18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Главврач роддома №2 Елена Царюк: «Давать начало новой жизни – это счас...

Фото Одной левой: как инженер без руки создал уникальный бионический протез...

Фото Врач-генетик Татьяна Елизарьева: «Беду каждой семьи переживаю как собс...

Фото Наталья Каптелинина: «Сидя в инвалидном кресле, можно перевернуть мир»...

Фото Самый красивый медик Красноярска Анна Балахнина: «Я скромная и стеснит...

Фото Врач, который возвращает к жизни

Фото Врач больницы ГУФСИН Екатерина Сухарева: «Тюрьма – спасение для многих...

Фото Ко Дню медика: главврачи красноярских больниц о коллегах – настоящих в...

Фото По силам ли Красноярску Универсиада? Мнение депутатов и общественников...

Фото «Мы еще поживем, повоюем!»

Фото Главврач городской стоматологии № 3 – об очередях к врачам, платных и ...

Фото Главный терапевт минздрава РФ А. Чучалин – о враче нового поколения и ...


Врач скорой помощи Алексей Гнедаш: «Я не жду благодарности от пациентов»

    Комментариев: 0     версия для печати
Врач скорой помощи Алексей Гнедаш: «Я не жду благодарности от пациентов»

37Л – стало плохо на улице, 69Р – дома без сознания, 96К… Все аббревиатуры человеческих бед он знает наизусть. За полминуты поймет, как спасти больного. А спасать от чего только не приходится: инфаркт, отравление, тяжелейшие травмы, остановка сердца. Кажется, всё было за 28 лет работы на «скорой».  Мой собеседник – Алексей Гнедаш, врач Красноярской станции скорой медицинской помощи, немного уставший, но неунывающий.


Алексей Альбертович встречает меня возле подстанции №1. Высокий, худощавый, с усами и серебристой бородкой – он почти такой же, как на редких фото в интернете. И только глаза (теперь-то вижу, голубые) живее блестят на солнце. Доктор щурится. Мы входим внутрь. Минуем большой гараж с желтыми машинами «скорой», служебные помещения, диспетчерские. Идем в свободный медкабинет. Я не задаю привычного вопроса «сколько у нас времени?», потому что беседа оборвется, как только по селектору объявят четвертую бригаду кардиологов. Это бригада Алексея Гнедаша.

 

Ту-ду-ду – запиликало из диспетчерской: «Девятнадцатая – на вызов». «У каждой бригады – свой номер. У общепрофильных он двузначный, – рассказывает врач. – Есть еще реанимационные, кардиологические бригады». Последние спасают больных с инфарктом, аритмией, стенокардией, гипертоническими кризами, сердечной недостаточностью, остановкой сердца и др.

 

Сезон сердечных катастроф

«Сегодня еще не было сложных случаев. Выезжали на высокое давление, кризы, – перечисляет Алексей Альбертович. – Тяжелые больные будут ночью. С 2 ночи до 6 утра чаще всего развиваются инфаркты и инсульты. «Сезонный» пик сердечно-сосудистых катастроф – весна и осень, когда все до седьмого пота трудятся на дачах, потом убирают урожай. Чрезмерные физические нагрузки действуют как спусковой крючок, если у человека есть предрасположенность к инфаркту: в сосуде «сидит» тромб или холестериновая бляшка. Бляшка лопается, закупоривает коронарный сосуд, либо его закрывает тромб – развивается инфаркт. Клетки миокарда (сердечной мышцы) гибнут».

 

Благо, сейчас медики «скорой» могут провести догоспитальный тромболизис – еще до больницы «растворяют» тромб в сосуде специальным препаратом. Чем быстрее это сделают, тем больше клеток миокарда выживет, и тем меньше риск смертельно опасных осложнений. Хуже, когда первый и единственный симптом инфаркта – остановка сердца. Если сердце не бьется, но головной мозг еще жив, (это состояние называют клинической смертью) пациента оживляют разрядом дефибриллятора. На все про все 3-6 минут – потом будет поздно.

 

Полминуты на диагноз

Еще меньше времени у врача, чтоб оценить, насколько плохи дела больного и как его спасать. «По нормативам на это отводится 30 секунд. Хотя иногда уже с порога оцениваю ситуацию. Установил: пациент в «клинической», начинаю реанимацию. Медлить нельзя: каждая минута задержки снижает эффективность реанимации на 10%, – говорит Алексей Гнедаш. – Порой первую помощь пытаются оказать родственники, но не всегда делают это правильно. Вместо того, чтоб повернуть голову на бок, запрокидывают ее назад, когда человек лежит на спине без сознания. Из-за этого язык «западает» и закрывает вход в гортань – так можно задохнуться».

 

Ту-ду-ду – снова донеслось из диспетчерской. Алексей Альбертович замолкает и прислушивается: «Вторая бригада!».

 

«А начинается все в основном с гипертонии, – продолжает доктор. – У большинства наших пациентов она уже выявлена, но лишь единицы постоянно пьют лекарства, поддерживающие давление на нормальном уровне. Одним лень, у других нет денег на таблетки, третьи «принципиально» не принимают гипертензивные препараты, потому что у них давление – 130-140. Но это до поры-до времени. Потом либо инсульт, либо инфаркт. А человеку всего 40-50 лет или того меньше».

 

Читайте также:

Основные принципы оказания скорой медпомощи

Как в Красноярске зарождалась скорая медицинская помощь

 

От инфаркта до «огнестрела» 

Хотя профиль Алексея Гнедаша – кардиология, спасает он не только сердечников. Если нужно, едет на любой вызов. «Бригады на подстанции взаимозаменяемые, – объясняет он. – Если все «реаниматоры» заняты и случилось ДТП, выезжаем мы. Если нет нас, а поступил кардиологический вызов, едут реаниматоры или общепрофильная бригада.

 

С общего профиля все когда-то и началось. В 1988 году студент Гнедаш впервые пришел на красноярскую станцию скорой помощи. Решил: понравится – останусь. Остался. Три года проработал в общепрофильной бригаде, а с 1993 перешел в специализированную кардиологическую. За без малого 30 лет на «скорой» каких только случаев не было. Страшные аварии, тяжелые травмы, падения с высоты, суициды, отравления, поножовщина, «огнестрелы», кома…

 

У каждого несчастья свой код – две цифры и буква. Так компьютер шифруют все поводы обращений на «03», чтоб быстрее распределить вызовы по бригадам. «У бригад общего профиля кодовая буква – Л, у реаниматоров – Р, у кардиологов – К, – рассказывает мой собеседник. – Если мне передают «96К», уже знаю: «скорую» для пациента вызвал участковый врач или общепрофильная бригада – нужна подмога кардиологов. А если код 31Л, значит, человеку стало плохо на улице, 73Л – температура, 69Р – дома без сознания».

 

Почему «скорая» долго едет?

За сутки в Красноярске больше тысячи раз вызывают «скорую», а когда бушует грипп – все 1,5-2 тысячи раз. В городе 7 подстанций скорой помощи. Первая, где работает Алексей Альбертович, обслуживает Центральный и Железнодорожный районы. Но при необходимости бригаду могут «перебросить» на вызов в другой район левобережья. «К пациенту мы должны добраться максимум за 20 минут. В своих районах успеваем, а если отправят в Солнечный, попробуй туда из центра через все пробки вовремя приехать. Да еще когда на дороге не пропускают, – сетует доктор. – Хотя сейчас стало полегче: тех, кто не уступает дорогу «скорой», теперь чаще наказывают, и штраф там приличный».

 

Так почему же некоторым приходится часами ждать приезда медиков? «Все вызовы, поступившие на «03», дифференцируются по срочности. В первую очередь бригады отправляют к пациентам с отравлением, подозрением на инфаркт и инсульт и другими жизнеугрожающими состояниями. Потом уже неотложная помощь: выезды на температуру, головные боли и прочее, – уточняет врач. – В пиковые периоды (эпидемия гриппа, вспышка инфекций, массовые отравления) «неотложку» действительно ждут по несколько часов. Пациенты возмущаются, но мы физически не успеваем быстро приехать ко всем. Врачей и фельдшеров не хватает».

 

При этом драгоценное время иногда уходит на необоснованные вызовы. Врача «скорой» просят сделать УЗИ на дому, свозить бабушку на МРТ. Или прямо заявляют: «Не смогли взять талончик на прием в поликлинику – вызвали вас». Бывает и наоборот: те, кому нужна экстренная медпомощь, не спешат набирать «03». «Помню, выезжали к 40-летнему пациенту, – приводит пример Алексей Альбертович. – Мужчина пришел в 8 вечера с работы, почувствовал сильную боль в груди…и до 7 утра искал в интернете ответ, почему так заболело. Потом пришла жена с работы и вызвала «скорую». Оказалось, инфаркт. С момента его развития прошло 13 часов! А ведь 80% клеток миокарда гибнут в первые 4 часа».

 

 

Кто спасет врача «скорой»?

Есть в практике врачей «скорой» случаи другого порядка, когда вызвавшие их хамят, угрожают, нападают. «Долго едем», «не везем пациента в больницу», – Алексей Гнедаш перечисляет поводы для агрессии. – Как мы можем увезти, если у человека нет показаний для госпитализации? Некоторых это не волнует. Они не хотят следить за «лежачими» родственниками и требуют: «Забирайте, куда хотите!». А когда отказываешь, начинают пугать минздравом, президентом».

 

Что уж говорить о вызове на поножовщину и пьяные разборки – здесь дело может зайти дальше угроз. «Весной была история: женщина поругалась с сожителем, и ее сын этого сожителя пырнул ножом, – вспоминает врач. – Когда мы приехали, сын сильно возмущался, что, мол, так долго. Рвался сопровождать пострадавшего в больницу на нашей машине. Пришлось вызвать полицейских. Когда они приезжают, смелость и наглость сразу улетучиваются».

 

Доктор ненадолго задумывается: «Раньше к медикам относились лучше. Нашу работу называли медицинской помощью, а не услугой. Это понятие «медицинская услуга» укоренилось в сознании людей. Иногда пациенты так и говорят: «Мы 20 минут назад заказ на «скорую» сделали, а вас все нет». Заказ. Будто мы – такси».

 

Быстро думать, мало спать

Уже знакомый звук из диспетчерской. Объявили одиннадцатую бригаду. Очередная тройка – врач и два фельдшера – спешит на вызов. Потом опять на подстанцию или к следующему пациенту, если вызов передадут в машине по рации. За сутки бывает 8-10 вызовов, а когда грипп – по 13-15. Если выдастся свободное время, можно отдохнуть, но спать не положено. «Поначалу тяжеловато было на дежурствах: ночью только забылся, чуть задремал – на вызов. И опять, и опять, – вспоминает Алексей Альбертович. – Со временем привычка выработалась: ополоснул лицо холодной водой – все, готов».

 

Чтоб работать в «скорой», нужно ко многому привыкнуть и многое уметь. Первое –быстро соображать и ловко работать руками: аккуратно наложить шину, умудриться попасть в вену, которая порой тоньше иголки, прочистить дыхательные пути. Второе – не бояться крови и открытых ран. Зрелища бывают жуткие: поезд «отрезал» ноги, оторвало конечности в ДТП, человек упал с высоты…Третье – «отключить» брезгливость. Иначе как оказать помощь грязному бомжу? «Вонь, вши, туберкулез – это минимум у такого пациента, – спокойно замечает врач. – Могут быть инфицированные раны, пневмония или весь «джентельменский набор»: ВИЧ, гепатит, сифилис. Работаем в перчатках, а иногда и в маске. Без нее не обойтись, когда заходишь к запущенному лежачему больному, за которым никто не следит. Человек по уши в экскрементах, на теле пролежни с кулак».   

 

Кого бы ты не спасал, не обойтись без надежных коллег. Со многими фельдшерами своей подстанции Алексей Гнедаш работает по 15-20 лет. За эти годы научились понимать друг друга с полуслова.

 

Один из лучших

Наверное, портрет Алексея Альбертовича будет не полным, если я не скажу, что во всероссийском конкурсе минздрава он занял 3-е место в номинации «Лучший врач скорой медицинской помощи». Сам победитель говорит: «Столь высокой оценки своей работы не ожидал». Он вообще не привык рассчитывать на признание собственных заслуг, ждать благодарности от пациентов:

– Нас нечасто благодарят. Когда приезжаем на вызов, пациенты не в том состоянии, чтоб рассыпаться в сантиментах. Некоторые потом звонят на подстанцию или на «03», передают бригаде спасибо. Это приятно, но я не жду благодарности от больных – так проще работать.

 

***

 

– Алексей Альбертович, вы почти 30 лет на «скорой». Не устали от этой работы?


– Усталость накапливается временами. Когда идет много тяжелых больных подряд, когда негатив выплескивается из смены в смену, когда разрываешься между пациентами в эпидемии. Когда не удается спасти…Смерти бывают редко – 1-2 случая в год. Но это всегда долго прокручиваешь в голове. Хотя знаешь: все, что мог, сделал. Вот упал человек с 7 этажа, везешь в больницу, а он не дотянул каких-то 5 метров (доктор замолкает).

 

– Что вас спасает от выгорания?


– Ощущение, которое бывает, когда помог сложному больному, вытащил человека с того света. Это придает сил работать, несмотря ни на что, и снова понять: ты трудишься не зря.

 

Анастасия Леменкова

 

Читайте также:

Сергей Скрипкин: «Врачи Скорой помощи пережили тяжелые времена»








Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач


Лучшая цена







Сибирский медицинский портал © 2008-2016

Соглашение на обработку персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.