18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Кача: река таежная. Часть вторая

Фото Кача: река таежная

Фото Надежда Пермякова: стихи к Новому году

Фото Россиянин в зеркале соцопросов – какой он?

Фото Размышления. Добро и зло

Фото Размышления. Мораль и закон

Фото Конкурс публикаций «КЛИНИЧЕСКАЯ ГОМЕОПАТИЯ – НА ПУТИ ОТ МЕДИЦИНСКОЙ ТЕ...

Фото Поющая осень: новые стихи Надежды Пермяковой

Фото "Если б я был главным врачом" и другие стихи прошлых лет Андрея Носыре...

Фото Стихи о медицине и рабочих буднях доктора Андрея Носырева

Фото Стихи на фестиваль авторской песни «Сухая Мана-2013 г.» и "Молодым!!"

Фото Книга о семье Лыковых – отшельниках в сибирской тайге


Размышления. Апокалипсис наших дней

    Комментариев: 0     версия для печати
Размышления. Апокалипсис наших дней

Итак, друзья мои, как я когда-то и обещал, настало время поговорить о морали. Что такое мораль? Мораль (говорит нам Википедия) это принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этих представлений. Согласимся? Пожалуй, да. Откуда же берутся в обществе эти представления и зачем они нужны?

 

Разговор сложный. Начнем его с небольшого примера или, лучше сказать, мысленного эксперимента. Все вы, наверняка, читали (хорошо, смотрели) произведения набирающих нынче моду околоапокалиптических жанров — война, чума, зомби, хаос, паника, президент погиб, руководство разбежалось и т. п. Давайте попробуем представить, что нечто подобное произошло на самом деле.

 

Изберем относительно мягкий вариант апокалипсиса без восставших мертвецов, злых пришельцев и смертельной эпидемии. Представим, что в нашем конкретном городе в один весьма не прекрасный момент вся власть в лице ее конкретных представителей вдруг взяла и исчезла. Испарилась. Исчезли мэр и губернатор, исчезли депутаты Гордумы, исчезла полиция, все кто выше сержанта чином, заодно исчезли и все влиятельные люди города, бизнесмены и криминальные авторитеты. Ну и конечно, исчезла связь с высшим руководством, так как мы живем в Красноярске, представим для простоты, что исчезла вся Москва, все что внутри МКАД кануло в измерение Х. Представили? Смертельный вирус вам не грозит, злые зомби за вами не гоняются и т. п. Просто кое-кто пропал. Ничего такого страшного, верно? Не верно.

 

Что будет проходить дальше? Рано или поздно люди понимают произошедшее (кстати, в других городах – то же самое, помощи не ждем). Что они сделают (вы что бы сделали?). Явно они не будут делать вид, что все нормально, продолжать ходить на работу и заниматься обычными делами. Может, и придут на работу в первые дни, но вряд ли буду работать, будут стоять там с коллегами, обсуждать. Особенно с учетом того, что хозяин предприятия пропал, его заместитель, видя это, украл чемодан с деньгами и тоже пропал, только в другом направлении, заместители заместителя, видя это, озабочены мыслью — что бы и им украсть и куда бы пропасть.

 

Итак, обычные люди не работают. Они в массе сидят дома, обсуждают ситуацию, ждут, что все наладится. Кто посмелее — выходит в разведывательные рейды, посмотреть как у соседей, что в городе творится в целом. Кто еще посмелее и пооотмроженнее выходит в рейды добытчитские. Или грабительские. Уже в первую неделю разграблению подвергаются магазины — они, как бы ничьи, а вещи там нужные, особенно продукты. Ну, а стоит, только начать, и процесс, который никто не останавливает (полиция исчезла, формировать новую некому — начальники исчезли) пойдет сам, набирая обороты. Многие, кого сдерживал только закон, начинают грабить себе подобных. И не только грабить. На улицах небезопасно. А что большинство? Большинство сидит по домам поодиночке, семьями или маленькими группками, объединившись с соседями и друзьями. Образуются мини-коммуны. А также мини-банды. Банда отличается тем, что состоит только из бойцов, получает все, что нужно, насилием. А коммуна содержит некомбатантов, детей, стариков, рассчитывает больше на ненасильственные способы получения нужного (кто-нибудь даст, гуманитарную помощь привезут, папа найдет на развалинах магазина что-нибудь незамеченное грабителями). А еще банда отличается иерархией.

 

 

Остановимся и отметим. Отсутствие руководства (в выдуманной нами реальности) погружает все в хаос — общество разобщено, атомизировано, каждый сам за себя. Будет ли так в нашем обществе? На самом деле сложно сказать. Скорее всего, будет, так или примерно так. Лет пятьдесят назад в нашей стране так бы не было — люди с высоким самосознанием не стали бы массово грабить магазины (как не грабили они их, умирая от голода в блокадном Ленинграде), не стали бы и отсиживаться по своим норам (как не отсиживались они в сорок первом, порой не находя в хаосе военкоматов и топая на близкий фронт пешком), на базе остатков тех или иных социальных институтов организовалось бы множество социальных ячеек с относительно одинаковым отношением к происходящему, они довольно быстро слились бы и дали начало новой власти, назначили бы нового градоначальника и генерала полиции, никакого апокалипсиса бы не случилось. Обезглавленное общество того времени не распалось бы, оно быстро и безболезненно отрастило бы себе новую голову. В чем разница? В том, что то общество спаяно не только вертикальными, но и мощными горизонтальными связями. А нынешнее нет. Об этом мы еще скажем. А сейчас возвращаемся к нашей фантастической ситуации.

 

Итак, уже в первые недели апокалипсиса общество распадается на одиночек и мини-группы, имеющие на данном этапе четкие различия между двумя своими типами — банды и коммуны. Не работает инфраструктура (никто же на работу не ходит). Закрыты больницы, разграблены магазины, в город не подвозится продовольствие и другие товары. В домах пропадает свет, вода, не работает канализация. Люди выплескивают нечистоты во двор. Готовят пищу на открытом огне или в печках, выводя трубу в форточку. На дрова разбирают все деревянное, вырубают тополя и елки во дворах и парках. Голод еще не настал, но нехватка пищи уже чувствуется, между одиночками и представителями коммун возникают стычки. Появляются жертвы. Но коммуны все же не готовы перейти к профессиональному насилию. В отличие от банд. Видя безнаказанность, банды бесчинствуют. Обычным людям опасно не только выходить на улицу, но и сидеть дома.

 

Остановимся и отметим еще кое-что. Банды становятся на этом этапе главной силой. Их преимущество – не только готовность к насилию ради своих интересов, но и жесткая дисциплина. Т.е. закон. Тот закон, который исчез вместе с его представителями. Те мини-общества, которые не смогли установить четкие законы внутри себя заведомо менее жизнеспособны по сравнению с теми, которые смогли. Еще раз. Общества как одного целого больше нет. Есть группки, мини-общества. Преимущество получают те мини-общества, которые: А) готовы использовать все средства для своего выживания, включая насилие; Б) внутри которых установлены жесткие иерархические отношения – закон. Примерно так в истории народом Земли уже было – давно при первобытно-общинном строе.

 

 

Дальше. События нарастают. Людям нечего есть — начинается голод, бандам тоже нечего есть — начинается массовый грабеж и убийство обычных людей, коммуны вырезаются, банды воюют между собой. Приходит зима, с нею холод. Дров нет. Трупы валяются в домах и на улицах, больницы закрыты — приходят болезни, перерастающие в эпидемии. Постепенно из десятков мелких банд образуется несколько крупных. Они понимают что одним грабежом не прожить, некого уже грабить, надо учиться выращивать или разводить еду, или рыбу, допустим, в Енисее ловить, надо к тому же что-то строить, укреплять, готовиться к холодам и т. п. На первом этапе для этого используются рабы. Захваченные в боях с другими бандами или мирные – те самые бывшие одиночки и коммунары. Эту стадию развития народы Земли тоже уже прошли – это рабовладельческий строй. Хронологически в нашей сказке это первый год катастрофы. Переживет его процентов 30 от первоначального населения по самым оптимистичным прогнозам.

 

Дальше приходит весна. Менее дальновидные бандиты продолжают выискивать мишени для грабежа, более дальновидные — ищут места, где бы осесть, строятся укрепленные районы, засеваются поля и теплицы, разводится скот. Создаются, берутся «под крышу» или заново заселяются ближайшие деревни. Держать там постоянный контингент смысла нет, не так его много, но всем объявляется, что это деревня атамана Васьки Кривого, кто тронет ее — за тем придет Васька со своими ребятами и всех убьет. Начинается война между кочевыми и оседлыми бандами, кочевые постепенно проигрывают. Иерархические отношения приобретают четкую форму: предводитель или его приближенные, далее рядовые бойцы, далее просто полезные люди, далее зависимые крестьяне, далее рабы (необходимость в которых постепенно отпадает, рабам все равно некуда бежать, они превращаются в зависимых крестьян или работников, пропадает необходимость постоянного контроля, возникает более бережное отношение к ним). Как вы уже догадались, это феодальный строй. Хронологически это первые 2-3 года после катастрофы. В живых процентов 10 от первоначального. Они готовы строить новый мир и построят его. Также как их предки построили старый, только «по накатанной колее» в сотни раз быстрее. 

 

Продолжение следует.

 

Автор врач-психотерапевт Максим Попов






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.