18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Предпосылки к необходимости дополнительных методов коррекции гомеостаз...

Фото Анестезия у больных с острой кровопотерей

Фото Продленная стресспротекция в лечении острой кровопотери

Фото Интенсивная терапия и анестезия травматического шока

Фото Проблемы анестезии при операциях на печени

Фото Анестезия и интенсивная терапия при травматическом панкреатите

Фото Проблемы анестезии и интенсивной терапии в акушерстве при кесаревом се...

Фото Проблемы анестезии в нейрохирургии

Фото Особенности интенсивной терапии и анестезии при операциях на легких

Фото Предоперационная подготовка и анестезия у больных диффузным токсически...

Фото Проблема параоперационного иммунодефицита и его коррекции

Фото Проблемы анестезии при оперативной коррекции сколиоза у детей


Врачевание. Наука и ученые

    Комментариев: 0     версия для печати
Врачевание. Наука и ученые

Продолжение книги "Врачевание" (размышления детского врача).

Предыдущая часть

Следующая часть

Содержание книги

 

Понятие наука не имеет четкой дефиниции, поскольку, с одной стороны, это, несомненно, особый свод более или менее объективных многообразных знаний о Мире, Природе, человеке и его мышлении, об обществе, но, с другой стороны, науке присуще непрерывное развитие, и это процесс все более глубокого и полного выявления, обоснования, уточнения, систематизации и осмысления знаний.

 

Человек не создает законы Природы, он стремится их познать. Специальные сведения о человеке и о мире, своеобразное их видение и трактовки предлагают, кроме науки, также искусство (живопись, скульптура, литература, музыка и т.д.), повседневный опыт человечества, многообразные ремесла, религия и философия. Все эти виды активной и многовековой деятельности, как правило, наиболее умных и прогрессивных людей своего времени, передающих из поколения в поколение приобретенные знания, все же не могут соответствовать современным довольно жестким, но рациональным критериям представления о науке, и с этих позиций не считаются собственно наукой. Например, более 5000 лет люди плавят, обрабатывают и создают разнообразные предметы из металла, но все это происходило на уровне проб и ошибок, всегда субъективного здравого смысла, повседневного опыта, без глубокого проникновения в суть сложных физических и химических процессов, без теоретического обоснования и точного предвидения. Огнем пользуется человечество десятки тысяч лет, но и по сей день многие явления, связанные с горением, не ясны и продолжают усиленно изучаться. Многие болезни людей и животных знали и лечили врачи при помощи трав, вод, примитивных пособий и даже хирургических операций еще в глубокой древности. Однако эти сведения не были истинными знаниями, они носили преимущественно описательный, поверхностный характер. Объяснения часто имели мистический и наивный вид. Они больше следовали из понятий здравого смысла, опыта, соответствующего эпохе, уровню достижений ее цивилизации. Другой пример. Астрология, основанная вначале на наблюдении планет, положении звезд, их видимых сочетаний, существует сотни лет. Пользуется до сих пор, как метод предвидения, популярностью у больших групп населения, но, увы, является абсолютно надуманной, ничем не доказанной, ложной и, конечно, не наукой. “ …Я и сам обманываться рад“ (А.С.Пушкин).

 

Основное требование к науке обоснованное фактами и достоверно доказанное объективное знание, полученное посредством строго контролируемого на всех этапах исследования, научным методом, позволяющим снизить воздействие субъективного фактора. Последовательность этапов научной работы, ее информативность, разумность (рациональность), системность, теоретическое заключение — в главных своих частях однотипны, хотя в ряде вариантов имеет некоторые своеобразия. А.Эйнштейн настойчиво утверждал, что идея, гипотеза, теория вначале появляется в мыслях скептически думающего исследователя, и лишь затем наступает период практической ее проверки, доказательства, попыток опровергнуть в мыслительных и рабочих экспериментах.

 

“На опыте можно проверить теорию, но нет пути от опыта к построению теории“;

“нет логического пути, приводящего к созданию теории, существуют лишь осуществляемые на ощупь конструктивные попытки, контролируемые посредством тщательного анализа познанных фактов “; “…расцвет (познания) возможен только из сравнения придумываемого и наблюдаемого“ (А.Эйнштейн). С таким порядком научной деятельности согласны Э.Шредингер, Д.Дейч и другие крупные ученые теоретики. 

 

В медицине, напротив, первым этапом научной работы считается наблюдение, сбор фактов, их количественное и качественное описание, систематизация, и только затем синтез и формулирование теории. О такой последовательности диалектического познания четко и афористически высказался В.И.Ленин: — “ От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике“. Как видно, трактовка механизма познания философом В.Лениным расходится с большим личным опытом великого ученого А.Эйнштейна.

 

Высшая цель науки — объективное установление истины, правды о мире, полноценное знание. Без опыта нет достоверности, но без теории — нет обобщенного знания и прогноза дальнейших научных исследований. Опыт и теория едины в познании мира.


Труд ученого существенно отличается от деятельности других профессионалов, поскольку его успех напрямую зависит от правильной организации и эффективности творческого мышления. Для этого необходим напряженный труд и правильная, оригинальная идея.

 

Научная работа в существенной своей части сродни искусству. По мнению мало культурной, но весьма широкой публики, многие научные исследования, особенно фундаментальной науки, оторваны от жизни, не нужны и зря тратятся производительные силы и деньги. Трудно убедить людей, что изучение мухи или мышей в перспективе принесет здоровье и продление жизни многим людям. Похожие рассуждения раздаются и в отношении живописи, поэзии, балета и т.д. Наука так же, как и искусство, зарождается на основе высочайшей мотивации, захватывает и увлекает исследователя целиком. Ею недостаточно заниматься лишь урывками, от случая к случаю, приходя и уходя “со службы“. Страстное увлечение своей идеей, научной темой превращается в главную цель жизни на данном этапе, на годы или всю жизнь. Большую часть времени мысли ученого заняты проводимым исследованием. Его перестают интересовать другие занятия, салонные разговоры, разного рода хобби. Даже на отдыхе, в театре, на прогулках и т.п., во время сна — размышления о трудной научной проблеме не отпускают его. Хрестоматийными стали “ Эврика! (нашел)“ — возглас Архимеда, открывшего, по легенде, физический закон во время погружения в ванну. Фундаментальный закон расположения химических элементов в виде таблицы, увидены Д.И.Менделеевым во время сна. О подобных внезапных вспышках мысли сообщают многие ученые. Это не редкость. Просто — результаты разные. Г.Селье писал, что он держит на прикроватной тумбочке блокнот и карандаш, чтобы успеть, пока не забыл, немедленно записать важную мысль, схему опыта, которую он иногда увидит во сне, особенно в стадии засыпания или, напротив, пробуждения. Внезапная догадка может осенить даже дилетанта в науке, но крайне редко. На это надеяться наивно. Успех приходит лишь при страстном упоении наукой и упорном систематическом, настойчивом и высоко профессиональном труде, при умении сконцентрировать на длительное время мысли на изучаемом явлении. О Сократе современники писали, что он мог почти сутки простоять на одном месте, занятый обдумыванием какого-то важного вопроса, не замечая окружающих. Разумеется, серьезной, большой наукой с успехом могут заниматься в основном талантливые люди, но лишь те, которые сумели сочетать в своей деятельности тяжелый повседневный труд со страстной, порой жертвенной увлеченностью. В науке нет легких дорог, а проторенные пути не для ученого. “ Одного вдохновения недостаточно — требуется вдохновение развитого ума“. (Ф.Шиллер).

 

Творческое мышление, украшающее и преобразующее мир, — сложнейший психический процесс, внутренний механизм его ни практически, ни теоретически не изучен. Происхождение мысли, слова материальны, но сама мысль не материальна и не является энергией в привычном нашем понимании. Что же такое мысль? Посредством мысли мы открываем и покоряем мир. Она предтеча всех планетарных и очевидно космических влияний человека. Все предположения о самой мысли строятся на более или менее развернутых и мало правдоподобных художественных, физиологических или мистических описаниях, предлагаемых философами, поэтами и художниками, музыкантами и др., и, наконец, психологами, физиологами, психиатрами и, конечно, представителями религии. В.И.Вернадский даже ссылается в этом вопросе на скорее эмоциональное, чем научное, высказывание Гете: — “ Забыли, что наука первоначально развивалась из поэзии“.

 

Интересное, но спорное, как все в науке, представление о творческом мышлении высказал известный математик А.Пуанкаре (1908 г.). Он разделил этот процесс на следующие четыре стадии. 1.В начале формируется задача, которую нужно решить. В течение некоторого времени ведется активная работа по ее решению. 2. Затем следует более или менее длительный период, когда исследователь, так и не решив задачу, отвлекается от нее. В это время, по мнению А.Пуанкаре, происходит бессознательная работа над задачей. 3. Внезапно, без непосредственно предшествовавших размышлений о задаче, в случайной ситуации, не имевшей к задаче никакого отношения, в сознании возникает ключ к решению. 4. После этого, когда ключевая для решения идея уже известна, происходит завершение решения, его развитие и проверка. В литературе эти же стадии творческого решения известны, как стадии Г.Уоллеса (1926 г.).

 

Мне, как и многим исследователям, нередко приходилось оказываться в подобном положении, когда внезапно, вне связи с данной темой, действительно, как озарение, возникал в сознании ответ, новый подход или уже ключ к решению вопроса, без готового логического обоснования. Но это не значит, что предыдущие дни и недели проблема постоянно была вне внимания сознания. Напротив, время от времени мысли снова и снова спонтанно возвращались к ней после некоторых промежутков отвлечения. Несомненно, подсознание (бессознательное — по З.Фрейду) и сознание — функции единого мозга, они взаимосвязаны, взаимодействуют в своей работе, подпитывая друг друга, и не изолированы между собой.

 

Интуиция (с латинского — созерцание, пристально смотрю; по-русски — чутье) не имеет ничего мистического, не сверхразум, а есть результат извлечения из глубин памяти прошлых сведений, образов, как будто бы давно забытого опыта, ассоциаций. Интуиция развивается в ходе постоянной напряженной мыслительной деятельности, привлечении разнообразных ассоциаций и аналогий, накопленного жизненного и научного опыта, своего рода тренировок мышления. Особенно внезапно интуиция проявляется, по моему опыту, в распознавании наиболее сложных в диагностическом и лечебном отношении больных, недостаточном времени и условий для сложных обследований, в критической ситуации. Внезапно, как ярчайший свет молнии, освещается вся проблема. Тогда мгновенно мобилизуются воля и все явные и подспудные знания и умения. Минуты промедления могут стоить жизни человека. Наиболее характерны такие спасительные вспышки интуиции, знания для высоко квалифицированных, опытных специалистов. Поэтому хорошей интуицией обладают обычно люди высокой эрудиции, глубоко изучившие главные положения исследуемой проблемы. Они как бы видят проблему целиком, не вдаваясь в детали. Их предложения, идеи, гипотезы дают возможность гораздо более быстрого продвижения в изучении вопроса. Однако интуитивное мышление необходимо дополнять аналитическими средствами решения проблемы, поскольку интуитивно предлагаемое решение порой бывает не достаточно обоснованным или даже неправильным. Оптимальным можно считать положение, когда используются оба способа мышления, дополняющие друг друга.

 

В научных исследованиях, и особенно в создании принципиальных больших теорий, по мнению А.Любищева, А.Эйнштейна, Г.Селье и других ученых, преимущество отдается высокой интуиции, интуитивному складу мышления, вслед за которым наступает этап проверок, доказательств, детализации, использование аналитических средств.

 

Для эффективной, напряженной мыслительной работы, любого типа мышления — требуется благоприятное физическое и психическое состояние исследователя, эмоциональный подъем. Способность к быстрой реакции, интуиции резко снижается у людей уставших, длительное время не спавших, после приема алкоголя, успокаивающих препаратов, в конце длительного дежурства, у больных.

 

Наука не рождается из ничего, на пустом месте. У нее всегда есть отдаленные или ближайшие предшественники, которые, порой, высказав интересную гипотезу или получив в опыте необычные новые факты, не развивают эти данные и не четко представляют, к каким изменениям в науке могут привести такие новшества. Так, после создания Н.Винером учения об обратных связях, легших в основу новой науки — кибернетики, стало ясно, что и учение о функциональных системах П.К.Анохина, впервые высказанное в конце тридцатых годов 20-го века, может принести большую пользу в медицине и биологии. До этого много говорилось о работах И.П.Павлова, и почти ничего об идее П.Анохина. В начале 20-го столетия А.Богданов разработал оригинальное учение о теории систем (тектология — по автору), которая осталась мало известной и не распространялась. В.И.Ленин, в свойственной ему крайне резкой, оскорбительной манере, критиковал философию Богданова, и в советское время труды А.Богданова запрещалось печатать почти 50 лет, и имя автора упоминалось только в связи с критикой его В.Лениным. Спустя 20—40 лет, благодаря работам Л.фон Берталанфи, Н.Винера, У.Р.Эшби, произошло новое рождение общей теории систем, ставшей основой кибернетики и нового системного мышления. Сегодня это большое научное направление, интенсивно разрабатываемое в биологии, физике и в других дисциплинах. Преследование догматиками философами-марксистами учения Богданова и позорный запрет на публикацию его работ почти на полстолетия затормозили в СССР развитие принципиального научного открытия. В мировой литературе общая теория систем сегодня связывается с именем Л.фон Берталанфи, который ее заново открыл, глубоко разработал и показал большие перспективы ее использования в разнообразных областях науки. Это наглядный случай преступного подавления инакомыслия в науке, приведший к застою и чрезвычайному отставанию в важных разделах современной науки (биология, кибернетика и др.).

 

В одной из своих работ Н.Д.Стражеско сообщил о небольшом исследовании, в ходе которого у части больных ревматизмом удалось высеять из крови стрептококк. Этот интересный факт далее не был развит, не проведены новые и достаточно объективные исследования, соответствующие научному методу. Соответственно, не была создана обоснованная и приемлемая теория этиологии ревматизма. Одновременно на равных в то время в ревматологии продолжали существовать и другие взгляды на причины болезни и механизм ее развития. Нужна была хорошо обоснованная теория происхождения ревматизма.

 

Первым этапом нового научного исследования под руководством В.И.Иоффе (моего Учителя) стало формирование насущной проблемы, задачи исследования, и предварительной рабочей гипотезы стрептококковой этиологии ревматизма. Поскольку клиника болезни характеризуется многообразием синдромов, вариантов течения и исходов болезненного процесса, то в план работы вошла также задача изучения у тех же пациентов особенностей иммунологического состояния и специфического ответа на инфекцию. Наша научная работа была призвана, в первую очередь, помочь больным. При ее планировании намечалось применить методики, наиболее информативные на тот период развития мировой науки, но не опасные и не обременительные для пациентов. Учтены были также прошлые сведения об отдельных фактах, и возникла умозрительная гипотеза, требовавшая подтверждения или опровержения в ходе опытов. Логична в такой ситуации организация комплексной работы многих специалистов: клиницистов, микробиологов, иммунологов, биохимиков, морфологов. На стыке наук решалась единая проблема. Следовательно, не указанное выше противопоставление методологий, а единение теоретических предположений с некоторыми предварительными прошлыми исследовательскими фактами — легли в основу планирования и проведения этой большой научной работы, что весьма характерно для клинических медицинских исследований.

 

Вторым этапом явились систематические наблюдения и сбор объективной первичной информации, которые включали клинические обследования, кожные аллергические пробы, многие лабораторные исследования показателей остроты воспаления, стрептококковой инфекции, иммунного ответа на инфекцию, и аутоиммунного процесса. В соответствии с требованиями высокой доказательности результатов работы одновременно обследовались по единой программе больные ревматизмом, пациенты с другими болезнями и референтная группа практически здоровых людей. Разумеется, все исследования проводились в динамике с определенными промежутками времени, учитывались повторяемость и воспроизводимость результатов исследований. Параллельно велись опыты на животных в ИЭМ АМН СССР. В научной работе исключительно важны надежные , хорошо апробированные точные измерения, и качественные, документированные описания наблюдений. “ Факты — воздух ученого“ (И.П.Павлов). Гипотезы, теории (мыслительная деятельность) могут создаваться, исправляться и дополняться, отвергаться, и разрушаться, но факты, первичная информация должны оставаться достоверными и нерушимыми.

 

Следующей стадией (3-й) научного метода служит анализ первичной информации, полученной в ходе обследования, группировка пациентов и анализов в соответствии с ранее поставленными или вновь возникшими задачами. Когда каждый случай фиксирован, полнота и точность информации проверены, группы составлены — наступает 4-й этап — обобщение. В этот сложный период работы (высшей абстракции, синтеза) перед исследователем возникает необходимость увидеть за многообразием цифр объективные внутренние закономерности, противоречия, связи (корреляции положительные или отрицательные, коэффициенты регрессии, действие комбинаций признаков, одно- и многофакторный дисперсионный анализ). Нужно установить логичность сопоставлений, учет привходящих факторов (погода, климат и другие влияния).

 

Сегодня в медицинских работах применяется обширный математический аппарат, позволяющий с высокой долей точности подтвердить или опровергнуть достоверность отмеченных связей, влияний или независимого параллельного существования каких-либо параметров. Еще в середине 15-го века ученый-энциклопедист Леонардо да Винчи писал, что ни одно человеческое исследование не может называться наукой, если оно не прошло через математические доказательства. Г. Селье, выдающийся экспериментатор современности, с отрицательной предвзятостью отзывался о математике, хотя, конечно, использовал ее. Он особенно подчеркивал важность абсолютно точного и всегда воспроизводимого опыта. Это, кстати, одно из главных условий научного метода. На мой взгляд, математический метод дает очень много ученому в глубоком анализе проведенных исследований, их доказательности, но только в тех случаях, когда исследователь правильно группирует первичную информацию и логически ставит задачи анализа и синтеза. (В работах моего коллектива практически во всех случаях при совместном участии специалистов-математиков проводился глубокий математический анализ.) На этом этапе научно-исследовательской работы (НИР) уже возможно и необходимо построение достаточно обоснованной гипотезы и развитие ее в теорию. Общепризнанно, что теория должна быть внутренне логичной, совершенной, и не противоречить результатам исследований, опыту. Ее рациональность основана на доказательности, способности к обоснованным объяснениям, обладать простотой и естественной красотой, как рекомендовал А.Эйнштейн. Действительно, немало теорий вызывают эстетическое наслаждение.

 

В медицинских исследованиях большое внимание уделяется выяснению причины болезни (этиологии), патологического процесса (патогенеза), и тем условиям в окружающей среде и в самом организме, которые благоприятствуют началу и развитию заболевания. Причина не равна условиям, хотя они действуют совместно в организме человека, и при хронических болезнях далеко не просто их раздельно идентифицировать. Условия определяют реализацию причины, но не наоборот. Следствие (болезнь) вызывается только конкретной причиной (этиология) при наличии соответствующих условий. Многообразные факторы риска (условия), учитываемые врачами еще со времен Гиппократа, способствуют возникновению болезни, но они не причина и не вызывают следствие. Логичные рассуждения, мыслительный процесс в данном случае вторичные и являются результатом анализа и синтеза конкретных научных фактов, выявленных в процессе специальных опытов и наблюдений. Достоверные методики, объективные анализ и синтез, рациональная логичность размышлений, “ организующий разум“ по жестким правилам (М.Вебер) — все это прокладывает путь построения обоснованной гипотезы, теории.

 

Вечных теорий в науке не бывает и принципиально быть не может, но даже от недостаточно полных теорий часто есть польза для обоснования последующих исследований, и для клинической практики. Так, в приведенном примере нашей НИР в итоге была доказана этиологическая роль бета-гемолитического стрептококка серологической группы А в возникновении при определенных условиях ревматизма у детей и взрослых. Установлено патогенетическое значение стрептококковой аллергии, и развитие аутоиммунного процесса. Однако эта теория пока не ответила на многие вопросы клиники и теории ревматизма. Требуются дальнейшие работы на новом научно-техническом уровне. Теория оказалась достаточно хорошо документированной для внедрения в повседневную практику новых диагностических показателей, и для проведения антистрептококковой и антивоспалительной терапии. Теория хорошо обосновала профилактику ревматизма и его рецидивов. В последующие десятилетия заболеваемость ревматизмом снизилась в 10—15 раз. Таким образом, эффективность новой теории проявилась достаточно полно в пользе, как для клинической медицины, так и для дальнейших НИР. Именно эти требования предъявляются к НИР на следующем (5-ом) этапе. На основе выявленных и сформулированных причинно-следственных связей нужно предсказать хорошо обоснованные практические и теоретические рекомендации.

 

Формальная логика, предложенная еще Аристотелем, и сегодня не потеряла своего значения, но используются и другие логические методы. Логическое мышление — основной инструмент рассуждений ученого утверждал Аристотель, но при этом отрицал роль практики, опыта. В ходе индуктивной логики исследуются отношения частного, единичного к общему, целому, а при наличии добротной теории рассуждение может идти, напротив, от общих закономерностей к частным (дедуктивная логика). Индуктивная и дедуктивная логика представляют собой диалектическое единство научного метода познания и используются исследователями в зависимости от конкретной научной задачи. В различных научных дисциплинах используются также логики классическая, модальная, конструктивная и другие.

 

В любом варианте решающее значение придается полноте, обоснованности исходных посылок, так как только в этом случае, можно выявить истинное следствие. “ Ученые не изобретают истину, они ее обнаруживают“ (Платон). Очевидно, такой путь, предвосхищенный именно научным методом, лег в основу эффективной экстраполяции разработки роли стрептококковой инфекции, и аутоиммунных нарушений не только при ревматизме, но и при некоторых других заболеваниях. 6-й – заключительный этап научного метода состоит в рациональной попытке опровергнуть новую теорию. Для этого, по предложению философа науки К.Поппера, следует проводить критический эксперимент. Этому соответствовали сотни научных исследований в СССР, и в большинстве стран мира. Никаких принципиальных новых сведений, которые опровергали бы указанную теорию, не было представлено. Таким образом, массовые экспертизы специалистов лишь подтвердили факты первичной информации, последовательную логику анализа, закономерность и обоснованность выводов, достоверность и истинность построения этой теории. Соблюден и “ принцип честности“ (по Р.Фейнману) — указано на “ слабые места“ теории: в дальнейшем усиленные работы целесообразно проводить по изучению особенностей генетики заболевших и групп риска по ревматизму.

 

Стройности и логической последовательности исследования и его трактовок благоприятствовала принятая методология диалектического материализма, типичная для медицинской науки. Ведущими принципами послужили следующие. 1) Выявление этиологического (причинного) фактора, действующего в определенных условиях (отягощающих) окружающей среды. 2) Вовлечение в патологический и адаптационно-компенсаторные процессы всего организма, но с преобладающими изменениями структурно-функциональных систем иммунитета, системы транспорта и потребления кислорода, и других. Ответ пораженного организма (патогенез) проявляется в виде многосистемной самоорганизации, свойственной живому организму, и при неопределенности, когда возможны трудно предсказуемые случайности (по И.Пригожину). 3)В понимании и объяснении болезни, ее динамики и осложнений, исходов и других вариантов требуется использование принципа индивидуальности, выходящего за рамки “ типичной картины заболевания“. 4) Н.Бор выдвинул всеобъемлющее (и в биологии) положение о необходимости в процессах познания использовать принцип дополнительности, то есть одновременного исследования двух взаимоисключающих, дополнительных понятий. В нашей работе при построении общей иммунологической оценки болезни учитывались одновременно показатели инфекционного удара и динамика группы специфических антител.

 

Наука возникает обычно как вопрос, скепсис и критическое, но рациональное (разумное, конструктивное) отношение к Миру, представлениям, взглядам и старым догмам. Затем, на всех этапах научного познания она требует достоверности, доказуемости в опыте каждого факта, обоснованности высказывания, гипотезы, теории, их непротиворечивости. Вот почему весь прошлый опыт человечества, включая эмпирические исследования и знания, философию, здравый смысл, искусство, мифы, ремесла, религию, не имеющие доказательной научной структуры, — нельзя считать наукой. В той или иной степени они, конечно, тоже входят в общечеловеческую культуру, обогащают ее, нередко способствуют прогрессу цивилизации, зачастую имеют важное прикладное значение (медицина, математика).

 

В то же время, не этично с высот современной науки с высокомерием и дерзостью, чаще свойственным невежественным и незрелым молодым людям, относиться к трудам ученых, живших и самозабвенно трудившихся в тяжелых и часто опасных для здоровья и жизни условиях прошедших лет и столетий. Их достижения и открытия, непрерывное увеличение истинного знания, технические успехи, не называемые ныне наукой, передавались из поколения в поколение. Они явились, в конце концов, тем главным базисом, который дал старт развитию современной науки.

 

Знания, наука во все времена обеспечивали наиболее прочную связь чередующихся поколений и прогресс цивилизации. Приобретенные знания и умения передаются, увы, не генетически, легко теряются. Тем более важно их сохранить, систематизировать и использовать. Наука — есть часть культуры и, в то же время, ею определяется развитие цивилизации. В современном мире наметился разрыв между культурой и цивилизацией, когда уровень культуры, ее духовность упала, потесненная потребительством, и многие достижения цивилизации начинают действовать против человека. В этом сложном и противоречивом сочетании наука связывает между собой культуру и цивилизацию, выступает прогрессивной силой.

 

Познавательная деятельность, удачные открытия и изобретения (порох, бумага, книгопечатание, орудия и т.д.), сведения о природе (климат, астрономия), о психологии и здоровье человека, — широко представлены в истории культур стран Востока, Азии, Африки, доколумбовской Америки. Особенно большие достижения имелись в Китае, который в средние века далеко обгонял по культуре, философии, промышленному и военно-техническому развитию весь остальной мир, включая страны Европы. Однако и эти передовые достижения того времени не отвечали указанным выше методическим критериям и не могут считаться научными. Видимо, отсутствие научного базиса, научной методологии стало одним из важных обстоятельств, почему в 17—20-х веках страны Востока, включая Китай, резко отстали в научном и промышленном развитии от ведущих стран Европы. Все же уровень восточной философии, представление об окружающем мире оставались высокими, но по-прежнему умозрительными. Практика, ремесла, техника не получали должного теоретического обоснования и развития.


 Теория должна идти впереди практики, освещать ей дорогу. Конец 20-го и начало 21-го века ознаменовались мощным научным и производственным развитием в Японии, Южной Корее, Китае. Страны восточной Азии вышли на передовые научные позиции в мире. В этом они использовали опыт и помощь США, России и стран Европы. 

 

Научная революция в Западной Европе связана с эпохой Возрождения, промышленным развитием, перестройкой общества, нарастающим идеологическим освобождением от средневековых пут церкви. Вместо многовекового принципа Аристотеля сводить науку только к рассуждениям, к философии, скатывающейся к схоластике, на первый план выдвинулась необходимость планирования и количественной оценки эксперимента. Повысилась роль математики, учение о детерминизме, опытная проверка гипотез и теорий. Новое время в науке связано с именами Г.Галилея, Ф.Бэкона, И.Ньютона, И.Кеплера, К.Линнея и других, послужило началом широкого развития научного метода, торжества рациональности. Очевидно, этот период использования научного метода стал развиваться в 16—17-х веках. Одновременно шло активное изобретение и внедрение в промышленность, и работу исследователей новых приборов и орудий производства. Так, шлифовка линз и конструирование микроскопа и телескопа дали мощный импульс научным достижениям в астрономии, физике, биологии, медицине и т.д. Новые идеи быстро подхватили университеты — естественные очаги прогресса и свободомыслия. В преподавание вводилось рациональное, логическое мышление, важное место опыта, факта, требование доказательности гипотезы. Поощрялись любознательные люди, экспериментаторы.

 

Общественное освободительное движение эпохи, дух раскрепощения мысли, свободолюбивая литература, искусство — способствовали торжеству рациональности, преодолению многих тягостных запретов. Доступными стали сомнения и критика замшелых догм и традиций, сняты многовековые табу на обсуждение и неприятие, так называемых, идеологических святынь, “ абсолютных“ истин и правил. Пытливый ум любознательных людей стремился проникнуть в тайны природы, изучить и понять человека и человеческое общество. Не сразу, но ученые все больше и больше начали получать условия для свободы творчества и научных объединений. Мерилом истины становится научный эксперимент и рациональная логика, обоснованность рассуждений в построении теорий, ценность, правильность которых определяют экспертизой. При этом объективно учитываются практика применения теории, соответствие реальности и надежность предсказания.

 

Строгие критерии научного метода и методологии обязательны в точных науках, новых технологиях, и весьма приветствуются в различных научных дисциплинах. Медицина в последние 30 лет тоже требует математически обоснованной доказательности в выделении и обосновании факторов риска заболеваний, этиологии и патогенеза болезни, профилактики и особенно — в оценке эффективности тех или иных лечебных средств. В то же время, во всех странах существует большая группа распространенных интеллектуальных и других видов полезной деятельности людей, которые не соответствуют современным определениям науки. Это связано со специфическими особенностями наблюдений, сбора, хранения и анализа информации, построения теорий. К ним относятся философия и житейская психология, история и социология, педагогика, литература и мифология, и т.д. Их выделяют в особое направление — гуманитарных знаний, среди которых появляются и претендующие на научную точность разделы (психология, педагогика, экономика), частично использующие эксперимент, прогноз, математику. В клинических научных исследованиях как бы строго мы не составляли формальные группы пациентов или здоровых лиц никогда не возможно выделить абсолютно однотипные по составу группы, поскольку биологическое многообразие людей практически бесконечное.

 

Принципиальная задача врача — найти, выделить индивидуальность каждого пациента. Следовательно, научные работы, связанные с обследованием людей, всегда грешат отсутствием единообразия групп, то есть полной объективности. Доказательная медицина, естественно, необходима, как научный базис, но она тоже не может точно предсказать своеобразие индивидуума в его болезнях, реакциях на прививки, лекарства, среду обитания и т.д. Действительно, как в психологии или психиатрии выполнить весь набор научного метода, его объективность в познании внутреннего мира, мышления, представлений и мотивов поведения исследуемого. Нет ничего более субъективного, скрытного и недоступного постороннему взгляду. Большинство людей сами не в силах познать себя. Философ Платон считал, что, познав себя, человек одерживает самую большую победу. Редко кому это удастся.

 

По мере увеличения возможностей безвредного инструментального наблюдения работы головного мозга, полноты и точности биохимических и генетических сведений о его деятельности, очевидно, мыслительные и, соответственно, поведенческие процессы людей станут в будущем более доступными изучению научными методами. Так, в последние несколько лет появились научные сообщения, что с помощью применения функциональной нейровизуализации головного мозга можно наблюдать, по мнению авторов, ход мыслительного процесса. С этой целью используются различные методы: компьютерную томографию, функциональные и биохимические методики, магнитнорезонансную томографию (МРТ). Неинвазивный, высоко точный метод (МРТ) позволил наблюдать изменение активности определенных нейронов по поглощению кислорода в ходе различных опытных и изменчивых двигательных и мыслительных ситуаций. Это, конечно, поднимет научный объективный уровень психологии и психиатрии. Но не перейдут ли ученые дозволенную морально-этическую границу свободы личности?!

 

Примером резко противоположных, абсолютно полярных оценок научности остается учение З.Фрейда, построенное на клинических наблюдениях и умозрительных представлениях. Оно чрезмерно субъективное и не предусматривает возможности измерений, количественных оценок, расчетов, строго фиксированных условий экспериментов, обоснованных (объективно доказанных) предсказаний. Отсутствие всех этих научных рабочих признаков и невозможность поставить критический (опровергающий) эксперимент дало основание К.Попперу, П.Медовару и другим отвергнуть научность учения Фрейда, и даже назвать его псевдонаучным, мошенничеством.

 

Теории З.Фрейда весьма экстравагантные, сложные для понимания, отличаются несомненной новизной и привлекательностью. Он впервые в трактовке психики человека выделил бессознательный уровень деятельности головного мозга и показал реальность столкновений корковых и подкорковых процессов в клинике истерии, неврозов, и у здоровых людей. Ему принадлежит оригинальное объяснение эмоций, состояния мозга во время сна, гипноза. Фрейд показал историзм и эволюцию этих процессов, поведение больших масс людей (толпы), дал характеристику вождизма и т.д. Идеи Фрейда вышли далеко за пределы клинической практики, и нашли искренних сторонников в литературоведении, мифологии, социологии, политике, педагогике, а также в философии и в других гуманитарных науках. Многие годы в развитых странах врачи психотерапевты с большим или меньшим успехом широко применяли психоанализ по Фрейду в лечении неврозов, навязчивых состояний, истерии и т.п. В последнее время, на смену психоанализу, психотерапевты чаще и с большим эффектом используют в лечении лекарственные препараты и когнитивно-поведенческий метод, хотя и психоанализ не забыт. Учение З.Фрейда — первооткрывателя и подвижника науки, вызвавшего уважение и почитание у значительной части культурных, свободолюбивых людей, но, в то же время, стало причиной ненависти зловещих тиранов 20-го века (Гитлера, Сталина). Теории и практика З.Фрейда, конечно, не мошенничество, не подтасовка фактов, и потому не лженаука. Более столетия она привлекает внимание ученых и широкой публики. В разделе мировых гуманитарных знаний учение З.Фрейда по-прежнему занимает достойное место и заслуживает дальнейшего изучения и развития. Подобным образом возрастная и педагогическая психология, основанная и разработанная Л.С.Выготским, не имела строгих количественных доказательств, но явилась все же основой новой науки. Это учение тоже было 30 лет под запретом в СССР, что нанесло большой ущерб развитию педагогики и психологии в стране.

 

Серьезные практические и философские затруднения вызвали даже новые теории в такой точной и глубоко разработанной науке как физика. К.Поппер энергично критиковал физиков, включавших самого исследователя и условия эксперимента в физическое описание явлений, осуществляемое в квантовой механике. Он обоснованно обвинял ученых в идеализме и субъективизме. Борьба диалектического материализма с идеализмом в теоретической физике продолжается по сей день.

 

Много нареканий вызывают и новейшие теории И.Пригожина, тем более, что он выступает в них, как физик, химик и философ. В своих работах он нанес серьезный удар по классической физике И.Ньютона, опровергнув ряд устоявшихся положений детерминизма. Он показал в серии интересных и убедительных экспериментов, что нелинейные динамические системы, поведение которых изучают в период их неустойчивого состояния, принципиально непредсказуемы и зависимы от случайностей. И.Пригожин развил также учение о самоорганизации сложных систем, включая биологические системы, о колебательных процессах и возникновении положений бифуркации, когда даже минимальное случайное воздействие способно вызвать каскад больших изменений системы. Его теория неравновесности, понятия обратимости и необратимости находят оправданное применение в медицине. Следовательно, и эти работы не в полной мере удовлетворяют строгим правилам научного метода, хотя, разумеется, служат примером большой современной науки. Как бы предвидя подобные дебаты, философ Барух Спиноза писал: — “ Предмет не перестает быть истинным оттого, что не признается многими“.

 

Обоснованная рациональностьцентральная идеология нашей эпохи, освобождает творческий ум от власти догм, официальной парадигмы, и служит для построения новых смелых теорий, подлежащих, разумеется, проверке опытом, логикой, мыслительным и критическим экспериментом. Смысл и цель нового знания не в огульном отбрасывании, ликвидации предыдущих теорий, а в созидании, совершенствовании, развитии, распространении знаний. На современном более высоком технологическом и теоретическом уровне происходит продвижение науки с учетом сохранения закономерностей, выявленных в прошлых исследованиях. Даже такие новейшие науки, как молекулярная генетика, квантовая механика, кибернетика, иммунология, трансплантология и многие другие, открывая новое знание, используют с успехом знания, добытые предшественниками.

 

Цель науки — получать с помощью научного метода максимально возможные объективные знания (узнать истину) о реальном мире, о его сути, возможностях, путях естественного движения, рисках, включая Природу, человека, его мышление и человеческое общество. Постоянное стремление к активному изучению и познанию окружающей среды свойственно всем животным организмам, поскольку таким путем осуществляется их способность к адаптации и выживанию. Ориентировочно-исследовательская деятельность является врожденной, программированной генетически и, отражая высокую биологическую потребность, — относится к числу важнейших мотиваций, близкой к защитному или агрессивному поведению. В ходе приобретения жизненного опыта, обучения и воспитания, врожденная мотивация дополняется не менее ценной социальной мотивацией. Реализация разных мотиваций (голода, жажды, ориентировочно-исследовательской, оборонительной, половой и других) вызывает соответственно различные субъективные эмоциональные ощущения.

 

Удовлетворение влечений, успешное ориентировочно-исследовательское поведение сопровождается выделением нейронами головного мозга эндорфинов, серотонина, дофамина, способствующих возникновению положительной эмоциональной реакции (удовольствия). Все это стимулирует дальнейшее саморазвитие человека, поведение настойчивого поиска новых и дополнительных материальных и информационных источников положительных эмоциональных ощущений. В определенной мере такое поведение связано с биохимической реакцией на освободившиеся в подкорковых ядрах головного мозга эндорфины (естественное подобие опиатов), дофамин и серотонин. Эндорфины представляют собой группу полипептидов, обладающих большим разнообразием регулирующих воздействий на нейрогормоны, на специфические рецепторы в центральной нервной системе, в исполнительных органах и в эндокринных железах. К числу эффектов, вызываемых эндорфинами, относятся аналгезия, преодоление эмоционального и других видов стресса, повышение адаптации организма, нормализация артериального давления, чувство удовлетворения и хорошее настроение. Поэтому эндорфины называют “гормоны счастья“. Высвобождение эндорфинов, серотонина, дофамина служит своего рода внутренним поощрением организма, успешно преодолевшего затруднения на пути выполнения мотивации, осуществившим ориентировочно-исследовательскую деятельность, включающую мыслительный творческий процесс.

 

Следовательно, активное желание узнать, любопытство, абстрактное мышление — являются творческим процессом, естественной мотивацией (влечением), свойственной всем мыслящим людям. Это природное поведение, влечение к удовлетворению потребности поддерживается, стимулируется работой сложной системы гормонов, нейромодуляторов, нейротрансмиттеров. Адекватные условия жизни, здоровья и социальных условий способствуют развитию творческих возможностей индивида. Напротив, болезнь, голод, неблагоприятные условия окружающей среды, вызывающие страх, длительный дистресс, тревожное, угнетенное настроение — понижают активность и эффективность ориентировочно-исследовательского поведения, падает творческий потенциал человека. Эволюция “ позаботилась“, чтобы каждый человек имел прочные биологические основы для умственного развития (человек разумный). Из этого следует, что не только ориентировочно-исследовательская деятельность, но и специальная умственная, творческая работа доступна для человека (Homo sapiens) и приводит к положительным эмоциям.

 

Исходя из этих биологических факторов, можно было бы считать, что при наличии соответствующих социальных условий любой человек вне зависимости от его расы, национальности, физических данных, типа конституции, места жительства — способен к успешной умственной, включая научную, деятельности. Недавно генетик Д.Уотсон публично усомнился в правильности этой догмы, сказав, что чернокожие люди отстают в интеллектуальном развитии от других сограждан США.

 

Немедленно он подвергся ожесточенному остракизму, обвинению в расизме и даже в научной некомпетенции (напомню — Д.Уотсон нобелевский лауреат). Никто не представил научные данные, которые доказали бы неправоту Уотсона. Вся шумная критика носила эмоционально-политический характер, видимость борьбы с расизмом. Хорошо известно — Д.Уотсон не расист. В науке — эмоции не аргумент. 

 

Многочисленные измерения IQ у многих сотен тысяч людей разного возраста, пола, национальности и т.д. показали отчетливые различия уровня интеллекта (по данным IQ) в зависимости от ряда биологических и социальных градаций.

 

Во второй половине 20-го столетия Bergins R. показал, что 20% будущего интеллекта взрослого человека приобретается к концу 1-го года жизни, 50% — к 4-м годам, 80% — к 8 годам и 92% — до 13 лет. Педиатры хорошо знают, что до 3—4 лет ребенок особенно нуждается в уходе матери, в ласке, внимании, ответах на его непрерывные “почему“, чего, к сожалению, он значительно лишается при посещении детского сада. Эти ценные сведения упорядочивают многочисленные наблюдения: чем младше ребенок, тем интенсивнее идет его психическое развитие, и тем чувствительнее эта система к действию как положительных, так и вредных факторов. Дети, родившиеся у женщин больных и\или с различными нарушениями питания во время беременности, существенно отстают в развитии. Голодные дети в слаборазвитых странах, испытывающие в раннем возрасте белковое и минеральное (дефицит цинка, йода и др.) голодание, в последующей жизни не могут достичь даже среднего уровня психического развития. Это же касается детей у родителей алкоголиков, наркоманов, и детей, подвергавшихся физическому и\или сексуальному насилию. Большие проблемы роста и развития имеют дети при тяжелых хронических болезнях, частых госпитализациях (синдром “госпитализма“), а также при очень плохих социальных и экономических условиях жизни в первые 5—7 лет жизни. В таких случаях биологические дефекты, как правило, сочетаются и переплетаются с неблагоприятными условиями социальной, экономической и экологической среды. 

 

По официальным сведениям А.А.Баранова в России более 30% учащихся школ в связи с различными заболеваниями не могут получить достойное образование. В последние годы среди подростков (15—17 лет) увеличилась распространенность алкогольных психозов в 15 раз, наркомании — в 15 раз, хронического (!!) алкоголизма — в 2 раза. Потребление алкоголя и постоянное курение среди учащихся 9-х классов отмечено в 75% случаев. Здоровых молодых людей к окончанию школы было менее 8%.

 

Многие столетия безуспешно дебатируется вопрос о причинах больших индивидуальных различий в психическом развитии — результат ли это врожденных, биологических свойств организма или последствия неодинакового воспитания и обучения. Успехи молекулярной генетики и медицины позволяют утверждать, что врожденные, наследственные характеристики умственного развития обеспечиваются комплексным регулирующим действием приблизительно тысячи генов, большинство которых расположены в Х-хромосоме. В то же время, не выявлены какие-либо специальные гены, ответственные, например, за особые успехи в музыке или поэзии, в математике или медицине, в физике, философии и т.д. Генетический аппарат создает меняющиеся с возрастом (в онтогенезе) комбинации генов (сеть генов), программирующих последовательную выработку белков в мозгу, нервной системе, эндокринных железах и т.д. Они суммарно (комплексно) обеспечивают внутренние условия (готовность) на каждом этапе онтогенеза к восприятию внешних воздействий (воспитание, обучение, опыт). Каждый возрастной период имеет свои особенности для развития и, соответственно, свои повышенно ранимые системы и функции.

 

Все человечество в биологическом отношении едино и социально равноправно. Одинаковых людей нет, не было и не будет. Генетический полиморфизм (гетерогенность по большинству генов, аллели) — основа разнообразия людей по всем морфо-функциональным признакам, включая психические особенности. Многообразные комбинации генов создают всегда индивидуальный генотип, который дает то или иное врожденное преимущество в какой-либо области интеллектуального и\или физического развития. Индивидуальная склонность к наиболее эффективной деятельности в определенной области культуры, науки, производства, людских отношений носит генетический, врожденный характер, но именно склонность, предрасположенность. Отсутствие соответствующих условий среды, внешних стимулирующих факторов развития, обучения — оставят указанную способность индивида втуне, она не разовьется, и общество потеряет еще один не реализованный талант. Соотношение между ролью наследственности и среды в когнитивном и морально-этическом развитии “среднего “ человека условно составляет 50% на 50%. Однако, у лиц с особой генетической одаренностью (музыка, живопись, поэзия, математика и др.) роль наследственности возрастает до 80—90%. Культурная семья с интеллектуальными традициями и психологическим пониманием ребенка создает ему оптимальную среду развития. Ребенка правильно кормят, с первых дней рождения стимулируют нейрофизическое и психическое развитие: с ним говорят, улыбаются, обеспечивают свободу конечностей, подвижность, организуют и участвуют в его играх, воспитывают любознательноть и воображение. Важно развитие доброты, уважения, социальных навыков поведения, коммуникабельности и т.д. Доля стимулирующих социальных факторов в развитии ребенка в такой семье окажется значительно больше 50%, и, напротив, в “ проблемной“ семье неблагоприятные условия среды будут тормозить развитие и психоэмоциональный статус ребенка (доля социальных факторов тоже окажется гораздо больше 70%). Активность генетических сетей подчиняется биологическим законам, но и социальным условиям, действие которых тоже реализуется через биологические системы (качество и количество питания, условия отдыха, сна, психологическая атмосфера в семье и школе, вредные факторы — курение, алкоголь и пр.). Условия и методы воспитания, обучения, педагогика, психологические влияния. При благоприятных условиях обучения и высокой генетической предрасположенности к обучению у таких детей в ходе учебы заметно повышается способность к более интенсивному усвоению материала. Так, учащиеся, овладевшие 3—4 языками, гораздо легче и быстрее начинают усваивать последующие языки. Возникает положительная обратная связь, но имеют значение и приобретенные навыки учебы. Принципиально важно на каждом этапе онтогенеза обеспечить оптимальные условия для реализации потенциальных генетических программ развития. Например. Дети, лишенные речевого общения в первые несколько лет жизни (“ дети-маугли“), в последующем не могут начать говорить и остаются асоциальными. Генетически музыкально одаренный ребенок, не получивший вовремя поддержку и музыкальное образование, не достигнет выдающегося уровня, хотя он может самостоятельно стать певцом, актером, неплохим музыкантом.

 

К сожалению, надежное тестирование на врожденную одаренность к различным культурным направлениям, научным знаниям, — более или менее достоверно лишь в 10-летнем возрасте, когда главное время раннего обучения уже потеряно. В.П.Эфроимсон, обсуждая проблему гениев, приводит следующие ориентировочные статистические сведения. Зарождение гениев и талантов в благоприятный исторический период происходит у всех народов, вероятно, с частотой 1:1000 — 1:10000. Но поскольку эти потенциальные гении вовремя в детстве обычно не распознаются, не поощряются, то среди них развиваются до уровня высокой оценки их деятельности только 1:1000000, а до признания их творчества гениальным, лишь один на 10 млн человек (учитывались возможности только в высоко развитых странах мира). Возможность зарождения талантов в основном биологическая проблема и зависит от генотипа и здоровья родителей. Однако следует, на мой взгляд, особенно подчеркнуть, что здоровье родителей (гаметогенез) в громадной мере определяется социальными условиями их жизни, питания и т.д.

 

Гениями рождаются, но реализация потенциальных возможностей ребенка из биологической проблемы переходит на уровень проблемы биосоциальной, то есть выявление и развитие его таланта. Наконец, становление гения, большого таланта превращается в социальнобиологическую проблему — в задачу и цель общества. В авторитарных и нищих государствах существуют и искусственно создаются различные барьеры (социальные, идеологические, расовые, национальные, религиозные, имущественные, даже географические — местничество), препятствующие реализации в полной мере потенциала гения. История учит, что решающие прорывы в искусстве и науке, обществе, прогресс цивилизации наиболее часто основывались на новых идеях и больших успехах отдельных гениев, живших и творивших в соответствующую эпоху. Барьеры, подавившие или резко ограничившие возможность реализовать идеи таланта, бумерангом бьют по обществу, ограничивая его развитие социальное, экономическое, интеллектуальное. Крайне вреден и опасен лозунг: — “ Незаменимых людей нет“. Напротив, — нет людей заменимых. Любой индивид ценен.

 

Там, где подавляется рост и продвижение талантов, гениев, — нишу научную, искусства занимает посредственность, серость, которая формально представляет кое-какую продукцию в науке или искусстве и т.п., что-то публикует, присутствует, занимает пост-место, но нет лидера, нет идей и реального прогресса. Преобладает видимость, нет сути. В мире есть немало институтов культуры или науки, которые годами “ функционируют“ на холостом ходу, а в итоге, страдает общество, страна.

 

Социальный прогресс во многих странах в конце 19-го и в 20-м веке открыл перспективы для участия в науке и искусстве многим представителям разных социальных классов и народностей. Политики сделали ставку на массовый приток молодежи в интеллектуальную область деятельности, тем более, что современная наука создается и продвигается усилиями больших коллективов. Однако подобная “ демократизация“ не сопровождалась большими успехами в науке там, где не было ярко выраженного лидера. Необходим ученый, обладающий талантом нестандартного мышления, волей, умеющий видеть дальше других, знающий не только свою специальность, но и соседние и даже, казалось бы, отдаленные области знания. “Демократизация “ носила в основном демагогический характер, поскольку не сопровождалась ни организацией воспитания и обучения талантливых детей до школы и в школе, ни освобождением матерей для воспитания особенно одаренных детей, ни устранением, указанных выше позорных барьеров. Талант, гений — редкое, индивидуальное сочетание генетических и других биологических свойств организма. Шансы таких детей должны поддерживаться и развиваться в индивидуальном порядке соответствующими государственными и общественными организациями. Особо одаренные люди — богатство общества. Они, как правило, улучшают жизнь, способствуют всестороннему прогрессу человечества.

 

Таким образом, равноправие перед законом, естественно, необходимо всем людям. Однако, оно не может обеспечить всем пресловутые реальные “ равные возможности“, поскольку нет “ равнознания“, зависящего от индивидуальных биологических (включая генетические) свойств организма, и от многофакторных социальных условий, обеспечивающих или тормозящих реализацию потенциальных возможностей индивида.

 

В 20-м веке научные разработки и достижения ученых достигли столь большого развития, что наука приобрела исключительно важную роль в экономике, промышленности, сельском хозяйстве, в военной отрасли. Она вышла на первое место как производительная сила. В некоторых отраслях производства число занятых ученых и научно-технического персонала превысило многие тысячи сотрудников. Престижность принадлежности к научному содружеству резко возросла, увеличилась и оплата труда ученых. В б.СССР таким стимулом стали значительные доплаты к заработной плате за ученые степени и ученые звания не только в научных и учебных учреждениях, но и на производстве. Молодежь, естественно, с большей охотой пошла в науку. Однако столь большой приток в науку новых людей сопровождался определенным снижением качества подготовки и эффективности их работы, и побудительные мотивации к научной работе стали меняться. Г.Селье на основании общих представлений и богатого собственного опыта попытался дать ответ на вопрос — “ Почему люди занимаются наукой?“ Тех специалистов, которые профессионально работают в науке, но их скрытым или явным мотивом служат стремления на этом поприще заработать много денег, достичь высокого положения в обществе и получить большую власть, — Селье не относит к настоящим ученым. Вряд ли с этим можно целиком согласиться. Слишком много факторов психологических и еще больше жизненных, социально-экономических определяют индивидуальные склонности и возможности к тем или иным занятиям и интересам. Все же прав К.Маркс с его формулой: — “ Бытие определяет сознание“. Прежде, чем заниматься философией, надо иметь, что есть, пить, одежду, крышу над головой. А.Эйнштейн соглашался с высказыванием А.Шопенгауэра: — “… бегство от повседневности с ее грубостью и пустотой является одним из самых сильных мотивов, которые приводят к искусству и науке“.

 

 Да, действительно, некоторых перспективных для науки врачей я привлек к научным исследованиям, ссылаясь, как мотив, на серость и скуку их повседневной жизни. Увы, это были лишь единичные случаи людей, хорошо материально обеспеченных семьей. Другая эпоха, другие условия жизни, воспитания. Не следует игнорировать и другое сознание, которое вызывает иное поведение и бытие.

 

Для высоко моральных людей сильным привлекательным мотивом являлось стремление приносить максимальную пользу больным людям, улучшить лечение, предупреждение болезней. Для врача это обычные помыслы и поведение, но вот, что интересно. Со мной работали десятки специалистов (физиков, математиков, программистов, биохимиков, иммунологов и т.д.), которым я не мог платить (никогда не было средств). Они объясняли свое бескорыстное желание помочь нам в решении интересных и им научных проблем, и, что особенно трогательно, искренней верой математиков, биофизиков и других в практическую пользу для больных детей научных разработок и новых рекомендаций, которые они реально помогли осуществить. Многим сотрудникам, которых я приглашал или они сами ко мне обращались, импонировали наши нестандартные идеи, становящиеся порой для них основной тематикой научной работы на многие годы (кардиологическое направление, функциональная системы транспорта и потребления кислорода, роль экологических и социальных факторов, проблемы адаптации, аллергии и т.д.).

 

Семья, воспитание и образование, социально-экономический статус — все разное, и, соответственно, у людей очень разнообразные интеллектуальные и эмоциональные основы, жизненные и научные пристрастия, мечты и цели, возможности, прошлый опыт. Все, к чему обращается внимание любознательных и умных людей, может представить интерес для научных исследований. Поэтому в науку идут совершенно разные люди по характеру и по направлению их интересов. Нет шаблона. Трудно, порой невозможно сравнивать мотивации ученых, например, химиков, физиков, генетиков — с побуждениями и интересами в научной работе врачей разных специальностей, физиологов, морфологов и т.д. Каждый ищет и, если сумеет, находит свою научную нишу на пару лет, а иногда — на всю жизнь.

 

Мир Природы един. Специалисты, проникая в глубины своих исследований, искусственно сужают и разрывают целостность, естественное единство. Поэтому в науке накопилось огромное количество фактов, которые не объединены, не объяснены даже на уровне гипотез. Остаются архивом, коллекцией. Соединить их, преодолеть границы наук, раскрыть тайны, познать и создать объединяющие теории, вернуть натуральное единство — важнейшая задача науки. В этом кроется манящая тайна и видна красота Природы, свойственные ей закономерности, привлекающие любознательных и настойчивых людей. Работа в науке дает внутреннее удовлетворение, необычную радость познания, сродни восторга от искусства. Но это тяжелый труд с капризными результатами, и порой непредвиденными последствиями. Больших успехов достигает ученый с широким образованием, работающий на стыке наук, обладающий философским мышлением, способный увидеть за частностями целостную картину. Многие ли готовы к такой многолетней или на всю жизнь роли аскета, стоика, сосредоточенного на мыслях и делах науки. Подобных подвижников всегда было мало, а сегодня (в эпоху потребительства и стяжательства) — еще меньше. 

 

Молодых людей в науку увлекает также высокий авторитет учителя, юношеское стремление подражать ему, литературным героям, известным ученым. Есть в этом и немалая доля тщеславия (вызвать одобрение, отличиться), желание прославиться, войти в когорту знаменитых ученых. Ничего в таких мыслях нет зазорного, если они не перерастают в самоцель, когда любые (и порой позорные) средства находят оправдание (спесь, чванство, повышенные амбиции). Как говорит пословица: — “ Много амбиции, да мало амуниции“.

 

 В.Маяковский с гордостью писал: — “ И моя фамилия в поэтической рубрике“. Конечно, притягательно стремиться увидеть свое имя среди авторов научной статьи, и тем более — книги. Поэтому я всегда старался дать возможность всем участникам исследований публиковаться. В том числе, и с этой целью я издал большими тиражами почти 20 монотематических сборников научных работ.

 

Человек, идущий в науку, мечтает об открытиях и часто хочет быстро получить заметный результат, достойный внимания специалистов и общества. Этот начальный, самый трудный период, когда еще многое предстоит освоить впервые (изучить литературу по теме, овладеть техническими методиками, научным методом, статистическим анализом и т.д.). А.Эйнштейн сурово заметил, что тот, кто хочет быстро увидеть плоды своего труда, — должен стать сапожником. П.Л.Капица вспоминал, что его учитель Э. Резерфорд подчеркивал необходимость молодому исследователю чаще получать положительные результаты эксперимента, — важный фактор психологической поддержки. Действительно, это очень ценная рекомендация, которую на ранних этапах новой работы редко удается осуществить, так как подводят несовершенные поначалу методики, чрезмерная самоуверенность или растерянность, страх неудачи. Ученому надо выработать и сочетать в себе многие свойства характера, порой даже противоположные. Он, безусловно, должен “кипеть“ энтузиазмом, энергией, настойчиво работать, не глядя на время и не покладая рук, но при том — не переставать думать над решением основной идеи, уйти в мыслях от окружающего мира и его соблазнов. Проявлять терпение, усидчивость в лаборатории, все время проверять себя — нет ли методических погрешностей, достоверны ли полученные в опыте или наблюдаемые факты, результаты. Моим сотрудникам я постоянно внушал: — “ не радуйтесь преждевременно неожиданным результатам опыта, не спешите открывать Америки, чтобы не пришлось, потом с горечью их закрывать“. Методическая строгость — основа хорошо продуманного эксперимента. Выводы должны быть абсолютно обоснованными. Успешно идет работа — хорошо, но еще раз проверить методики, не успокаиваться. Неудачи — всегда возможны, не беда, без паники и отчаяния сосредоточиться, вникнуть в каждый этап исследования, и спокойно, лучше с утра все заново проверить, посоветоваться с коллегами, снова наладить работу. Терпение и верность идее, глубокое знание темы — воспитывают уверенность, непоколебимый характер, но он не должен перерасти в тупое упрямство. Оригинальность мышления — важнейшее и абсолютно необходимое требование к научному работнику, оно может иногда казаться окружающим ненормальным, потому-то оно нестандартное. Воспитывать независимость и оригинальность мышления необходимо с раннего детства. Фантазии и абстракции создаются в психике ребенка при чтении и играх, специальных занятиях (“представь себе картинку, обстановку или ситуацию; расскажи, как ты видишь дом, море или улицу и т.п., нарисуй…)“. Воображение, мысленное построение идеи является основой представления, зарождающейся теории, и скепсиса по отношению к господствующей парадигме. Для этого необходима внутренняя свобода, независимость, способность и склонность к критическому анализу и, в то же время, непредубежденность в отношении чужих идей, теорий, объективность.

 

Крайне вредны для науки ее политизация, национализм, местничество, всякого типа запреты (философские, социальные, религиозные и т.д.). Установленное коммунистами в СССР единовластие и строжайшее единомыслие искажали саму суть научного познания. В.Ленин резко критиковал субъективный идеализм физика-философа Э.Маха, чем предопределил на многие десятилетия отрицательное отношение советских ученых к этой философии, и ее автору. А.Эйнштейн дружил с Э.Махом и считал, что в его (Эйнштейна) абстракции и умственном построении теории относительности большую роль сыграла именно философия Маха. Этот особый тип мышления не могли понять многие физики того времени, но при отсутствии идеологических и властных запретов все-таки смогли коллективно перестроить многие важнейшие положения современной физики в соответствии теории относительности и квантовой механики. В данном примере, свобода от идеологических и государственных ограничений раскрепостили мышление, оно вышло за рамки стандартов и привело к эпохальным достижениям в науке.

 

Крупный ученый обязательно должен быть инакомыслящим, чтобы обоснованно критиковать привычно существующее положение в науке, а часто — и в обществе. Должно возникнуть желание перестроить старое, создать новое, прогрессивное.

 

Начать научное исследование самостоятельно, а тем более под руководством специалиста-ученого, конечно, в современном обществе может практически любой образованный человек, обладающий достаточным интеллектом, определенными знаниями в избранной области и опытом подобной работы. Для некоторых областей знания, обследования людей и т.д. необходимы соответствующие юридические документы, разрешающие подобные работы.

 

В науке работают разные люди. Изредка гении и особенно талантливые, идеи которых задают тон и развитие науки и общества на десятки и сотни лет; больше — серьезных, ответственных, увлеченных специалистов. С их деятельностью связана повседневная, основная исследовательская работа, дающая обществу идеи и рабочий материал для эффективного движения по пути прогресса во всех областях жизни. Еще большую и разнообразную группу составляет технический персонал, в котором есть и изобретатели, и мастера, лаборанты, — на их долю выпадает рутинная, но чрезвычайно ответственная работа. Со мной по 25—30 лет работали сотрудники мастера своего дела, которым я полностью доверял и они меня никогда не подводили. Взаимное уважение, честность, увлеченность и доверие обеспечивало успешное продвижение наших научных работ в течение многих лет.

 

В коллективе люди разной судьбы, неоднозначных характеров и интересов. Наряду со стоиками, непреклонно преданных научной идее, познанию, встречаются, увы, и случайные, неведомо как забредшие в науку люди. Процесс познания их не волнует и не интересует, при первой возможности они уходят на более оплачиваемую должность. Но были и те, кто ради научной работы в нашем коллективе приходили к нам на заметно меньшую заработную плату, чем на предыдущей должности. Печально, когда не удается материально поддержать коллегу. Перед руководителем научной группы постоянно стоит серьезная и трудная задача привлечения в группу перспективных людей, подготовки их, помощи, но и строгой проверки качества их работы. Необходим отбор и удаление непригодных сотрудников. В этом могут возникать субъективные ошибки, приводящие к драматическим ситуациям, но и человек, не пригодный для данной работы, может стать причиной серьезного провала всей группы, особенно недопустимым в медицине. Н.Амосов утверждал, что между руководителем и подчиненным не должна быть дружба, мешающая объективной требовательности и эффективной работе. Слишком категорично. Жизнь многообразна. В моих коллективах целенаправленно развивались коллегиальные, товарищеские отношения, взаимопомощь и внимание. В любом случае, — “ Забота о человеке и его судьбе должна быть основной целью в науке (А.Эйнштейн)“. Этому же способствуют следование моральному кодексу ученого и этике поведения, отношений с коллегами, учениками, взаимные порядочность и гуманизм.

 

Разум, идея, наука есть результат мыслительного процесса, имеющего материальную основу, но сами по себе не обладающие ни энергией, ни физической силой. Однако современная наука приобрела столь мощное и повсеместное влияние, что ее идеи, претворенные в реальность, в корне перестроили жизнь человека практически на всей планете. Ответственность ученых резко возросла.

 

В.И.Вернадский и другие ученые в первой половине 20-го века считали возможным и даже необходимым в интересах человечества научно обоснованную перестройку биосферы, и создание разумом и трудом человека ноосферы. Заманчивая идея с большой долей наивных мечтаний и преждевременных рекомендаций грешит рядом серьезных заблуждений. Так, как представляют себе авторы, сегодня существует биосфера с участием всего живого на планете. Человечество входит в состав этого живого вещества, но в силу своего наивысшего разума достойно особых условий, привилегий. Признавая природное, естественное возникновение мышления, эволюцию человека и особенно его головного мозга, В.И.Вернадский, тем не менее, поднимает человека над Природой земли. Он наделяет человека неограниченным правом господствовать: менять по своей прихоти климат, энергетику, реки и моря, сносить горы и т.д. Научная мысль превращается в новый геологический фактор. Совершенно игнорируются геологические процессы в истории планеты, роль и, главное, естественное право всех живых организмов жить и развиваться по своим природным законам, рядом, но не зависимо от человека. Недостаток, видимо, биологических знаний в его время не позволил В.Вернадскому осознать исключительно важную роль для жизни, развития и продолжающейся эволюции самого человека почти всех форм жизни, существующих на Земле. Для каждого представителя жизни есть свое место и функция, эволюционная задача. В тот же период времени расцвели примитивные идеи евгеники, широко афишируемая попытка изменить саму природу человека. Дело дошло до стерилизации некоторых групп больных в ряде штатов США, в Германии и, возможно, в некоторых других странах. Наконец, в изуверской фашистской Германии приступили к уничтожению целых народов (Холокост).

 

Сегодня, когда появилась технологическая возможность клонировать человека, вновь раздаются голоса, призывающие “изготовлять на потоке“ людей, с особыми свойствами, необходимых для специальных целей. Евгеника в новом обличии, но с тем же аморальным замыслом и упавшей нравственностью “ученых“.

 

Экологическая катастрофа последних десятилетий со всей очевидностью показала единство и тесную взаимосвязь всего живого и природного на планете. Повреждение одной структуры незамедлительно отражается ущербом для других естественных структур. Геном человека — его жизненный базис и основа бессмертия (за счет передачи живого организма в поколениях) — создавался, очевидно, сотни миллионов лет в ходе эволюции с участием, видимо, и наследственного вещества (ДНК, РНК) многих вирусов, поступавшего в геном человека. Ни биологически (условия жизни и развития человечества), ни морально (человек часть Природы) мы не можем отбросить роль живого естества в прошлом, сегодня и, конечно, в будущем. Человечество, как биологический вид, продолжает свою эволюцию, изменить которую искусственно крайне опасно для существования человека, да и попросту не нужно. Создавая средства защиты от неблагоприятных условий окружающей среды, человечество успешно посетило небесное тело (Луну), много лет исследует космос на космической станции. Будущее — за инженерными формами приспособления, но не в изменении природы человека. Все то, что создано Природой в человеке, необходимо глубже изучать и сохранять. Выдающийся иммунолог И.Мечников ошибочно пытался продлить жизнь человека путем одностороннего изменения флоры кишечника. Состав микробиоты кишечника чрезвычайно разнообразен и выполняет исключительно важную роль в жизни человека. Она приспосабливается к условиям его жизни и питания, помогает перерабатывать и усваивать продукты питания, синтезирует большинство витаминов, давая нам более половины необходимого количества витаминов, биологически активных веществ, облегчает усвоение аминокислот, защищает от инфекционных возбудителей, препятствует развитию злокачественных опухолей и т.д. Симбиоз человека с вирусами и бактериями существует с первых дней возникновения человека (даже до его возникновения), и несет исключительно важные жизненные функции. Уничтожение микробиоты (облучение, антибиотики и т.п.) крайне пагубно для человека. Человечество еще очень мало знает о себе как в биологическом, так и в социальном, психологическом отношении. Анализируя темпы развития наших знаний, следует признать, что на ближайшие сотни лет не следует вмешиваться в природу, а тем более в природу самого человека. Не исправлять биологию здорового человека, а следовать его Природе, и лишь при болезни — осторожно вводить строго целевые коррективы.

Социально и психологически современное человечество разорвано на множество глубоко враждебных частей как между континентами и странами, так и внутри каждого государства, каждого народа, этнической группы и даже внутри семьи. Ни на день не затухают войны, военные конфликты, вплоть до геноцида народов, убийств по расовым и национальным мотивам, религиозной нетерпимости.

 

Климатические катастрофы в прошлом время от времени потрясали планету, возникали они, конечно, стихийно. Нынешняя глобальная экологическая катастрофа, нарастающий парниковый эффект, быстрый рост зон пустынь (Средняя Азия, Сахара и др.) и возникновение вокруг городов и в самих городах (г.Норильск и т.п.) больших территорий непригодных для жизни, — тоже возникли стихийно, но в результате неразумной деятельности людей. Они-то считали свою деятельность разумной, целесообразной. Замыслы строительства заводов, шахт, городов первоначально основывались на рекомендациях ученых, но без объективного учета всех имеющихся и меняющихся факторов и при отсутствии принципиальной независимой экспертизы, под давлением неграмотных политиков и дельцов. По признанию официальных лиц в России большинство городов из-за загрязнения воды, земли, воздуха, экстремальных условий стали причиной массовых заболеваний, и представляют угрозу для жизни в них населения. Произошло резкое расхождение между научными успехами и преступно неграмотным их внедрением в практику, при полнейшем безразличии экологически невежественных людей. Лозунги: — “ Мы покорим Природу. Человек — хозяин Планеты. Не ждать милостей от природы, а взять их. Все для человека“. Эти и подобные им перлы не только не научили, а, напротив, извратили психологию миллионов людей по всему миру.

 

Сотни миллионов лет биосфера имела способность к самовосстановлению, к самолечению, нормализовывала и приводила к естественной гармонии, нарушенные чем-либо, взаимосвязанные факторы живой оболочки Земли. Биосфера — открытая система, она способна поддерживать динамическое равновесие, своего рода гомеостаз. Нынешние повреждения биосферы, вызванные войнами и неразумной хозяйственной деятельностью человека, не восстанавливаются полностью. Приближается период невозврата и последующей глобальной катастрофы для всего живого на земле.

 

Наука, по признанию А.Эйнштейна, В.Вернадского и других ведущих ученых мира, еще только-только “становится на ноги“. Даже сегодня не удается оценить и прогнозировать климат, не говоря уж о гораздо более сложных явлениях (космических, геологических, биологических). В оценке развития и возможностей науки В.Вернадский, очевидно, поддавался оптимистическим надеждам, эмоциональным порывам, не учитывая большие внутренние противоречия между многими научными направлениями и рекомендациями, взаимозависимостями в природе, их хрупкость, их легкую и непредвиденную (случайную) ранимость. Практически полностью он игнорировал законы развития психики человека, чрезвычайно высокую степень его фантастической внушаемости, веры в потустороннее, магию, чудеса, в мистику и дикие предрассудки. Одновременно — жадное использование всех благ цивилизации и тут же абсолютное неверие в ценность научных достижений, в реальные факты, добро, прогресс, даже вековая ненависть к ученым, от которых-де все беды.

 

Наука оказалась в глубоком кризисе из-за неограниченного, нерегулируемого в условиях техногенной эпохи, изменений условий жизни и труда человека. Физически и психологически человек не подготовлен эволюцией к современной перегрузке его мозга валом нарастающей информации, к уходу от Природы в скученные города, к жизни в исковерканной и опасной среде обитания, когда порой даже кислорода для дыхания недостаточно. Характер мышления, психология современного человека во многих странах практически полностью соответствует таковым, что отмечали ранее древние философы (Платон, Конфуций и др.) и врачи (Гиппократ, Гален и др.). Образовалось удивительное противоречие между высочайшим объемом специальных и общетехнологических знаний современных людей и их дремучей психологией, чрезвычайным уровнем агрессивности и жестокости (даже по отношению к собственным детям). Преобладают безразличие, пьянство, нижайшая степень общественного самосознания.

 

Громадные массы людей на планете психологически остаются на уровне жителей древнее Вавилона. “ До сих пор народ не тронут научными знаниями“— писал В.Вернадский в конце 19-го века. С тех пор человечество психологически заметно не улучшилось. Даже появление “абсолютного” оружия, способного за несколько часов уничтожить все живое на Земле, не образумило ни правительства, ни народы. Продолжается “пир во время чумы“, — уничтожение природы во имя безудержного эгоистического потребления и обогащения, ставших навязчивой, болезненной идеей многих. Страх отстать в этой гонке, в непрерывном соревновании, разориться, нелады в семье, с детьми, с окружающими, и душевный разлад.

 

К.Лоренц (этолог) подчеркивает в своих работах, что отчуждение от живой природы, происходящее повсеместно и стремительно, вызвало прогрессирующее эстетическое и этическое очерствение человека, общее недружелюбие. Происходящие при этом нарастающие скученность, теснота, нищета, невежество способствуют в значительной мере усилению внутривидовой агрессии людей.

 

 Положение ученых в современном мире, их ответственность резко изменились, но пока все их попытки объяснить людям необходимость срочной перестройки сознания, приоритетов жизни, отношения к природе — остаются втуне. Всегда основной целью ученых был поиск знаний, истины. Сегодня этого мало. Ученые — единственные специалисты на земле, способные трезво оценить ситуацию, объективно на основе имеющихся научных данных предсказать ход событий. Они указывают последовательность первоочередных мер по выходу из трагического тупика, в котором оказалась наша, запутавшаяся в противоречиях и новейшей технике, — техногенная цивилизация. Для успешного решения проблем и прогресса человечества абсолютно необходимы высочайшая нравственность и сознательность каждого члена общества.

 

Моральные ценности выходят на первый план. Научные цели, пути и средства их достижения и внедрения теперь особенно тесно сочетаются с морально-этической ответственностью ученых. Они должны выйти к широкой аудитории для просвещения и воспитания, для принятия и выполнения законов, необходимых для спасения природы, для истинного блага людей. Нельзя далее замалчивать потенциальную угрозу некоторых открытий, преступное их игнорирование или использование. Несколько простых примеров. 1.Система и структура дошкольного воспитания и школьного образования архаичны, приносят доказанный большой ущерб здоровью и когнитивному потенциалу общества. Среди молодежи, оканчивающей среднюю школу, почти нет здоровых людей. Значит, не будет здорового потомства у этой молодежи. 2.Прекрасная перспективная технология применения в медицине стволовых клеток при отсутствии специального строгого контроля может стать причиной увеличения раковых заболеваний. 3. Чрезвычайно распространенное в современном мире массовое применение “для профилактики” многих витаминов и БАДов при отсутствии должного контроля и лабораторных обследований, вместо пользы, может привести к большему вреду, чем даже гиповитаминоз. Витамины должны применяться по показаниям и при врачебном наблюдении. 4.Всеобщее массовое внедрение в повседневный быт электронных приборов (мобильных телефонов, компьютеров, печей и т.д.) опасно для внутриутробного плода, младших детей, больных и других. 5. Продукты питания, питьевая вода, городской воздух, транспорт и т.д. и т.п. — все требует не только государственного контроля, но и общественного наблюдения и срочного исправления. Пока власти и общественность молчат или ведут вялые разговоры без реальных дел каждый день сотни и тысячи людей заболевают, страдают и умирают. На ученых лежит моральная ответственность за организацию общества по устранению этих и других вредностей для нормальной жизни. Конформизм многих ученых — очень опасен.

 

“ Нет рабства более позорного, чем рабство духа“ (Л. Сенека). Рабство происходит из страха реальной опасности, потенциальной угрозы и, чаще, люди воспитаны в страхе. Среди ученых немало самоотверженных людей, отринувших страх, живущих свободно и честно. Нам, его современникам, высочайший пример личного мужества, преданности науке и человечеству преподносит Ст.Хокинг (St.W.Hawking). С 20— 23 лет у него развилось крайне тяжелое неизлечимое заболевание, сделавшее его полным инвалидом через 5— 7 лет. Связь с людьми, окружающими его, осталась только за счет одной мимической мышцы. Напротив этой мышцы установлен электронный датчик. Синтезатор речи воспроизводит те слова, которые он хочет, но не может самостоятельно произнести. В таком полностью обездвиженном состоянии он читает лекции студентам и аспирантам, пишет книги, делает доклады на важнейших конгрессах, воспитал своих 3-х детей, и является на сегодняшний день одним из самых авторитетных ученых. Его оригинальные идеи заставляют физиков-теоретиков и астрономов вновь и вновь пересматривать многие разделы космологии, квантовой гравитации, понятия о черных дырах, о происхождении Вселенной и т.д. Хокинг бесстрашно выступает в защиту эволюционного учения Ч.Дарвина, проявляет себя активным атеистом, не отходит от общественной деятельности. Особенно хочу подчеркнуть его громадную просветительскую активность: его популярные научные книги для взрослых и даже для детей с 7-летного возраста стали бестселлерами и изданы почти во всех странах. Хокинг призывает людей посмотреть на себя и историю Земли, задуматься о будущем, о сохранении мира. Пример такого потрясающего героизма и служения людям сам по себе, не считая даже его громадный вклад в науку, несет заряд положительной энергии в воспитании людей всех возрастов. Воистину — “ Его пример — другим наука“. 

 

Предыдущая часть       Следующая часть

Содержание книги

Вверх






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх