всегда была с сыном, – рассказывает она. – Воспитатели у нас были золотые. Подготовили детей, объяснили, что в группу придет особенный мальчик. Сема детей заинтересовал: ноги есть – не ходит, не говорит, слюни бегут (смеется). Что это с ним? Кто-то сначала присматривался, побаивался, а кто-то сразу спросил: «Почему не ходит?». «Ножки болят», – говорю. «Что сделать, чтоб не болели?». «Погладь, если хочешь». Гладит. В конце концов все ребятишки стали общаться с Семеном. А некоторые – опекать. И ведь кто – сорвиголовы, самые непослушные дети! Родители диву давались: их ребенок, оказывается, может быть таким заботливым, серьезным. Этот выпуск был особенным. Дети увидели, что есть люди, непохожие на них, но они не плохие, с ними можно общаться. Надеюсь, новое поколение не будет бояться инвалидов».

 

 

 

Семен снова заерзал – надоело сидеть. Мама аккуратно кладет его на коврик рядом. Тот улыбается, думает о чем-то своем. Татьяна тоже ненадолго задумывается: «С Семой я по-новому прочувствовала материнство. Сегодня у женщин остается мало времени, чтоб побыть матерью. Надо зарабатывать, быть успешной, сексуальной (смеется). Хорошо, если есть возможность сидеть с ребенком до трех лет. Мои пацаны все в год пошли в ясли. Я работала в налоговой – там по три года в декрете сидеть не принято. Прошли годы – и вот я с Семкой в садике. Увидела, какая там жизнь кипит! Первая любовь, ссоры и примирения. А как малыши делают поделки для родителей, как ждут их…

 

 

Оказывается, я столько не видела раньше. Придешь за ребенком, он какую-то фигурку тебе покажет. Скажешь: «Молодец, собирайся быстрей домой. И так – каждый день: отвел, забрал, поели, спать. А в выходные стирка, уборка, готовка. Теперь хочешь-не хочешь – от ребенка никуда. Мы всегда вместе. Я замечаю каждую мелочь, каждое маленькое достижение. В прошлой жизни мне этого не доставало. Переживаю только, что на старших ребятишек меня не хватало. Они все понимали, поддерживали. Мальчишки – моя опора, моя радость. Игорь рано осознал, что он главный в семье, начал зарабатывать деньги. Потом Ромка подрос. Сейчас он очень помогает. Ухаживает за Семой. Они с Игорем не стесняются брата – это так ценно. А я укрепляюсь в мысли, что мое главное предназначение – быть мамой. Достойно воспитать сыновей. Может, и замуж еще выйду, кто знает! (смеется) Но пока о мужчинах думать некогда».

 

 

С Семеном и Игорем (слева); С Ромой и Семой (справа)

 

– Татьяна, что пожелаете всем мамам в преддверии праздника?


– Чтобы в семье все были здоровы. А еще желаю любить себя и других, как себя. Хотя бы стараться. Как ни крути, миром правит любовь: мужчины – к женщине, матери – к ребенку, детей – к родителям. Пока люди любят друг друга, этот мир жив!

 

Анастасия Леменкова 




Ключевые слова: особый ребенок, ДЦП, мама, реабилитация,



Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2018

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.