18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Красноярскому медуниверситету – 77 лет!

Фото Помня о прошлом, стремиться в будущее (статья Ж.Ж.Рапопорта)

Фото «Я счастливый человек»: в память об Анатолии Колесниченко

Фото К 45-летию БСМП: Больница с железным характером

Фото Эндокринологической службе Красноярского края – 65 лет!

Фото Воспоминания. Служба в Германии после войны

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы

Фото "Доктор Мельников": вспоминают И. Артюхов и К. Фурсов

Фото Воспоминания. Чудо спасения


Воспоминания. Жизнь перед войной

    Комментариев: 0     версия для печати
Воспоминания. Жизнь перед войной

Продолжение личностно-биографического повествования "Ровесница лихого века", Т.П. Сизых

Предыдущая часть

Следующая часть

Cодержание книги

 

Отпуск. Ялта – Воронеж

Осенью 1940 года родители настояли, чтобы дочь выехала на море в Крым на отдых после всех мытарств. Родители понимали, что у нее жизнь еще только начинается. Надо было ее оздоровить и отвлечь от пережитых событий и утраты. Кроме того, она должна была, возвращаясь с Крыма, посетить семью своей двоюродной сестры по материнской линии, проживающей в Воронеже, дочери родного брата Дмитрия Евлампии Акиловны.

 

Так, Надежда Алексеевна оказалась в Ялте. Где она ощутила все «прелести» своей морской болезни. Ездить на транспорте ей не приходилось до 1940 года в Красноярске. В Ялте, вскоре по прибытии, она приобрела билет на прогулку на теплоходе по Черному морю. Выйдя в море, теплоход заболтали волны, и у Надежды Алексеевны началось головокружение, рвота, продолжающиеся даже в положении сидя и лежа в каюте. После морской прогулки она не смогла даже гулять по берегу моря. Поскольку, глядя на волны прибоя и отлива, у нее тут же развивались симптомы морской болезни. С той поры она никогда даже не помышляла поехать отдыхать на море. В городе Красноярске пассажирский транспорт стал регулярно курсировать с 50-х годов прошлого века. Даже обычные поездки в транспорте – автобусе, такси, если она будет смотреть по сторонам то налево, то направо в окно, у нее тут же начинается головокружение и рвота. Не говоря о самолетах (в послевоенные годы), где болезнь ее весь полет не оставляла.

 

На мой вопрос: «Купалась, плавала ли она в Черном море?» Она вдруг резко ответила: «Одумайтесь. Я подумать об этом не могла». Оказывается, даже качка на этих волнах тут же пробуждала головокружение.

 

Возвращаясь из Ялты, Надежда Алексеевна заехала к двоюродной сестре Антонине Дмитриевне, в девичестве Бубенцовой. Она с мужем жила рядом с железнодорожным вокзалом, недалеко от анатомического корпуса Воронежского медицинского института. Там же рядом располагался детский сад, куда они водили своих двух детей. Сестра была замужем, работала сама в библиотеке медицинского института. Муж работал тоже в медицинском институте. Сестра при встрече познакомила сибирячку Надю с городом Воронежем, который ей очень понравился. Они с мужем стали Надежду Алексеевну уговаривать перебраться с родителями на постоянное жительство в Воронеж. Говоря: «А то вы там в Сибири живете одни далеко от родни». Брат Евлампии Акиловны – Дмитрий Акилович Бубенцов – с супругой жил в г. Воронеже, где и семья его одной из дочерей. Недалеко от вокзала располагалась больница железнодорожников. Н. А. Бранчевская сходила в больницу, встретилась с начальником медслужбы, который ей предложил место работы. Даже сказал, что они предоставят ее семье квартиру, а для переезда ей будет выделен вагон для перевозки имущества. С мыслью о переезде из Красноярска в Воронеж Надежда Алексеевна выехала домой в Красноярск.

 

Начальнику медицинской службы Воронежской железной дороги Надежда Алексеевна дала свое согласие на работу в их учреждении, с условием, что ее переезд произойдет летом в августе 1941 года.

 

Жизнь перед войной

Жизнь Н. А. Бранчевской в 1939 году, после возвращения из лагерей, тюрем отца, подруги Гали и ее мужа Ивана стала налаживаться. С Галей они стали регулярно ходить в драматический театр имени А. С. Пушкина и в кинозалы. Надежда Алексеевна любила хорошо одеться. Они с ней не пропускали ни одной премьеры драматического театра имени А. С. Пушкина. Всегда с Галей к премьере шили новые наряды. В тон цвета платья приобретались модные туфли, сумочки, бижутерия. Товары промышленные перед войной в городе Красноярске уже были, как и основные продукты.

 

На новый, 1941 год в Доме культуры железнодорожников имени Карла Либкнехта был устроен маскарад.

 

Они решили пойти своей компанией. На маскарад Галя сшила специальный костюм – «Мак». Кофточка состояла из красных лепестков, кверху направленных, и завернутых их лепестков кнаружи, что по цвету и форме создавало впечатление изображаемого цветка мака. Юбка была пошита из зеленых лепестков, направленных, наоборот, вниз. На шее у Гали была бижутерия в виде черных мелких цветочков, искусно сделанных из бисера. Сшила ей этот костюм Евлампия Акиловна.

 

Надежде Алексеевне не нужно было шить костюм, так как у ее мамы был настоящий национальный мордовский костюм, состоящий из юбки и кофты. Выходит, они с мамой были одинакового телосложения, роста и полноты. Костюм был богато украшен вышивкой.

 

Стояла теплая зима 1940 года. Вечером, 31 декабря, бежали они все в клуб бегом. Галя, чтобы не измять костюм, шла без пальто, а покрылась только пуховым платком. Иначе в пальто ее бы лепестки костюма «Мак» наверняка помялись бы, особенно его верхние лепестки. Мужчины и Надя были одеты в пальто. На маскараде все должны были быть в масках, которые в 12 часов ночи по правилам игры и интриге маскарада полагалось всем снять. Наши маскарадницы решили посреди ночи маски не снимать, а идти в них домой. Повеселившись и потанцевав, они в час ночи пошли домой. Молодые люди, Галя с мужем Иваном, его друг Сергей с Надей, получили верхнюю одежду, помогли одеться Наде, Иван супруг накинул свое пальто на супругу Галю, и все веселой шумной гурьбой вышли на улицу. Их ожидал неожиданный сюрприз – природный катаклизм. В новогоднюю ночь первого января 1941 года шел проливной дождь.

 

Вернулись они домой все промокшие. Молодые родителям Нади, придя, рассказали о дожде, состоявшемся в Сибири в середине зимы. Узнав об этом редчайшем природном явлении, Евлампия Акиловна заметила: «Согласно народной мудрости, дождь в новогоднюю ночь примета очень плохая. Ничего хорошего, следовательно, ожидать в новом году не приходится», – тихо сказала она.

 

Так оно и будет. Пришел 1941 год – это был четырнадцатый год советской власти. Именно в этот год 22 июня началась Великая Отечественная война.

 

А пока жизнь шла своим чередом. Надежда Алексеевна со своими родителями определились, что они в этом году переедут на постоянное место жительства в Воронеж, ближе к родным. Однако, относясь ко всему ответственно, решили, что в августе 1941 года во время отпуска Надежда уедет в Воронеж одна, подаст заявление на работу, решит вопрос с жильем и с обещанным вагоном для транспортировки имущества. А осенью они решили, что переберутся в Воронеж уже все члены их семьи. Промыслом Божиим Господь их уберег от сего шага, и они не попали в эту мясорубку отступления беженцев, пленения и оккупации.

 

Чем поражает поколение родившихся в начале прошлого века. Это их жажда к жизни, оптимизм, доброта, взаимная любовь, терпение, смирение, жертвенность, всепрощаемость. Они не замкнулись на пережитом в 1937–1939 годах, не озлобились, не роптали, а стали продолжать просто жить, смиренно и кротко, трудиться и радоваться жизни. Галина Петровна Мальцева – Костылева – работала врачом, хирургом в поликлинике № 2, которая располагалась в здании в храме Иоанна Предтечи. В годы Великой Отечественной войны на руках ее будет годовалая дочь Виктория. Ее как врача-хирурга мобилизуют, и будет она работать в тыловом эвакогоспитале № 985 хирургом. Галина Петровна Мальцева была активным слушателем курса повышения квалификации по гнойной хирургии, который в октябре – ноябре 1941 года, проводился Владыкой Лукой, доктором медицины, профессором В. Ф. ВойноЯсенецким. Будет ему ассистировать на операциях на базе ЭГ № 1515, в школе № 10. Вскоре она станет возглавлять хирургическое отделение и станет ведущим хирургом госпиталя войны, что располагалось по проспекту Сталина (Мира). В 1945 году ее ЭГ № 985 реформируют в «Госпиталь инвалидов Отечественной войны». Супруг ее, Иван Костылев, вернувшись с Колымы, продолжит работу на стройках Красноярска. Его призовут в армию, и он четыре года будет защищать от немецких фашистов свое Отечество. Вернется с Великой Отечественной войны и станет трудиться начальником капитального ремонта в тресте Енисей-золота.

 

Их дочь Виктория Костылева окончит Ленинградский институт закрытого типа. Галина Петровна и Иван Костылевы выйдут на пенсию. В 1978 г. умрет И. Костылев и Г. Мальцева покинет Красноярск. Переедет на постоянное место жительства в Ленинград, к дочери, где и будет похоронена. Переписка Н. А. Бранчевской с подругой школьной поры Галиной Петровной Мальцевой и ее дочерью будет продолжаться до конца дней жизни подруги Галины Петровны. В последующие годы будет продолжаться переписка Надежды Алексеевны с их дочерью Викторией Костылевой. Переписка оборвалась, когда Н. А. Бранчевской шел 88-й год.

 

Предыдущая часть        Следующая часть

Cодержание книги

Вверх






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх