18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Кача: река таежная. Часть вторая

Фото Кача: река таежная

Фото Надежда Пермякова: стихи к Новому году

Фото Россиянин в зеркале соцопросов – какой он?

Фото Размышления. Добро и зло

Фото Конкурс публикаций «КЛИНИЧЕСКАЯ ГОМЕОПАТИЯ – НА ПУТИ ОТ МЕДИЦИНСКОЙ ТЕ...

Фото Размышления. Апокалипсис наших дней

Фото Поющая осень: новые стихи Надежды Пермяковой

Фото "Если б я был главным врачом" и другие стихи прошлых лет Андрея Носыре...

Фото Стихи о медицине и рабочих буднях доктора Андрея Носырева

Фото Стихи на фестиваль авторской песни «Сухая Мана-2013 г.» и "Молодым!!"

Фото Книга о семье Лыковых – отшельниках в сибирской тайге


Размышления. Мораль и закон

    Комментариев: 0     версия для печати
Размышления. Мораль и закон

В продолжение "Апокалипсиса наших дней": к чему была эта история и причем тут мораль.

 

Обществу нужны законы. Для выживания. Если их нет и каждый сам за себе, то выжить невозможно, смерть. И законы появляются. Главарь банды устанавливает свои правила, это первый закон. Постепенно, по мере неизбежного социально-экономического преобразования группы, эти правила усложняются, становятся более гуманными, т. к. учитывают интересы все большего числа вовлеченных, банда превращается в общину, мини-государство, наконец кто-то записывает эти правила в книги с названием «Уголовный кодекс», «Гражданский кодекс» и т. п. Так появляется закон. Закон это писанные (записанные) правила, а мораль — правила неписанные. Но суть и предназначение их одинаковы. Законы появляются из морали, но и мораль остается. Мораль учит нас — заботься о ближнем, помогай слабому, не полюй в колодец и т. п. Задача этих норм та же — сделать общество крепче, приспособленней, дать ему большие шансы на выживания.

 

Из сказанного вытекает несколько важным моментов.

 

1. Соблюдение законов и морали нужно лично каждому человеку

 Я буду соблюдать закон и следовать морали не потому, что иначе посадят в тюрьму или соседи косо посмотрят, а потому, что в этом залог выживания, успешного существования и развития моего общества, а значит в том числе и лично меня, моей семьи, моих потомков. Если закон вдруг исчезнет (а морали не будет, см. выше), то может быть мне посчастливится попасть в 10% выживших, но даже в этом случае я выживу благодаря созданию нового общества, сумевшего восстановить закон. Благодаря закону. Конечно, я могу рассуждать иначе — мол, пускай все соблюдают закон, а я не буду, авось общество от этого не рухнет и в хаос не впадет, а я сделаю свой маленький гешефт. Тогда от несоблюдения меня будет удерживать только страх наказания или порицания. Кто я такой в этом случае и что со мной делать — скажем ниже.

 

 

2. Мораль поддерживает закон

 Если есть в обществе мораль, закон не может исчезнуть, он в голове каждого человека. Исчезнут конкретные носители тех или иных функций, их функции возьмут на себя другие. В приведенном примере общество было лишено морали. Закон исчез и все распалось. А на руинах, ценой крови и жертв, постепенно появился новый закон. Принципиально не отличный от прежнего. Если бы в обществе была мораль, все бы было иначе. Люди бы вели себя по-другому. Врачи бы пошли в больницу — а как же, там ведь остались больные, надо же кому-то лечить? Продавщица бы встала за прилавок, даже если бы не было начальника. Люди бы не стали грабить магазины. Нашлись бы те, кто владеет навыками организационной работы и взвалили бы ее на себя, организовали бы связь с другими районами (где были бы другие такие же люди), поставки товаров, работу служб. Остатки полиции были бы усилены народными дружинами. Из запаса привлечены бы были офицеры. Поднимающие голову банды были бы задавлены в зародыше, да и бандитов было бы меньше в разы — не та психология в массах. Такое общество практически не заметило бы катастрофы, оно потеряло бы только тех, кто непосредственно исчез. И все. Никаких массовых жертв. Никакого вымирания 90% населения. Никакого голода, эпидемий, бандитизма. Никакого отката в развитии к первобытному строю. Скажете, так не бывает? Бывает. То есть может быть. В обществе где господствует мораль. Таким наше общество было еще совсем недавно, ну пусть не совсем таким, но оно стремилось к этому, и немало прошло по этому пути. А может скажете, наоборот, в примере я сгустил краски? Может и сгустил, еще мораль во многих из нас жива. А может и не сгустил. Фильмы на тему апокалипсиса, постапокалипсиса и прочие «про херовое будущее» смотрите? Не может быть, чтоб не смотрели, их полно сейчас. По какому пути там идут события? Не я один сгущаю. Но не будем о грустном.

 

3. Источником морали являются эволюционные процессы

Мораль не дана свыше, не появилась откуда ни возьмись. Она возникла в ходе эволюции и, как и все, нужна для выживания, приспособления. Множество ученых замечают признаки «морального» поведения животных (летучие мыши, крысы, волки, слоны, обезьяны и т.п.), животные готовы поступиться личным ради общего, помогают другим животным и т. п. В человеческом обществе это преобразовывается в моральные нормы, из которых последствие вырастает закон. Забывая о морали, мы забываем о чем-то важном, становимся беззащитными перед природой и любыми напастями. Важно: сказанное ни в какой мере не является подтверждением социал-дарвинизма. Социал-дарвинизм это такое убогое и корявое учение, которое в неизменном виде переносит борьбу за жизнь, царящую в живой природе, на человеческое общество. Причем делает это неверно. Социал-дарвинисты считают, что в обществе происходит индивидуальная борьба за выживание, неприспособленные гибнут, приспособленные добиваются успеха, это хорошо и правильно. Социал-дарвинизм оправдывает существование общества, лишенного морали. На самом деле это чушь. Уже у животных появляются элементы морали, как приспособление. Животное, помогающее сородичам, повышает шансы на выживание своей стаи, своего вида и тем самым себя лично и своего потомства, поэтому эволюция закрепляет такое поведение. В человеческом же обществе это приобретает еще более выраженные черты, потому что человек социальное существо, наделенное разумом, он обладает многими качествами, которые не способствуют его личному выживанию, но помогают выживанию его группы, племени, стаи, общества. Например, гениальный ученый не приспособлен к жизни, но открывает новые законы Вселенной. Мудрый старик, не в состоянии позаботиться о себе, но рассказывает молодым членам племени о том, как правильно охотиться на мамонта и отличать съедобные корешки от ядовитых. Мальчик-даун создает необычные картины, которые будят в людях чувство прекрасного и побуждают их к творческим и иным достижениям (или просто дарят хорошее настроение). И так далее. Для человека разумного единицей эволюции является не индивид, а социальная группа. Тут мы пока остановимся и вернемся к этому разговору чуть позже, в частности поговорим о том, не приведет ли поощрение неприспособленных ученых и талантливых даунов к физическому вырождению человечества, о чем весьма беспокоятся иные деятели, и о том, не надо ли нам, как Спарте, начать сбрасывать кое-кого со скал.

 

 

4. Мораль едина

Она не может быть такой или этакой, не может быть «своей морали», отличной от «общепринятой». Она едина, потому что в основе ее единые для всех эволюционные процессы. Именно этим (а не «категорическим императивом» или вмешательством высших сил) объясняется приблизительное сходство моральных норм у представителей разных культур. И если через тысячу лет мы встретимся с разумными хренопотамами из далекой галактики, у них будет та же самая мораль, с поправкой на местный колорит и особенности.

 

5. Истинная мораль

Мораль, основанная на рациональном мировоззрении и вытекающей из него внутренней мотивации, понимании того, что хорошие поступки нужны (все вместе и каждому лично), и именно поэтому их следует совершать, и есть единственная настоящая мораль. Мораль, основанная на внешней мотивации, страхе наказания или стремлении к поощрению, заведомо более ущербна. Это вообще не мораль. В нашем примере внешние стимулы пропали – начался хаос.

 

6. Религиозная мораль основана на внешней мотивации

(Хочу в рай, не хочу в ад, плохие поступки наказываются плохими последствиями, портят карму и т. п.) Социологические исследования, с разных боков подходящие к исследованию религии и морали, показывают их отрицательную корреляцию. Верующие более склонны к нарушению морали и закона. Увы и ах. И это, с учетом вышесказанного, вполне логично. Пропаганда внушает нам обратное, но кто хочет спорить — погуглите, найдите факты, все в открытом доступе. Если бога нет, то все позволено, — повторяют нам на разные лады. И даже говорят о том, что религия есть единственный источник морали. Эти убеждения — признак интеллектуального и нравственного убожества. Бога нет, а мораль есть. Тому, у кого моральных норм нет, а закон он научился обходить, нужен бог, в виде этакого небесного прокурора, от которого не убежишь, наличие которого удержит от плохих поступков. Бедный тот человек, который не видит других источников морали, кроме выдуманного бога. Также тому, кто не понимает сути подлинной морали, нужен бог, чтобы на него равняться и не забивать голову более сложными рассуждениями — бог сказал, что это правильно, значит это правильно. Это еще один источник религиозной морали (кроме внешней мотивации) – скудоумие. На определенных этапах развития общества, когда большинство населения отличалось низким уровнем развития, бог, стоящий на страже морали, был нужен, религия выполняла полезные социальные функции (однако, выполняя в то же время и вредные — являясь «опиумом для народа», закрепляя господствующее положение эксплуатирующих классов). Также маленькому ребенку мы не объясняем эволюционного смысла морали, а говорим: «Будешь жадничать, никто с тобой играть не захочет», или «Не надо так делать, это нехорошо». В первом случае это сомнительный педагогический прием (закрепление внешней мотивации морали), но и он может быть оправдан. Во втором – это апелляция к истине, которую надо воспринимать некритично; для маленького ребенка это нормально (и даже необходимо), для взрослого умственно и психически полноценного индивида – вряд ли.

 

 

7. Мораль основана на коллективизме

Развитие общества происходит от частного к общему. Разные виды «индивидуалистической морали» типа «живи сам и давай жить другому», в лучшем случае ущербны, в худшем – ложны. Об этом подробнее поговорим в отдельной главе.

 

А теперь настало время сказать о морали кое-что нетривиальное.

 

Мораль и закон распространяются только на «своих». И это правильно. Интересно утверждение, да? Сейчас поясню. Племя А живет, исповедуя принципы морали, его члены помогают друг другу в беде, заботятся и т. п. Это им помогает выживать. Но вот на них напало племя Б. Если они станут морально действовать в отношении представителей того племени, то их перебьют. Если я абориген племени А, то для меня аборигены племени Б – враги. На них мораль не распространяется, их надо убивать, без раздумий и разговоров. Добивать раненных, сжигать дома и вырезать детей (или захватывать и перевоспитывать, превращая в своих). Иначе они сделают то же со мной, моим домом и моими детьми. Они чужие. Попытки советских солдат в начале войны относиться в фашистам как к своим (запутавшимся, но в целом неплохим ребятам) не привели к хорошему, это быстро осознали и стали относиться по-другому: «Так убей же хоть одного! Так убей же его скорей! Сколько раз ты видишь его, Столько раз его и убей!», – писал К. Симонов уже в 1942 г. И так победили.

 

Для каждого разумного существа другие разумные существа делятся на своих и чужих. В отношении своих использование морали помогает выживанию. В отношении чужих — мешает. Кроме чужих и своих есть еще нейтральные — просто другие или те, кто пока непонятно кто. Например, встретив в лесу незнакомого аборигена, абориген племени А (знакомый с моралью) не относится к нему как чужому. А относится просто как другому. Вместо аборигена может быть космолет цивилизации А, столкнувшийся в космосе с незнакомым кораблем, это условности. Смысл же развития общества в том, что понятие «свои» постепенно расширяется и в него включаются другие люди, племена, народы, страны, разумные виды. Так из племен возникают племенные союзы, из разных кривичей и древлян — русское государство, из цивилизаций — Великое Кольцо (читаем советского фантаста Ивана Ефремова) и т. п., в перспективе — единое человечество, а далее и единая Вселенная (чтоб вы понимали, насчет Вселенной это я так, теоретизирую, может быть и нет никаких других разумных видов, мы пока не знаем). При этом каждый, входя в сообщество, подчиняется совместно выработанным общим правилам, но остается индивидом, сохраняет свои личные особенности, которые не мешают, а наоборот дополняют сообщество. Такое многообразие также имеет эволюционный смысл, поскольку несет огромный потенциал приспособления к любым переменам, это касается как отдельных людей, так и культур цивилизаций.

 

 

Исходя из сказанного, отношение к другому должно быть изначально дружественным, направленным на то, чтоб подружиться с ним, соединиться, увеличить, обогатить таким образом свою (а теперь уже вашу общую) общность. Очень важная мысль: для человека или общества использующего мораль, каждый встречный — потенциальный друг (а не потенциальный враг), который постепенно должен стать своим. Постепенно, т. е. это не исключает осторожности, правильной является постепенная взаимная интеграция, а не братание с кем попало. И стать своим означает не «присоединиться ко мне», а стать «частью одного со мной общества» – так в нормальной семье муж и жена составляют одно целое, но при этом никто не старается доминировать над другим, каждый выполняет свои функции, а сложные решения принимаются исходя из обоюдных, общих интересов.

 

Но, к сожалению, так бывает, что некоторые встречные никак не хотят становиться друзьями, своими. Это приходится признать, когда они очевидным образом не понимают изначально демонстрируемого им хорошего отношения, а тем более, когда они вредят, нападают первыми. Это одинаково справедливо в отношении двух аборигенов на лесной тропе, двух кораблей в межзвездном пространстве, двух государств на международной арене. Если просто не понимают – значит остаются пока другими, может потом удастся найти общий язык. А если демонстрируют враждебные намерения, или, например, не желают делиться жизненно необходимыми ресурсами – в этом случае они чужие, враги. На них мораль не распространяется. Их надо…. Уничтожить? Нет, уничтожить только в крайнем случае. «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается». Может уничтожить их агрессивную часть, и окажется, что остальные хорошие. Или дать по морде, и может они сами перевоспитаются. Или лишить силы и взяться за перевоспитание самим. Это нюанс. А суть такова — общество растет и развивается; встречая другие общества, оно взаимодействует и ними, либо объединяясь (с хорошими), либо изменяя (плохих) и объединяясь, либо уничтожая (совсем плохих). Это бесконечный процесс, бесконечный путь к совершенству.

 

 

Отдельно насчет ресурсов – кто-то скажет, мол, ни фига себе внешняя политика, похлеще, чем у нынешних США. Я немного о другом. Если я член племени А, мое племя погибает от голода, а члены соседнего племени Б открыли у себя месторождение манны небесной, едят от пуза, а излишки выливают в море, я вправе прийти и попросить поделиться. А если не дают – потребовать. А если не дают все равно – отобрать. Не все, чтоб они сами умерли, а часть, необходимую мне. Именно в таком смысле, когда на кону вопрос выживания, во всех иных случаях это недопустимо.

 

Ключевой момент: другой становится чужим, когда он попирает нормы общей единой (см. выше), морали. Когда нападает без причины. Когда хочет обречь на смерть. Когда присваивает твое. Даже если он делает вид, что этой морали не понимает или не признает. Тут можно приводить много казуистических примеров и задавать хитрых вопросов типа: «А вот в такой ситуации что делать?...». В каждой конкретной ситуации правильный ответ, правильный вариант действий есть, его можно (и нужно) найти и поступить в соответствии с ним.

 

Чужим может стать и бывший свой. Внутри народа или общества могут появляться чужие. Кто это? Преступники. Они преступают мораль и законы общества (плюют на них) ради своей выгоды. Здоровое общество не только имеет право бороться ними, но и обязано это делать, чтобы защитить своих лояльных членов, защитить себя. Как бороться? Это зависит от того, какими ресурсами общество располагает. Изначально вектор борьбы должен быть направлен на изменение, перевоспитание преступника, на то, чтобы этот чужой снова стал своим. В идеальном обществе явных преступников не будет, а оступившихся всегда можно будет перевоспитать. Пока такого общества нигде создано не было, но к его созданию надо стремится, а для этого, как минимум понимать, в каком направлении следует двигаться. Когда-то в нашей стране это понимали, и, как ни странно, до сих пор колонии для преступников называются исправительными, хотя давно уже никого не исправляют, а только плодят рецидивистов. Смысл помещения преступника в колонию в первую очередь не в наказании, а в исправлении. Если общество имеет ресурсы для того, чтобы исправить этого преступника, оно пытается его исправить. Если не имеет, то нет смысла держать его в тюрьме просто так, тратить ресурсы на его содержание из ложно понимаемого гуманизма. Его необходимо уничтожить (либо навсегда изолировать, если это целесообразно, например, на пожизненной каторге). Это необходимо сделать не только и не столько из экономии, но из соображений того, что в какой-либо ситуации он может оказаться на свободе (сбежит, нападет враг и освободит его, случится катастрофа и т.п.) и снова станет вредить обществу, приносить горе и страдание нормальным людям. Здоровое общество обязано защитить своих лояльных граждан от вреда, который несет этот преступник. Именно поэтому смертная казнь есть высшая мера социальной защиты, то есть та крайняя мера, на которую общество вынуждено идти, защищая себя от преступных действий данного существа.

 

 

Еще раз: преступник, враг общества (как говорили в Америке), враг народа (как говорили у нас) это тот, кто своими осознанными действиями поставил себя в положение чужого, врага, действует против общества. Он тем самым поместил себя вне морали. Его можно либо исправить, либо уничтожить. Общество обязано сделать первое либо второе. Второе – только в случае, если первое невозможно. Возможность же оценивается исходя из текущей ситуаций, наличия необходимых ресурсов и т.п., критерии оценки могут меняться. Например, если идет война, паникеров и трусов расстреливают перед строем, а в мирное время с такими людьми работают, перевоспитывают, объясняют, в чем они не правы. Потому, что у мирного общества есть ресурсы, возможности для этого, а во время войны такой роскоши позволить себе общество не может.

 

Если кто-то оказался среди чужих не по своей воле, к нему нельзя относиться как к чужому. Например, ребенок, воспитанный чужими (врагами, преступниками). Если он маленький, его можно просто перевоспитать, он станет своим, хорошим человеком. Если большой – то к нему надо относиться с осторожностью, он впитал идеологию чужих, ненависть к своим, другие вредные установки. Но если своими собственными делами он не доказал, что он чужой, у общества нет права относиться к нему как чужому. Но и как к своему нельзя, это тоже надо заслужить, пока он просто другой. В этой связи вспоминаем отношение к членам семей врагов народа в СССР. Или к тем, кто был в немецком плену. 

 

 

Продолжение следует.

 

Автор врач-психотерапевт Максим Попов






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.