18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Красноярскому медуниверситету – 75 лет!

Фото Воспоминания. Служба в Германии после войны

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы

Фото "Доктор Мельников": вспоминают И. Артюхов и К. Фурсов

Фото Воспоминания. Чудо спасения

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Катаргин

Фото Воспоминания. Опыт работы с ранеными, пораженными газовой гангреной

Фото "Доктор Мельников": воспоминания В. Ярошевской и В. Кузакова

Фото "Доктор Мельников": воспоминания А. Шевцова и А. Ромашова


Воспоминания о Н. Бранчевской. Начало врачебной деятельности

    Комментариев: 0     версия для печати
Воспоминания о Н. Бранчевской. Начало врачебной деятельности

Продолжение личностно-биографического повествования "Ровесница лихого века", Т.П. Сизых

Предыдущая часть

Следующая часть

Cодержание книги

 

Начало врачебной деятельности

Окончила успешно Надежда Алексеевна Бранчевская Томский государственный медицинский институт (ТГМИ) в 1933 году. Государственной комиссией она была направлена на работу в Якутию. Ей было официально выдано извещение с двумя отрывными талонами. Документ был заверен круглой печатью и подписаны директором ТГМИ и заведующим отделом кадров. Согласно извещению о направлении врача Бранчевской Н. А., узнаем дату его выдачи об окончании «Томского медицинского института» – ноябрь 1933 год.

 

В нем указывается, что Народный комиссариат здравоохранения РСФСР и Томский медицинский институт распорядился направить врача Н. А. Бранчевскую в Якутский облздравотдел для работы по специальности врача ОХММ (охраны материнства и младенчества. – Т. П.).

 

Срок прибытия к месту назначения был определен 10 марта 1934 года. После окончания вуза давался месяц отпуска. Следовательно на то, чтобы Н. А. Бранчевская добралась до Якутска ей определили срок целых три месяца. Понимание было даже у руководства вуза, что выполнить это распоряжение есть задача сложная и трудная.

 

Молодому врачу полагались подъемные на путевые расходы. Однако о них конкретных данных нет в этом распоряжении.

 

Указано, что по прибытии на место работы выпускницей должны быть отправлены отрывные заполненные талоны: один в Наркомздрав, а другой – в мединститут. Эти отрывные талоны – их заготовки – есть в этом же извещении. Они позволяли контролировать доезд молодых специалистов к месту назначения. Поскольку Н. А. Бранчевская не выехала к месту назначения, «извещение с отрывными талонами цельные дошли до нашего времени, то есть до 2012 года».

 

Согласно записи в «Трудовом списке» было выдано «Направление Томского медиститута 16 декабря 1933 года за № 3607». Время было не стабильное, был разгул бандитизма, как результат революции, разрухи и голода. Регулярного авиа, авто, как и дорожного движения, тем паче в Якутск еще не было. А как туда попасть, на край света? Ответа на этот вопрос не было в то время. Добраться в те годы в районы, расположенные вдоль трассы основной магистрали железнодорожной дороги было не столь простым делом. А из Красноярска добраться в Якутск можно было только по зимнику извозом, при этом весьма проблематично, невообразимо сложно, тем более юной девушке, врачу. Двигались извозом на лошадях.

 

Добраться можно было в Якутск только по случайной оказии. Алексей Петрович – отец Надежды Алексеевны, трезво оценив путь следования, который должна была преодолеть его дочь. Взвесив все, в том числе опасность, поджидающую ее в пути, он понял, что отправлять девчушку одну не следует. На все возникающие вопросы он доброго ответа не нашел. Он счел, что будет опрометчиво неопытную девушку отправлять одну в дальнюю неведомую дорогу. Поэтому он ей решительно сказал: «Никуда, Надя ты не поедешь! Никуда я тебя не отпущу! Это очень и очень опасно». Слово Алексея Петровича было твердо. «Сказал будто отрезал!» Так Надежда Алексеевна осталась в Красноярске при родителях. В Красноярске на работу при обращении ее в окрздрав не взяли, так как был приказ молодых специалистов принимать согласно только направлению, выданному вузом.

 

Встала проблема перед Н. А. Бранчевской, как все-таки устроиться на работу в Красноярске, при том что она нарушила решение Томской государственной комиссии по распределению молодых специалистов и не выехала на предназначенное ей место работы в Якутию. Ожидать положительного результата решения ее проблемы официально было невозможно. Время было архисложное. Хотя в Красноярске была большая потребность во врачах, укомплектованность штатами была очень низкая как в городе, так и в крае. Лобовая ее атака – очередной поход в окрздрав – закончилась также плачевно. Ей в приеме на работу отказали. Она приобрела статус безработной. Согласно «Трудового списка» безработной она была полтора месяца.

 

Однако как нередко бывает, выход из любой ситуации есть, но только нужно знать, где та дверь, через которую войдешь, и все решится положительно.

 

 

Cодержание книги       Вверх

 

Врач неотложной городской помощи

Ее подруга Галина Петровна Мальцева по окончании в 1932 году Иркутского государственного медицинского института уже год как трудилась врачом отделения неотложной помощи г. Красноярска. На это время в городской неотложной (скорой) помощи вместо четырех врачей работало двое – Галя Мальцева и по совместительству врач-хирург Михаил Моисеевич Ховес. Был еще один фельдшер. Порой приходилось врачу Мальцевой дежурить по двое суток, не выходя из неотложки. Она-то и порекомендовала руководству городской больницы № 1 принять в отделение неотложной помощи на должность врача молодого специалиста Н. А. Бранчевскую. Получив согласие, подруга предложила Надежде Алексеевне: «Иди к нам работать в неотложную помощь». Так она была принята на работу. В результате в неотложке стало работать два штатных врача на постоянной основе, один по совместительству – М. М. Ховес – и четвертым вместо врача работал фельдшер. Позже по совместительству четвертым в неотложке будет работать хирург Петр Елизариевич Зайцев. Кроме того, согласно штатному расписанию, посменно в неотложке работало еще четыре фельдшера на амбулаторном приеме больных. В перевязочной трудились, помимо того, четыре дежурные санитарки и два кучера. Дежурили сутками – 24 часа, затем трое суток отдыхали. Неотложная помощь поначалу собственной телефонной связи не имела. Поэтому родственникам, знакомым заболевшего приходилось добираться до неотложки и лично делать заявление о вызове врача на дом. В городе еще не было регулярного движения пассажирского транспорта по перевозке пассажиров. Некоторые больные сами самостоятельно приходили в отделение неотложной помощи. Как правило, врач был на вызове. Амбулаторную помощь пришедшему больному оказывал дежурный фельдшер, постоянно находящийся в помещении неотложной помощи.

 

Вид на городскую больницу № 1

 

Располагалось отделение неотложной (скорой) помощи в бараке при городской больнице № 1 (по 1934 год она называлась окружной), которая стояла вдоль ул. Карла Маркса во дворе больничной территории. В большей левой части барака, если стоять спиной к зданиям кирпичным горбольницы, располагался заразбарак – инфекционное отделение. А в маленьком помещении (справа), отгороженном торце этого же барака, находилась скорая помощь-неотложка. Площадь ее была размером 5x6 м2. Въезд в неотложку был с улицы Карла Маркса. На территории больницы был большой хоздвор. При въезде во двор с ул. К. Маркса направо в барак была дверь в неотложку, а налево отворот – вход в морг. С этого же двора другие ворота вели на другой внутренний хоздвор самой городской больницы № 1. Кроме больничных кирпичных зданий (хирургического и терапевтического и психиатрического) и храма, там еще была общая конюшня, где стояли лошади, в том числе для неотложной помощи. В то время, если поступил вызов в неотложку, то кучер шел во внутренний хоздвор запрягал лошадь с телегой или ходком (чуть полегче телеги). Кучер подъезжал к неотложке, забирал врача, и они выезжали на вызов. Врач-хирург М. М. Ховес, когда дежурил в неотложке, выезжая на вызов, на телегу никогда не садился. Кучер ехал по улице сам по себе, а Михаил Моисеевич шел рядом по тротуару. Такая была его личная особенность.

 

Структура помещения неотложки слагалась из помещений: прихожей, приемной, перевязочной и комнаты отдыха врачей.

 

В маленьком помещении неотложки была прихожая размером 2×2 м2. В ней ширмой был отгорожен сразу при входе влево от двери угол, где стоял топчан и тумбочка – это было место отдыха кучера. Дальше вы попадали в помещение приемной размером 3×2 м2, за ней была перевязочная 3×3 м2. Посередине перевязочной стоял стол, у стены еще стол с инструментами, над ним на стене висел шкаф с лекарствами. Из перевязочной была дверь, через которую вы проходили в комнатку отдыха для врачей площадью 3, 5×2, 4 м2, в ней стояли две кровати.

 

Cодержание книги       Вверх

 

Первый день работы врача по окончании вуза

До сей поры Надежа Алексеевна помнит до мелочей первый день своей работы в отделении неотложной помощи и ту свою врачебную немощность и несостоятельность, которую она испытала. Прийдя утром 15 января 1934 года на работу, она увидела малюсенькое помещение неотложки, состоящей из трех крохотных вышеописанных помещений и прихожей. Во дворе неотложки она увидела стоящего кучера у запряженной лошади с телегой, на которой ей предстояло обслуживать вызова к больным.

 

Войдя в помещение неотложки, когда она представилась, санитарка ей подала белый халат. Не успев его надеть и застегнуть на нем пуговицы, как повторно вошла санитарка. Она доложила, что пришел больной с вывихом плеча и ему нужно его вправить. Надежда Алексеевна от беспомощности и возникшего в связи с этим страха, вся задрожала. Ведь она за годы учебы в институте даже ни разу не видела таких больных и не имела навыка вправления вывихнутого плеча. Она внезапно осознала и почувствовала всю глубину своей врачебной несостоятельности.

 

Надежда Алексеевна, вспоминая это событие говорит: «Я поняла, что не готова оказать помощь данному больному, так как не знала, что нужно мне делать». В это время санитарка ввела больного – крупного молодого мужчину в перевязочную – положила его на стол и ушла. Надежда Алексеевна впала в состояние транса и стояла онемевшая. Как она сама говорит: «Я поняла, что ничего как врач не стою и умею, лишь застегивать пуговицы на халате». Вдруг дверь открывается, входит кучер в белом халате, решительно подходит к больному, ничего не говоря, вправляет ему вывих и спокойно уходит. Санитарка накладывает фиксирующую повязку и больной поблагодарив, встает и уходит. Все произошло как в немом кино, но только без ее какого-либо участия. Это ее сразило, она сделала вывод, что врачом работать она не должна. Так запомнился Н. А. Бранчевской первый ее рабочий день как врача.

 

Когда она вернулась с работы домой, то первое, что она сказала при встрече со своей подругой Галиной Мальцевой: «Я в неотложке больше работать не буду, я ничего не умею, меня этому не учили». На что Галина Мальцева, узнав суть случившегося, нашла слова, доводы и успокоила категоричную свою подругу, объяснив, как она будет поступать, если будут больные с травмами или другой хирургической патологией. «Надя, хирургическими больными должен заниматься хирург! Он специально этому обучен. Это не твоя категория больных».

 

Галина Мальцева духовно поддержала подругу и вселила в нее чувство уверенности, что она с работой скорой и неотложной помощи справится. Как во всякой работе нужны не только теоретические знания, а и личный опыт. То есть преломление теоретических знаний в практические умения. Опыт позволяет знания закрепить навыками и умениями практически их применять. Опыт же приобретается по ходу повседневной врачебной практики. Именно поэтому после окончания института врач в течение года трудится в лечебном учреждении (интернатура) под контролем опытных врачей наставников, после чего сдает экзамены, тогда лишь выдается ему диплом (сертификат) – допуск к самостоятельной врачебной деятельности.

 

В итоге врач Мальцева ей сказала, что «ты будешь обслуживать вызова на дому, и тебе не нужно будет заниматься хирургической практикой. Если такое повторится, то ты вызовешь из хирургического отделения городской больницы № 1 дежурного хирурга, и он все это сделает весьма успешно». В эти годы в городской больнице № 1 на ул. Вейнбаума работало созвездие талантливых, высококвалифицированных хирургов – это Михаил Моисеевич Ховес, Николай Станиславович Щепетов, Петр Елизариевич Зайцев и Валентина Александровна Суходольская. В особом почете и уважении был талантливый хирург Н. С. Щепетов, который первый в 1934 году в Красноярске провел пластику пищевода. Он был блестящий хирург, особо по желудочно-кишечной патологии (язвенная болезнь, аппендицит, кишечная непроходимость, рак желудка и пищевода и другие). Он в советское время будет репрессирован, затем его дело прекратят и освободят. После чего он будет заведовать хирургическим отделением в больнице водников.

 

В последующем если возникала в неотложке нужда в помощи хирурга, то из хирургического отделения городской больницы № 1 таковой приглашался или больной доставлялся в приемное отделение больницы. Благо больница находилась рядом с неотложкой. Приходил хирург и оказывал необходимую специализированную помощь. Как показало время, с обязанностями врача неотложной помощи Надежда Алексеевна действительно справлялась, и хорошо. Заведующей терапевтическим отделением городской больницы в 1934 году работала блестящий врач-диагност Антонина Николаевна Протопопова, врачами ординаторами работали терапевты Вагина, Н. Ф. Врублевская, а рентгенологом трудился В. Р. Клюге.

 

Вспоминает Надежда Алексеевна: «В весенне-осенние сезоны, когда была слякоть и грязь, бывало, вызовут врача в слободу Алексеевскую или Николаевскую, а не то в Таракановку, Покровку – вечером уедешь, а утром только вернешься. Один кучер был высокий и грамотный, другой – одноглазый и безграмотный. Самое скверное в работе было – это отсутствие освещения улиц. Фонарей керосиновых на улицах в слободах не было, за исключением центральных улиц. Например, вызов к больному по адресу Лебедевой, № 45. Приехали на данную улицу. Темно, как узнать какой номер дома? Для этого нужно подойти к дому, залезть на скамейку, зажечь спичку. Окажется, что вы подъехали к дому 43 или 49, а нужен № 45.

 

Если с тобой грамотный и совестливый кучер, он соскочит с телеги и идет посмотреть, тот или не тот номер дома, который указан в вызове. Зажечь спичку непросто, особенно, когда сильный ветер, спички задувались. Поэтому была немалая проблема найти нужный адрес. В номерах домов в слободах был беспорядок, и порой поиск нужного дома становился не разрешимой проблемой.

 

Хуже обстояло дело с поиском нужного дома, когда дежурил безграмотный кучер. Он отказывался сойти с телеги и посмотреть номер дома, ссылаясь на плохое зрение и свою безграмотность.

 

Тогда Надежде Алексеевне, росточком ниже среднего, приходилось спрыгивать с телеги и идти самой к дому, вставать на лавочку, зажигать спичку, вставать на цыпочки, чтобы увидеть номер дома. И так, адрес за адресом, чуть ли ни на каждом вызове так нужный дом отыскивался. Никто, как правило, врача неотложки не встречал. Потому как, когда он на захудалой лошадёнке по бездорожью и грязи доберется, родственникам было неведомо. Найдя нужный дом, кучер стучал в ставни закрытых окон дома. Ворота обычно были на запоре. Хозяин выходил из дома на стук и крик: «К вам приехал врач» – выходил и распахивал ворота. Врач проходил в дом для осмотра больного, а кучер заводил лошадь с телегой во двор и ждал врача. Ворота вновь запирались. Если выяснялось, что у больного острое хирургическое заболевание, то, в зависимости от уверенности врача в диагнозе и от состояния, принималось решение забрать его и доставить в больницу или дома оставить до приезда хирурга на дом. Чаще всего больных доставляли в больницу. Если оставили дома, то по возвращении врач неотложки докладывал дежурному хирургу городской больницы, последний выезжал к больному сам.

 

Работа в неотложной помощи была непростой. Обслуживали вызова, выезжая с ямщиком летом на телеге, а зимой – на санях.

 

Таков в начале тридцатых лет был уровень организации в городе оказания скорой и неотложной помощи. Он находился еще в зачаточном состоянии. В Красноярске был опыт оказания неотложной помощи на дому, которую оказывало до переворота Общество врачей Енисейской губерния (ОВЕГ). Функционировала центральная станция скорой помощи в центре города, и еще была подстанция неотложки в Николаевской слободе. Однако Реввоенсовет национализировал все имущество Общества врачей. Отобрали у них больницу, две подстанции скорой помощи, фельдшерскую школу – по ул. Карла Маркса, аптеку – по улице Воскресенской (Советской – Сталина – Мира), а также солидную сумму (600 тыс. рублей) – вклада в банк. Врачей ОВЕГ отстранили от всякой врачебной благотворительной деятельности. Членов ОВЕГ неоднократно арестовывали, часть из них в тюрьме погибла. Так опыт работы по оказанию скорой помощи, накопленный ими, был утрачен.

 

Большевики разрушили все структурные подразделения оказания бесплатной медицинской помощи населению, в том числе и неотложной, созданные Обществом врачей Енисейской губернии.

 

Обществу разрешили только проводить научные заседания, которые осуществлялись по 1926 год. Возглавлял общество врач В. М. Крутовский, который в 1917 году возглавил Учредительное Временное правительство Енисейской Губернии. Его в октябре 1917 года арестовали.

 

Советским руководителям пришлось изобретать свой собственный велосипед из-за отсутствия должного разумения. Разрушать всегда легко, а созидать ох как сложно и трудно. Это не могло способствовать быстрой организации качественной медицинской, в том числе и неотложной помощи, как в городе, так и крае.

 

Предыдущая часть      Следующая часть

Cодержание книги

Вверх






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2017

Соглашение на обработку персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.