18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Воспоминания. Распоряжение на арест поляков

Фото Воспоминания. Три уголовных дела на сотрудников НКВД

Фото Красноярскому медуниверситету – 74 года!

Фото Воспоминания. Режим в ГУЛАГах: питание, проверки, бунты

Фото Воспоминания. Безмерность и безнаказанность власти НКВД в СССР

Фото Воспоминания: лимит на репрессии и лагерная жизнь

Фото Воспоминания. Масштабы репрессий на Красноярской железной дороге

Фото Воспоминания. Смерть по лимиту

Фото Воспоминания. Уголовное дело репрессированного А.П. Бранчевского

Фото Воспоминания. Жизнь перед войной

Фото Воспоминания. Освобождение друзей из ГУЛАГа

Фото Воспоминания. 1939–1940 годы. Освобождение отца


Воспоминания. Научная командировка и маэстро-модельер

    Комментариев: 0     версия для печати
Воспоминания. Научная командировка и маэстро-модельер

Продолжение личностно-биографического повествования "Ровесница лихого века", Т.П. Сизых

Предыдущая часть

Следующая часть

Cодержание книги

 

Научная командировка

Начальник медслужбы СибВО Я. Л. Гинсбург, оценивая трезво сложившиеся вокруг врача Н. А. Бранчевской обстоятельства, понимая, как Надежда Алексеевна страдает и то, что ее нужно спасать от ареста. Он по договоренности с горздравоотделом командирует ее на курсы повышения квалификации, отправив ее подальше от Красноярска и Военного городка, в Новосибирск. Срочные отъезды спасали тогда не одну жизнь. Такие факты хорошо известны и описаны.

 

В январе 1938 года Н. А. Бранчевскую согласно приказа и. о. зав. горздравом Токмаковой направили в научную командировку в г. Новосибирск. Такова была тогда официальная терминология. На самом деле Надежда Алексеевна была отправлена в Новосибирский институт усовершенствования врачей на курсы усовершенствования по акушерству и гинекологии. Первичную подготовку – специализацию – она прошла в 1936 году при роддоме № 1 – на рабочем месте. В Новосибирск она была направлена на 4-месячные курсы повышения квалификации. Как она вспоминает: «Уехала на курсы зимой, а вернулась домой, было уже тепло». До сих пор она из всех профессоров курса усовершенствования помнит блестящие лекции хирурга Владимира Михайловича Мыш (старшего). Профессор был очень интересный, прежде всего как человек, и, помимо того, как талантливый и удивительный хирург. Из всего профессорско-преподавательского состава на курсах усовершенствования акушеров и гинекологов Новосибирского института повышения квалификации запал в ее память только он. Настолько яркие и незабываемые были его лекции по хирургии. Столь много нового материала он дал. При этом интересно и доходчиво доводил новый материал до их сознания.

 

На курсах повышения квалификации чувство страха и страстей пережитых ею событий притупились. Здесь по Божию промыслу ей была подарена встреча с интересным, уникальным мастером, пошившим ей роскошные наряды. Это переключило ее сознание на ее духовное возрождение. Была встреча с модельером, состоявшейся еще при монархическом строе.

 

Согласно приказу № 12 городского отдела здравоохранения подписанного и. о. заведующей Токмаковой, мы узнаем, что Н. А. Бранчевская вернулась в Красноярск и приступила к работе зав. роддомом 4 мая 1938 года «полагать возвратившейся из научной командировки и приступившей к исполнению своих обязанностей».

 

В этом же приказе отражено, что "с 1 июля д-ру Бранчевской предоставить очередной отпуск" (Выписка, роспись Лобанова).

 

Выйдя в отпуск, она не ведала, какой удар будет ей еще нанесен. Какие грозные испытания, скорби ей и Евлампии Акиловне предстоит пережить. Где и когда она сменит место работы и многое, и многое другое. Все это уже стояло у ее дверей.

 

А пока жизнь текла своим чередом. Дома мир и покой. Хотя вокруг гул и ропот о повальных арестах и всепоглощающий страх. Надежда Алексеевна была в состоянии восхищения от учебы и нарядов, ей судьбой подаренных, как глоток свежего воздуха во всепожирающей среде рокового для России времени – вершины репрессий.

 

Cодержание книги         Вверх

Маэстро-модельер ушедшего мира

Надежда Алексеевна говорит сама о себе, она была модницей. К своим нарядам, даже будничной одежды, она всегда была требовательна. Был ей Евлампией Акиловной привит хороший классический вкус. Глядя на маму, она вторила ей. Тем более что у мамы был отличный вкус. Она элегантно, модно одевалась, как столичные дамы высшего света. На это были у них средства.

 

Если посмотрим на фотографии довоенных лет, то мы увидим Надежду Алексеевну модно одетую. Это фотография, где она с подругой Галей Мальцевой в классических костюмах, в шляпках с вуалью. То же мы видим на фотографии 1939 года, когда она отдыхает в Крыму. Она отдавала предпочтение строгим классическим фасонам в одежде. При этом все ее наряды подчеркивали ее скромность, целомудренность и чистоту души.

 

Были у нее все аксессуары к одежде, это и меха, и золотые украшения. Подобранные в тон цвета платья, костюмы, перчатки, сумочки, обувь.

 

Достались ей украшения и серебряная миниатюрная дамская театральная сумочка для носового платочка и зеркальца, страусинные перья к шляпам по наследству от мамы, как и драгоценности, изготовленные ювелирами в царское время.

 

Зимой 1938 года Н. А. Бранчевская приехала на курсы повышения квалификации в город Новосибирск. Институт усовершенствования врачей, который был создан в г. Томске учеными медицинского факультета Томского университета в 1927 г. Однако в 1932 году данный институт перевели в Новосибирск. Он располагался до войны в Академгородке столицы Западной Сибири. Жила Надежда Алексеевна в общежитии. Родители, как всегда, побеспокоились, дабы дочь была духовно согрета вне дома, чтобы у дочери в Новосибирске были бы друзья, которые ее бы поддерживали. Когда-то знакомая родителей жила в Красноярске, а потом переехала на жительство в Новосибирск. По совету родителей Надя навестила ее по приезде в Новосибирск. Приятельница Евлампии Акиловны – Анна Андреевна – при встрече ей сделала предложение: «Надя! Если не хочешь отставать от моды, пойдем, я тебя сведу к знатной портнихе. Хочешь иметь красиво пошитые вещи?» Своим предложением она заинтриговала Надю. На что она дала свое согласие, к тому же она в Новосибирске уже купила один отрез на платье, который у нее лежал в чемодане в общежитии.

 

Так, Надежда Алексеевна попала к неординарному, интересному в интеллектуальном плане человеку. При этом портниха была высокого профессионального уровня. В последующем, своей жизни больше встретить портнихи, подобной ей, не удалось.

 

Надежда Алексеевна столкнулась с человеком культурно сформировавшемся в Серебряном веке. Общение с модельером произвело на нее глубокое впечатление, и для нее дама-модельер стала явлением на всю ее жизнь и образцом для подражания. Она благодарна судьбе за эту незабываемую встречу. Здесь при общении с этим оригинальным, талантливым человеком своего дела сердце Надежды Алексеевны смогло найти равновесие. Она смогла помочь Надежде Алексеевне подарить ей веру, надежду, волю к дальнейшей ее жизни. На это и рассчитывала ее мама, Евлампия Акиловна, познакомив дочь со своей приятельницей.

 

В царское время, до переворота дама-модельер имела свое дело, была хозяйкой ателье. Она была модельером и закройщиком. Даже в 1938 году на дому с нею тайно работали еще швея и рукодельница. До революции в ее ателье число работающих было значительно больше.

 

Надежда Алексеевна в платье, пошитом модельером в 1938 г. в г. Новосибирске Надежда Алексеевна Бранчевская на отдыхе в 1939 г. в г. Ялте

 

Галина Петровна Мальцева и Надежда Алексеевна Бранчевская (слева направо) подруги-врачи г. Красноярска второй половины 30-х лет (до Большого террора) Вглядись в глаза Г. Мальцевой.

 

В те времена ее швейная мастерская обшивала публику высшего света.

 

После революции ее ателье порушили. Она официально не работала. Чтобы выжить она продолжала тайком принимать и обшивать на дому. Принимала она людей только из своего круга общения, которых очень хорошо знала и им доверяла. Это были люди в основном из старого ее круга общения.

 

Когда они пришли к ее дому, то прежде постучали в окно условным знаком. Им позже будет пользоваться и Надежда Алексеевна. На условный знак – постукивание, – приоткрывалась изнутри дома чуть зановесочка окна, и кто-то выглядывал.

 

После чего, говорит Надежда Алексеевна, нам открывали дверь и впускали в дом.

 

«Войдя в дом, я увидела колоритную даму лет пятидесяти. Она была подтянутая, элегантная, довольно интересная внешне». При более близком знакомстве, позже станет известно, что дама была интересна глубинными духовными качествами. Анна Андреевна, приведшая клиентку хозяйке, пояснила, кого она привела и зачем они пришли. Ей стало известно, что привели ей врача, которая прибыла из Красноярска и хочет обновить свой гардероб. Дама-модельер строго взглянула на заказчицу, будто оценила ее как человека и ее вкус. Затем она взяла и подала Надежде Алексеевне журналы мод. Когда Надежда Алексеевна взяла в руки первый журнал и стала его пролистывать, то она отметила, что ничего подобного ранее не видывала как по содержанию, так и по его внешнему оформлению. Она не ведала, что такие журналы вообще существуют. Это были издания журналов мод царского времени.

 

Дама-модельер грудным, сочным голосом произнесла: «Что бы вы хотели, чтобы я вам пошила, то в журнале отметьте карандашом. Что вам понравится», – уточнила дама.

Надежда Алексеевна вспоминая говорит: «Господи, никогда таких чудес не видела. Глаза разбежались, хотелось и то, и другое». Когда все-таки выбрала несколько фасонов платьев, то показала даме-модельеру, что она выбрала.

 

Дама грудным, низковатым, сочным голосом сказала, будто отрезала: «Я буду вам шить платья, только в том случае, если выбранные вами фасоны на мое усмотрение будут на вас хороши. В противном случае шить я вам не буду. У меня такое правило для всех».

 

Просмотрев фасоны, выбранные Надеждой Алексеевной, она сказала: «Я изучила ваш вкус. Вам эти фасоны подойдут, поэтому я их вам пошью!»

 

У Надежды Алексеевны был взят с собой на эту встречу отрез на одно платье. Она оставила его даме-модельеру. Когда она его сшила, Надежда Алексеевна воскликнула: «Батюшки! Я такие наряды еще не нашивала». Она в нем так перевоплотилась, что она сама себя не узнавала. Настолько хорошо, достойно, элегантно стала она выглядеть. Платье помогло раскрыть ее красоту и обаяние.

 

Помню, как я в Монте-Карло в магазине законодателя мод Франции Кордена примерила осеннее пальто. Это было столь изящно и прекрасно, мягко подчеркивало все достойные формы фигуры, что я вмиг превратилась в прекрасную даму, незнакомку. Когда выяснилось, что мне не хватает на целый порядок долларов на его оплату, я извинилась и почувствовала неловкость. Однако когда я вышла из магазина Кордена, то ко мне пришло чувство радости. Как хорошо, что я хотя бы увидела себя в своей жизни в прекрасно пошитом пальто! Как мы, женщины России, низведены и носим вещи, которые обкрадывают нас. Мы даже не имели возможности приобрести то, что нам нравилось. Наши швейные ателье шили «абы как бы как», что в сатирических миниатюрах, так прекрасно сыграных гением Аркадием Райкиным. В результате в целом нами утрачена способность увидеть, «что прекрасно, а что уродливо?». Оглянемся и посмотрим вокруг нас, в чем мы ходим, что мы носим? Не хочется произносить эти слова. Мы все мало чем отличаемся от бомжей, даже если на плечах норковая шуба. Женщины утратили элегантность, мягкость, нежность – свой шарм, что и формирует ее внутренний и внешний облик. Ношение мужской одежды женщинами дали им мужские, грубые черты, а свое прекрасное, трогательное очарование утратили.

 

Поэтому хорошо понимаю тот восторг, который испытала Надежда Алексеевна от прекрасно пошитого платья. В отличии от меня, она одежду приобрела, пошитую ей великим мастером-маэстро и могла долго ее носить и радоваться.

 

Надежда Алексеевна написала тут же письмо в Красноярск Евлампии Акиловне, в котором попросила незамедлительно ей прислать все отрезы, которые были в доме. В итоге прекрасная дама-модельер с ее соработницами, швеей и вышивальщицей, Надежде Алексеевне выполнили четыре платья, сарафан и две кофточки. У этой дамы была еще надомная рукодельница, которая вышила гладью обе кофточки. Одна кофточка была голубая, с мелкими розочками, а другая белая, крепдешиновая, с какими-то линиями. Обе кофточки были с отложными воротничками и длинными рукавами. Одну можно было носить сверх юбки, а можно было и заправлять под юбку. А вторая кофточка всегда заправлялась под юбку.

 

Все пошитые вещи по возращении Надежды Алексеевны в Красноярск произвели фурор, огромный восторг и восхищение на ее приятельниц. Когда она приходила на работу, все ахали, увидев ее то в одном, то в другом новом наряде. Поскольку подобных качественно, прекрасно выполненных, необычных фасонов одежды они не видели в своей жизни.

 

Одна приятельница, рассматривая как пошит в платье рукав фонариком, возвышающимся над плечами, загорелась желанием пошить что-то подобное себе. Поэтому попросила Надежду Алексеевну дать ей платье, чтобы показать его своей портнихе. Однако ее портниха, увидев, не взялась выполнить эту модель рукава. Он был для нее сложен. Возвращая платье, приятельница стала просить Надежду Алексеевну разрешить ей рукав распороть, тогда ее портниха сможет по нему скроить и пошить платье. «Дураков нема», – сказала ей Надежда Алексеевна. Она не позволила это сделать, понимая, что вшить рукав вряд ли сможет обычная портниха. Где ни появлялась Надежда Алексеевна, все ее наряды были на удивление. В них, как она вспоминает: «Щеголяла она в поликлинике, в роддоме». Она долго носила эти прекрасные платья, кофточки с сарафаном и юбками, хотя после войны и позже они уже были и не модные. Но они по-прежнему нравились как хозяйке, так и окружающим.

 

До сих пор Надежда Алексеевна благодарна судьбе, что она ее свела с этой удивительной, талантливой неординарной дамой-модельером, доброй, интеллигентной, интеллектуальной, ни на кого не похожей, интересной и эрудированной собеседницей, знающей себе цену. Она была необыкновенна и творила, как Марья-кудесница, как всякий талантливый художник, скульптор, такие необычные наряды. Эта женщина была явление.

 

Не удалось ей больше встретиться с таким талантливым маэстро-модельером в дальнейшей своей жизни. Хотя она и повидала свет. Так, в период прохождения четырехмесячных курсов повышения квалификации врачей, ей была подарена незабываемая встреча, которая ей дорога и памятна по настоящее время, и на 102-м году ее жизни. Она ей подарила радость и помогла ей сохранить любовь к Сергею, доброту к ближним, желание трудиться, так же незабвенно как дама-модельер с грудным, низковатым и сочным голосом.

 

Журналист Валентина Майстренко, написавшая первую статью о двух воинах отечества: Святителе Луке (хирурге, д. м. н., профессоре В. Ф. Войно-Ясенецком) и Н. А. Бранчевской (начальник медицинской службы), служивших в 1941–1942 годах, работавшая вместе с ним в эвакогоспитале № 1515 наслоила фотографию Надежды Алексеевны на фотографию Святителя Луки. Здесь Надежда Алексеевна в платье, пошитом дамой модельером из г. Новосибирска, (1938 год). А другой журналист наслоил фотографию Н. А. Бранчевской на памятник Святителя Луки, где она в платье с белым песцом, которое было тоже пошито дамой-модельером из Новосибирска.

 

Такой нежной и обаятельной была Н. А. Бранчевская перед Великой Отечественной войной.

 

Предыдущая часть            Следующая часть

Cодержание книги

Вверх






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач


Лучшая цена







Сибирский медицинский портал © 2008-2016

Соглашение на обработку персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.