18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru
Бесплатная консультация ветеринарного врача


Читайте также


Фото С 22 ноября в медосмотр «на права» включат анализы на наркотики и алко...

Фото В Красноярске пройдет 17-й творческий конкурс «Приемная семья – теплый...

Фото Медработники края сразятся в умении ставить шах и мат

Фото Скончался экс-начальник краевого бюро судмедэкспертизы Владимир Чикун

Фото Красноярцев приглашают в бесплатную «Астма-Школу»

Фото На заимку Агафьи Лыковой впервые прилетел ее племянник

Фото В Красноярском крае выбирают лучшие медицинские учреждения

Фото Впервые за много лет ученые обнаружили новый штамм ВИЧ

Фото Все о сахарном диабете, самоконтроле и инсулинотерапии, диете и образе...

Фото 10 событий красноярской КРЯКК для взрослых и детей

Фото В Красноярске создали уникальный имплант для восстановления черепа

Фото Медики «больницы на Кутузова» теперь ходят на занятия к психологу


Откуда столько жестокости? О жутких ЧП с подростками в Красноярске

16 октября 2016 г.     Комментариев: 0     версия для печати
Откуда столько жестокости? О жутких ЧП с подростками в Красноярске

За месяц Красноярск потрясли сразу четыре жестокие подростковые разборки. Расправа над девятиклассницей, которую ровесницы истязали раскаленным паяльником и булавками. Драка школьниц, закончившаяся больницей. И апогей: 13-летний подросток зарезал своего сверстника после ссоры. Теперь очередное ЧП: шестиклассница ранила ножом двух учениц. Что происходит с подростками, откуда столько жестокости? Что делать взрослым, чтобы не допустить повторения трагедий?


В начале недели красноярцы содрогнулись от страшной новости: 13-летний школьник вонзил нож в грудь ровесника. Все произошло 9 октября во дворе дома по улице Судостроительной. После словесной перепалки в соцсетях несколько мальчишек пришли на «стрелку». В пылу ссоры один из подростков бросился с ножом на 13-летнего оппонента. Лезвие вонзилось в грудь, и пострадавший уже не смог убежать. Спасти мальчика не удалось.

 

В подробностях трагедии сейчас разбирается управление Следственного Комитета РФ по краю. Там выяснили: конфликт возник из-за того, что школьник, схватившийся потом за нож, оскорбил учителя. Сам подросток на удаленной ныне странице «ВКонтакте» значился под ником Tony Killer, называл себя «уличным бойцом за справедливость». «Бойцу» еще нет 14-ти: уголовное наказание за убийство ему не грозит. Разве что переведут в закрытую спецшколу, если правоохранители сочтут нужным ходатайствовать об этом в суде.

 

Пока писала этот текст, случилось другое ЧП: в Дивногорске 12-летняя девочка ранила двух школьниц ножом – приревновала к однокласснику. Слава богу, все живы. А ведь было еще два громких инцидента! В начале сентября две юные красноярки учинили суд над бывшей 15-летней подругой. Заманили девушку в гости и начали измываться: связали, избили, прижгли руку паяльником, искололи ноги булавками. Пару недель назад от ровесниц во дворе сильно досталось 13-летней школьнице. Девочку избили так, что потребовалась госпитализация.

 

Какое общество – такие подростки?

Впечатленная всей этой жутью, я спросила у мамы, педагога с 40-летним стажем:

– Ты постоянно среди детей и подростков. По-твоему, стали они агрессивней, злее?

– Однозначно не скажешь. В большинстве ученики раньше были добрее. Но жестоких детей и подростков всегда хватало. Время от времени случалось что-то вопиющее. Помню, в школе, где когда-то работала, парни убили на даче восьмиклассницу. Насмотрелись фильмов о насилии и захотели «попробовать» что-то из увиденного. Теперь вот эти страшные истории.

«Будет неправильно судить по нескольким случаям обо всех подростках, – комментирует ситуацию психотерапевт Мария Лисовская. – Но вообще они сейчас сильнее чувствуют вседозволенность, менее сдержаны моральными ограничениями. Это характерно для общества в целом».

 

 

Читайте также:

Что нужно знать знать родителям, чтобы выявить психопатию

 

Общество, в котором о добре и справедливости говорят со снисходительной улыбкой, пожинает свои плоды. Главное теперь – быть успешным. Многозадачным, стрессоустойчивым. Если надо – жестким, а то и беспринципным. Думаете, это не оседает в незрелых головах подростков? Можно сколько угодно винить в их озверении «кровавые» видеоигры и ролики в интернете, но корень зла не в этом. Не все, кто играет в «стрелялки», бросаются на других с ножом. «Само по себе увлечение агрессивными играми и зрелищами – еще не признак патологии, – говорит Мария Лисовская. – Важно, как вообще живет подросток. Сколько времени проводит за играми, как чувствует себя до игры и после, в процессе. Возможно, для ребенка это способ выпустить пар, отвлечься. Но если ничего кроме игр неинтересно, подросток замкнулся в себе, плохо ест, спит, забросил учебу, родителям надо забеспокоиться. Подумать, какие события дома или в школе могут провоцировать такое поведение. И, конечно, надо поговорить с ребенком: открыто, без нравоучений».

 

Познакомиться… с собственным ребенком

Говорить, слушать, слышать – это непросто, когда речь идет о родителях и подростках. Особенно, когда взрослые сразу заводят шарманку «вот я в твои годы…». Теперь другие годы, и этот вчерашний ребенок тоже теперь другой. Что ему сейчас интересно? Что его волнует, радует, удивляет, огорчает? Найдите время, чтобы спрашивать об этом. Но только с искренним интересом, не дежурно. Не спешите сразу критиковать, осуждать, давать категоричные оценки. Да, вам не нравится его новая компания. Но что толку командовать: «Я запрещаю тебе с ними общаться!»? «Вызов принят!» – думает подросток и бежит на встречу с опальными друзьями. Психологи советуют работать тоньше, говорить что-то вроде: «Я уважаю твой выбор, но полагаю, что эти ребята – неподходящая компания, потому что… Подумай об этом». Конечно, если ребенок связался с наркоманами – ну их, эти увещевания, надо действовать.

 

 

Читайте также:

Плюсы и минусы строгого воспитания

 

Уже не ребенок, еще не взрослый

Я вспомнила свое подростковое время. Первая попойка, нелепая одежда, музыка, которая казалась неимоверно крутой. Помню, как с подружкой записывали на кассеты рок-хиты с радио «Максимум». Аудиокассеты! Забавный рудимент для нынешних тинэйджеров. Теперь у них смартфоны. Но в остальном – все то же: гормоны кипят, настроение скачет, тело меняется, голос ломается. Все вокруг твердят: «ты уже не ребенок». А кто, взрослый? Ок, давайте попробуем! «Я сам решу, когда сидеть за алгеброй, а когда гулять. И с кем гулять, и до скольки», – заявляет недоросль. Возвращая на место наушник, он (или она) думает: «Родители меня совсем не понимают».

 

Но подростку мало освоиться в новой роли, надо еще не прослыть лузером среди сверстников. Кто из них делает погоду в классе? Отличники, хулиганы, активисты, спортсмены, модные выпендрюши? Утверждаться среди них, дружить со всеми или противостоять в «оппозиции»? В любой группе ценят тех, кто может постоять за себя. Для этого порой нужна здоровая агрессия, и ее у подростков хватает.

 

Агрессия как крик о помощи

Однако у некоторых агрессия зашкаливает, а приемлемая в каких-то ситуациях жесткость перерастает в жестокость. Так бывает с подростками, которые недополучают в семье заботы, любви и понимания, не чувствуют себя защищенными, нужными. Чтоб не казаться уязвимыми, они нагоняют страха на других. Может, подросток часто слышит дома: «Если будешь размазней, ничего в жизни не добьешься»? Или родителям вообще нет до него дела: они разводятся, устраивают личную жизнь, карьеру.

 

Выходки озлобленного тинэйджера, как зашифрованные сигналы SOS: «Услышьте меня, помогите, мне плохо!». «Мне много раз приходилось работать со сложными детьми, – рассказывает мама. – Когда узнаю, что у ребенка проблемы, непростая ситуация дома, я сразу начинаю его жалеть (только в душе!), хочу его защитить, поддержать. Незаметно для ученика создаю ситуации, которые помогли бы ему проявить свои лучшие качества перед классом, продвинуться в учебе. Смотришь – ребенок уже не такой «колючий», стал лучше учиться, наладил отношения с другими. Был у меня ученик, Дима. Конфликтовал со всем классом, дрался. Никто не хотел с ним общаться. Зная, что синдром агрессии снимается, я объяснила Диминой матери, что сыну нужна помощь психолога. В процессе работы с психологом выявились и логопедические проблемы. Оказалось, мальчик не просто ленился читать – ему было тяжело это делать. Со временем все наладилось, и сейчас Димка – завидный жених».

 

 

Таких хэппи-эндов было бы больше, если б родители, учителя и психологи действовали сообща. «Школьные психологи зачастую перегружены. Им не хватает времени на глубокую индивидуальную работу с детьми, – говорит мама. – Родители же не всегда готовы признать, что детям нужна помощь психолога, а то и психиатра. Даже если ребенок состоит на учете у врача, держат это в тайне от классного руководителя. Но когда проблема достаточно серьезная, учитель и так ее видит. Вот сейчас у нас есть один пятиклассник: его все раздражает, он может начать швырять дневники в одноклассников, кинуть в кого-то пенал. Недавно гнался за учеником с циркулем, учительница еле-еле его остановила. Собираем материал, чтоб отправить мальчика на медкомиссию. Возможно, он и так состоит на учете у психиатра. Родители об этом не сообщали. А ребенок агрессивен, потенциально опасен для других. Нельзя допустить, чтоб он кому-то навредил».

 

Читайте также:

Причины детской агрессии

 

Распущен или болен?

На детей с девиантным (противоречащим общепринятым нормам) поведением учителей теперь просят обращать особое внимание. Так ведь и до кошмара с поножовщиной многие обращали, но слышали ли педагогов? А как обстоят дела сейчас? Если ребенок психически не здоров и представляет угрозу для остальных, где он должен учиться? В специализированном учреждении, на дому, в обычной школе? Кто должен это решать? А если родители не хотят отправлять ребенка на медкомиссию, переводить его из общеобразовательной школы, что тогда?

 

В Управлении образования Красноярска не смогли оперативно ответить на эти вопросы. А жаль. Многим родителям в свете последних событий хотелось бы знать ответы. Им интересно, был ли психически здоров 13-летний школьник, вонзивший другому нож в грудь. Он ведь учился в обычной школе. И вот случилось непоправимое. Я глубоко сочувствую семье, потерявшей сына, но в какой-то мере жалею и подростка, отнявшего его жизнь. Его судьба, его душа искалечена. Наверняка этого можно было избежать, вовремя заметить неладное.

 

Отличить «побочные эффекты» переходного возраста от более серьезных проблем, родителям бывает нелегко. «Нельзя игнорировать затяжные проблемы со сном и аппетитом, постоянную апатию, нежелание общаться, – предупреждает Мария Лисовская. – Обязательно обратитесь к психологу, если замечали, что подросток проявляет насилие и наносит увечья сверстникам, животным, кому-то из семьи. Любая жестокость, воплощенная в действии, чтобы навредить другим, – тревожный признак. Особенно, если случай не единичный».

 

Чтобы увидеть в подростке какие-то перемены (хорошие в том числе), надо заметить его самого. Увидеть, услышать. Особенно, когда он молчит и думает, что ему не с кем разделить свои переживания…

 

Анастасия Леменкова






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх