18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru
Бесплатная консультация ветеринарного врача


Читайте также


Фото «Я счастливый человек»: в память об Анатолии Колесниченко

Фото К 45-летию БСМП: Больница с железным характером

Фото Эндокринологической службе Красноярского края – 65 лет!

Фото Красноярскому медуниверситету – 75 лет!

Фото Воспоминания. Служба в Германии после войны

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы

Фото "Доктор Мельников": вспоминают И. Артюхов и К. Фурсов

Фото Воспоминания. Чудо спасения

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Катаргин


Воспоминания о Н. Бранчевской. Домашнее воспитание

    Комментариев: 0     версия для печати
Воспоминания о Н. Бранчевской. Домашнее воспитание

Продолжение личностно-биографического повествования "Ровесница лихого века", Т.П. Сизых

Предыдущая часть

Следующая часть

Cодержание книги

 

Надя о своем детстве вспоминала и рассказывала, что ее воспитывали мудро — трудом, буквально пестовали, постепенно приучая и научая нудить — трудиться, шаг за шагом расширяя как объем, так и сложность разных видов труда. И этот воспитательный процесс сопровождался мирным укладом семейной жизни. Ребенок осознавал свою причастность к делам и событиям семьи. Постепенно развивая свои возможности, она осознавала, что и она может как мама или как папа выполнить ту или иную работу по дому. Так Надя с раннего детства со временем приобретала свой личный опыт труда и некую уверенность в своих навыках и одновременно познавала свои способности. Такой процесс воспитания трудом не сопровождается никакой тягостью и неволей. Она мечтала, желала, хотела и свободно осваивала трудовой процесс как некую игру. Такого ребенка в последующем не напугают никакие трудности и земные испытания. Поэтому она выросла самостоятельной и самодостаточной, ничего не страшась. Такой ребенок будет браться за любое дело смелее, увереннее. А достигнув цели, получит продукт собственного труда и испытает чувство удовлетворения, радости, которые у нее никто никогда не отнимет.

 

Надежда Алексеевна выросла достойным гражданином, способным ставить задачи и их решать. Она имела решимость с детства взяться за дело и довести его до конца. Вспомним, что когда отца не стало, Надежда Алексеевна сообразила, как в ледник снега набросать, так как льда в продаже уже не стало. А когда крыша дома прохудилась, она ее сама, молодая женщина, перекрыла, воистину стала настоящей русской женщиной по Некрасову, способной на большие дела. О чем свидетельствует и ее опыт труда в Великую Отечественную войну, и вся ее трудовая жизнь. Трудовой процесс не только воспитывает, а будирует задатки творческой потенции, как бы в настоящее время сказали — креативности, без чего человек не может жить. Он должен данный ему Богом талант реализовывать, созидать, преумножать, развивать и идти по пути постоянного самосовершенствования. Так давайте, родители, изживем инфантильность и бездеятельность у наших подрастающих детей, внуков и правнуков, рождаемые нашим безразличием к труду детей или, наоборот, излишней опекой, тем их инициативу погашая. В результате, они выходят в жизнь неприученными к систематическому труду, что приводит их к неудовлетворению собственных амбиций, способствует наркомании, алкоголизму и другим пагубным порокам. Такой человек будет ленив и при этом будет сам для себя и для окружающих обузой. Он ведь тоже хочет иметь плод труда, но так как к этому не воспитан и не приучен, то он будет добиваться желаемого клеветой, ложью, завистью, гневом, ненавистью, вплоть до совершения преступления.

 

Бранчевские детские устремления, позывы дочери Нади к труду всячески поддерживали и даже пробуждали и возбуждали, создавая для нее все необходимые благоприятные условия и предметы для того или иного трудового процесса. Надя и мама, как неразлучные подруги, все дела по дому творили вместе. При этом замечает Надежда Алексеевна: «Мама никогда меня не ругала, даже голоса не повышала, если даже я что-то не так сделала». Как теперь вспоминает Надежда Алексеевна: «Мама старалась незаметно перемыть то место, которое она, будучи ребенком, помыла, дабы дочь не огорчать. Она, извиняясь, говорила:

«Ой, Надя, я тут налила, где ты помыла. Прости меня. Поэтому я здесь подтерла».

 

 

Старинная фарфоровая посуда и столовый прибор, которыми пользовалась в начале XX века семья Бранчевских

 

Пришла пора большой еженедельной стирки. Евлампия Акиловна заранее накануне замачивала белье с хозяйственным мылом. То же делала в своей ванночке Надя. Утром следующего дня затапливалась печь, нагревалась вода. Одновременно Евлампия Акиловна ставила на плиту печи бак с водой для кипячения белого белья. Затем наливала в свою жестяную ванну или деревянное корыто холодную и горячую воду, раскладывала по сторонам замоченное белье. Брала плоскую ребристую стиральную доску. Надя тоже доставала свою жестяную ванну, в нее мама ей наводила теплую воду, клала для стирки носовые платочки, попозже — ее носочки. Подает дочери ее размеров стиральную плоскую доску, папой сделанную. И они с мамой начинают дружно стирку белья. Стирка длилась часа по два-три. Стиралось вначале белое белье, затем цветное, последним — черное. Белое белье ставилось после стирки кипятиться. Потом они полоскали белье. У Нади был тазик для этого, поставленный на табуретку. Если Алексей Петрович дома, то он носил им воду, топил и следил за печкой. Выливал грязную воду из ванны в ведро и выносил ее во двор в помойную яму. Надежда Алексеевна замечает: «Мама стирала все белое вручную, на металлической стиральной доске». Белое постельное белье, как и салфетки, после кипячения и полоскания крахмалилось. Потом белье они выносили и вывешивали на мороз на улицу. Развешивали на натянутые веревки во дворе дома. Уходил день на весь процесс стирки. Когда же на следующий день приносили в дом высушенное белье с мороза, от него исходил запах свежего, чистого белья и морозца. Потом белье гладили.

 

У них в семье был свой железный утюг, который внутри был полый, с крышкой. Его открывали, загружали горячими угольками — древесными, если печь только что протопилась. Обычно же засыпали запасенными древесными угольками. Зажигали лучину и в утюг помещали. От нее возгорались положенные в утюг угольки. Если утюгом размахивать из стороны в сторону, угли возгорались и утюг нагревался. Тогда же появился сплошной литой металлический утюг с такой же ручкой. Он был тяжелый, небольших размеров. Его ставили на горячую плиту, то есть им пользовались тогда, когда топилась печь, его нагревали, а затем гладили белье. В доме Бранчевских был большой полый, с дырочками, наполненный углями нагревающийся утюг. Он работал по принципу нагревания самовара.

 

Надежда Алексеевна, заключаясь, еще раз заметила: «До переворота все семьи были такие же, как и мои родители. Жили дружно все семьи, относились с уважением друг к другу. Была просто другая жизнь, разрешали все вопросы спокойно, при обычном разговоре». Видимо, мировоззрение и нравственные устои, основанные на заповедях христианского православия, создавали все оптимальные условия для такой терпимой, смиренной жизни любовью к Богу и друг к другу.

 

Обучали родители Надю этикету, чему уделяли большое повседневное внимание. Куда бы Надю мама не послала, она ей всегда вслед напоминала: «Надя, зайдешь в дом, не забудь поздороваться». Чаще всего в детстве Евлампия Акиловна отправляла дочь к соседке Юлии Афанасьевне Вишневской. У нее не было своего утюга, который она у них постоянно одалживала. Однако, как правило, сама его не возвращала. Вот и приходилось часто отправлять Надю за утюгом. При этом Евлампия Акиловна, посылая Надю за утюгом, ее наставляла:

«Зайдешь к соседке и ей скажешь: «Мама просит утюг, так как она постирала белье. Принесите, пожалуйста, нам утюг». Юлия Афанасьевна традиционно говорила: «Надюша, я забыла его вам отдать». Подаст Наде утюг со словами: «Спасибо от меня скажи маме».

 

Проходит неделя, все повторяется. Приходит к ним Юлия Афанасьевна и обращается к маме: «Еля! (Так звали любя маму папа и соседи.) Дайте, пожалуйста, утюжок погладить белье». Потом как всегда сама его в срок не приносила. Тогда Надя уже по сложившейся традиции шла за ним к соседке. Мама же ей напоминала правила этикета: «Надя, будешь уходить, не забудь сказать «до свидания».

 

Сервировка их обеденного стола всегда была согласно этикета интеллигентных, просвещенных людей. Стол был покрыт белой льняной скатертью. На столе у каждого члена семьи был свой полный столовый прибор, индивидуальные тарелки, ножи, вилки, ложки и стаканы. Ложилась рядом со столовым прибором льняная большая салфетка. Хотя в то время в Сибири мещане зачастую кушали, ставя общую большую чашку, и все из нее черпали своими ложками и первые, и вторые блюда. Такое в селах сохранялось и по 60-е годы прошлого века.

 

Евлампия Акиловна шаг за шагом учила дочь не встревать в разговор взрослых. При этом уже в какой раз говорила: «Надя, это неприлично. Нельзя начинать разговор не поздоровавшись, как и без слов «до свидания» нельзя уходить».

 

Рассказывает Надежда Алексеевна: «Мама была серьезной, ровной, голоса никогда не повышала, никогда не кричала и никогда не сюсюкала». Когда Надежда Алексеевна, будучи уже взрослой, в советское время слышала, как в семьях кричат друг на друга, ей это казалось дикостью и приводило ее просто в шок. У них в семье этого никогда не было.

 

Никогда Евлампия Акиловна не говорила дочери: «Ты моя хорошая». Никогда она ее не баловала. Была к дочери строга, как и к ее подружкам.

 

До школы мама Наде говорила: «Не помню, Надя, сколько раз я тебе советовала не дружить с Марусей». Это значит, мама увидела какие-то пагубные привычки у Маруси. Заботясь о духовном воспитании дочери, она не хотела, чтобы она что-либо пагубного приобрела. Поэтому она стремилась знать нравы подружек, и если что-то худое замечала, то ограждала дочь от общения с такими детьми.

 

Надя была воспитана в послушании. Она умела слышать и быть послушной. «Раз мама сказала не дружить с Марусей, стало быть так тому и быть».

 

Обычно Евлампия Акиловна поступала следующим образом. Если Надя познакомилась с девочкой, то мама находила повод и обязательно посещала и знакомилась с семьей, ее нравами, бытом. После с Алексеем Петровичем они посоветуются. Найдя что-то в поведении неприличное, они дочери говорили: «С этой девочкой, Надя, не стоит встречаться, потому что нельзя». Все это делалось деликатно. Так они дочь ограждали от нехороших слов и уличных повадок.

 

Когда в школе Надя стала дружить с одноклассницей, то Евлампия Акиловна побывала в семье и познакомилась с родителями новой школьной подруги Гали Мальцевой, после чего родители благословили ее на дружбу с ней.

 

Свою дружбу Надя Бранчевская со школьной подругой Галей Мальцевой — столь она была чистой, надежной и верной — они пронесли через всю свою жизнь. Дружба их только укреплялась, развивалась, как в доброе спокойное время, так в скорбях и испытаниях, раскрываясь в разных гранях, как алмаз отшлифованный и граненый превращается в бриллиант. Дружба продолжалась до смерти Гали и ее супруга Ивана. После была долгой переписка Надежды Алексеевны с их оставшейся дочерью Викой.

 

Если Надя поступала неправильно, родители ее никогда не ругали. Они просто корректно в двух-трех словах объясняли, в чем она неправа, и на этом все кончалось. Однако было ясно, что больше так делать, говорить, думать нельзя! И в этом требовании Евлампия Акиловна была жесткой. Если мама сказала «Нельзя!», то так и будет. Свое мнение, решение она не изменит. А уж воля-то у нее была. Так с детства Надя познавала табу, которое воспитывало в ней духовные качества: бдение, воздержание и терпение, как же ей это пригодилось в ее непростой и долгой жизни.

 

Имела Евлампия Акиловна твердый и сильный характер. Никогда не плакала. Говорит Надежда Алексеевна: «За всю их жизнь неутешно плакала мама только после ареста отца и второй раз — по его смерти».

 

Дома, когда Алексей Петрович — отец Нади — был свободен, он ей говорил: «Пойдем, дочь, поговорим». Проходило это обычно в гостиной, куда они с отцом удалялись. Сидя в гостиной на знаменитом зеленом итальянском красного дерева диване, который жив по настоящее время, и ему более ста лет. Он ее обычно в детстве спрашивал о ее делах, заботах, чем она занимается. Что она пошила куклам?

 

В школьные годы он интересовался, какие предметы она изучает. Какие ей более всего предметы нравятся. А далее они что-то из предметов названных с папой обсуждали.

 

В подростковом возрасте однажды он ей сказал: «Знаешь, Надя в жизни нужно будет постоянно принимать решения по тому или иному делу. Ты, Надя, всегда хорошо подумай, взвесь все за и против, спроси свою совесть и только потом прими решение. Но если решение приняла, то никогда уже его не меняй, чего бы тебе это ни стоило, а строго ему следуй и отстаивай». Именно такому принципу она придерживалась в своей долгой жизни, несмотря на сложные и грозные годы своей столетней жизни этого лживого и лихого двадцатого века. Диван называется Надеждой Алексеевной знаменитым не только потому, что важные беседы проходили ее на нем с отцом, а еще и потому, что на нем спали и чехи, и мадьяры, и итальянцы в период боевого шествия войск Антанты по Сибири.

 

Надежда Алексеевна очень любила и почитала родителей, особенно отца. Пятую заповедь Иисуса Христа с гимназической поры она хорошо помнила: «Почитай отца твоего и мать, и будет тебе благо и будешь долголетен на земле» (Еф. 6 : 2, 3). Она их воистину чтила. С глубокой благодарностью она пронесла по всей своей жизни любовь к родителям и их почитание. Относилась к ним с благоговением и трепетом. Она и сейчас только с любовью, почитанием и с глубоким уважением вспоминает о них. На 102-м году своей жизни свой дочерний долг сполна исполнила, озаботилась о их месте упокоения. Благодаря племяннице Алле Страшновой, посетившей Красноярск в 2011 году, последняя натолкнула Надежду Алексеевну на мысль поставить им гранитный памятник на месте их захоронения, так как кресты ранее поставленные уже исчезли. Покоятся ее родители на кладбище в Николаевской слободе. Могилы их находились сразу за Никольским храмом с западной стороны. Спустя более 50 лет как они ушли из жизни, Надежда Алексеевна в 2011 году родителям поставила памятник из черного гранита. Стоит он под крестильной храма Святителя Николая с высеченными ликами, датами жизни и упокоения Алексея Петровича и Евлампии Акиловны Бранчевских.

 

Благодарит дочь их постоянно за хорошее данное ей воспитание и образование. Теперь она говорит: «Родители ныне так воспитанием детей не занимаются». Учили они ее взаимоотношению с людьми, прежде своим личным поведением. Воспитывалась Надежда Алексеевна на Божиих заповедях, которые были смыслом всей жизни ее родителей. Они были православные христиане.

 

В послании Ефесянам апостол Павел глаголет: «Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да убоится своего мужа» (Еф. 5 : 33). «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь... да будет тебе благо и будешь долголетен на земле. И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господом» (Еф. 6 : 1–4). За ее любовь и почитание родителей Господь даровал Надежде Алексеевне долгожительство. Она без двух месяцев прожила 103 года.

 

В послании апостола Павла к Ефесянам начертано: «Подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви, как и Христос возлюбил Нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное. А блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым. Также сквернословие и пустословие и смехотворство не приличны вам, а напротив благодарение; ибо знайте, что никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога. Никто да не обольщает вас пустыми словами... Испытывайте, что благоугодно Богу, и не участвуйте в бесплодных делах тьмы. Но и обличайте» (Еф. 5 : 1–6, 10).

 

Родители ее жили в любви, во взаимоуважении, во взаимопонимании, с миром в душе, в смирении и терпении, понимая и помогая друг другу. В доме было согласие и спокойствие. Кафедральный собор Богородице-Рождественский и железнодорожный Христа Спасителя были их душам храмами.

 

Ведя рассказ о школе воспитания, преподанной Наде ее родителями, она, подытоживая, как бы сделала резюме рассказанному. «Отец обладал высоким авторитетом у меня. И каждое его слово было весомо, я впитывала все сказанное им как губка. Была послушной дочерью. Поэтому помню все наши беседы, серьезные разговоры, наставления и поучения».

 

Занимались моим воспитанием оба мои родители и постоянно.

 

В семье обстановка была хорошая, доброжелательная. Папа любил свою семью и стремился в свободное время отдать его сполна супруге и дочери. Разговаривал он всегда ровным, спокойным голосом и никогда не повышал его! «Всегда родители старались и стремились сделать что-то доброе для семьи. Папа был мастер на все руки, и мама тоже. Поэтому они всегда что-то мастерили для дома».

 

Подчеркивает не раз Надежда Алексеевна: «Теперь родители воспитанием детей как положено ныне не занимаются. В наше время чтобы поклонник обнял, поцеловал девушку или муж жену на людях, на улице, особенно на улице прилюдно, — это считалось сверх неприличным. И этого не было. Чтобы женщина шла до бесстыдства оголенная, об этом и речи не могло быть, еще паче — с папиросой в зубах. Теперь же девушка ходит в мини-бикини-трусах по улице или в крайне неприличной короткой юбке. Этой нравственной беды не было и быть не могло. В танце мужчина обязательно на определенном расстоянии от себя держал партнершу, танцуя любой танец, а не в обнимку с ней и не навалясь на него или на нее».

 

Наши светские люди в миру, великие творцы прекрасного, жившие в лихом веке, с надвигающейся безнравственностью боролись, спасая честь своих дочерей.

 

Галина Вишневская пишет, как отреагировал Мстислав Растропович, увидев на своих дочерях джинсы. Он их сжег прямо на веранде деревянной дачи, облив их керосином. Он понимал, что подчеркивание попы девочек — это соблазн для нечистоплотных мальчиков и мужчин. Так он оберегал самое дорогое — целомудрие своих дочерей. Он вдоль изгороди посадил особый сорт боярышника, который если бы пацаны вздумали перелазить через заплот, то оставались бы без брюк. Так понимающие любящие родители воспитывали целомудрие уже в безбожной России в 60–70-е годы прошлого века. Что такое мода — это не воспитание личности и ее индивидуальности, а воспитание стадности, где любую безобразность можно навязать. Стадность всегда имеет знак равенства с безумием. Простые мудрые русские женщины говорили: «Показал черт моду, а сам в воду». Вот что такое мода, уродующая не только внешне, но и духовно, внутренне человека. Анализ особенностей отношения репродуктивного поведения юных женщин, проведенного сотрудниками Читинского медицинского института, в 2008 году среди 272 опрошенных установил, что в наш век они в 80,5 %, в возрасте 15–17 лет уже вступили в половую связь. Из них 71,5 % не имели постоянного полового партнера.

 

Количество родов у подростков возросло по сравнению с 2007 годом в три раза! У 67 % женщин родивших выявлены инфекции, передающиеся половым путем (Е. П. Вырупаева, 2009, с. 158–163). Вот плоды свободы без табу — это грязь и омерзение. Мы молодежь бросили в бездну греха, блуда, зла. «Наряд — это предисловие к женщине, а иногда — вся книга», — глаголят законодатели мод, французские философы. Не так наша Русь православная воспитывала будущую мать. Целомудрие берегли и ее пестовали как величайшую ценность чистоты юной души как в помыслах, так и в делах.

 

Платья Надя носила красиво пошитые, глухо закрывающие тело. Все девочки были с косами. Заплетались косы атласными лентами с завязыванием бантов. Девочек со стрижкой не было. Это было сверх неприлично. С приходом безбожия одну из черт целомудрия, как косу, совдепия изжила. Теперь повсюду стриженые, лохматые прически, уродующие облик девочки, девушки, женщины. Растрепанность в прическе, как и в одежде, — это опять утрата индивидуальности. Они в брюках омужланились, походка стала грубая. С легкостью женщины утратили шарм, миловидность, мягкость и доброжелательность.

 

Мама Еля воспитывала дочь всегда на конкретных примерах. Если что-то тебе сделали или подарили — обязательно поблагодари. И так виток за витком шло мое образование и воспитание. Поэтому нередко в Сибири люди с незнакомыми людьми здоровались и вели всегда беседу в доброжелательном тоне.

 

Надя, дома приобретая навыки правил хорошего тона, без особых трудностей в любой социальной среде себя чувствовала достойно. Позже в жизни все это пригодилось.

 

В одежде Евлампия Акиловна воспитала у дочери хороший вкус. Надежда Алексеевна, как и мама, в юности и во всей своей жизни отдавала предпочтение классическому стилю, несмотря на течение мод. Украшала Надя одежду (платье, костюм), как и мама, — складками, пуговицами и другими элементами шитья и отделки. Длина одежды в те годы была ниже середины голени или до щиколоток. В юности, как и мама, так и она любила шляпки с вуалью. Обувь и аксессуары всегда подбирались в тон к каждому костюму и платью отдельно. Ее подруга Галя имела такой же хороший вкус. Одевались они обе индивидуально и с хорошим вкусом. Как сказала Надежда Алексеевна: «Окружающим хотелось Наде и Гале подражать». Так же как и мама Надежда Алексеевна пользовалась из косметики только духами и иногда припудривала лицо. Нанесение румян, теней было неприлично, так как ими пользовались женщины легкого поведения. Сохранилась пудреница с вековой давностью пудрой Бранчевских. Надя в гимназии и в университете ходила с косой. Когда перенесла сыпной тиф и ее наголо обстригли и обрили, то после какое-то время она ходила с короткой стрижкой волос, пока вновь не отрастила косы. И только война, уход на фронт побудил Надежду Алексеевну обрезать косу.

 

Вечером она в девичестве при наступлении сумерек должна была быть дома. Гуляние по улицам со школьными подругами не только не поощрялось, а это было просто ясно без каких-либо разъяснений, что это просто оскорбительно и неприлично. Не нужно искать приключений, и вы сбережете себя и свою честь.

 

Евлампия Акиловна учила Надю состраданию, доброте, милосердию. Вспомним рассказ о кочегаре, у которого было в семье много детей. Была у него младшая дочь Маруся, ровесница Нади. Мама ей подсказывает: «Надя, у тебя много кукол, а у Маруси нет, папа ей не может купить. Подари Марусе радость. Подари ей куклу». Спрашиваю: «Какую?» Мама говорит: «Ты сама определи». Надя с удовольствием выполняла волю матери, однако на этом примере она и училась быть сострадательной, милосердной, не жадной и не скупой. Принцип всей жизни Евлампии Акиловны: если у них есть что-то из продуктов, а у соседки нет, нужно с ними поделиться. Пусть это будет ложка крупы, но она и ее поделит. Она говорила:

«А мне хватит оставшегося». Точно так же вела себя Надежда Алексеевна в свои 90–100 лет, в которые я знавала ее.

«Они воспитывали меня серьезно относиться к делам. Поэтому к принятию решения учили подходить ответственно. Родители были строгие, когда это было нужно».

«Поэтому когда я была подростком, училась в школе, а потом в вузе, то я занималась тем, что только училась, ни о каких увеселительных вечерах, а теперь дискотеках, даже мысли допустить не могла. Мы родителями были обучены правилам приличного поведения. Посему у нас даже худые помыслы в нашей голове не возникали. Целомудрие, правила приличного поведения строго соблюдались».

 

Когда Надя стала учиться в школе, отец стал с дочерью говорить уже на более серьезные темы. Например, о том, как нужно жить. «Надя, нужно всегда жить так, чтобы была совесть чиста. Это очень важно». И опять, повторяясь, он ей твердил: «Прежде чем принять решение, нужно хорошо подумать, взвесить все за и против, но если приняла решение, будь тверда, не меняй и не отступай от него, а отстаивай его. Неважно, Надя, кем ты станешь, важно, чтобы ты была честным, достойным человеком». Такие были и сами ее родители. Вспоминая, говорит она: «Уж ежели что отец сказал, то как отрубил. Больше повторять не будет. А будет так, как он сказал».

 

Такие серьезные разговоры Алексей Петрович вел, когда вечерами был между рейсами дома. Как всегда он приглашал Надю в гостиную комнату, они садились на зеленый диван и не торопясь отец вел нравственные беседы. Как видим, это делалось серьезно, в спокойной обстановке, в специальном месте, где никто не помешает. А не так, как мы часто видим, походя, окриками, шлепаньем воспитывают детей, что вызывает абсолютно обратное отношение ребенка к сказанному — отторжение, хотя может быть сказано и что-то доброе. Ребенок сопротивляется грубости, бестактности, неуважительному отношению к нему как к личности. Алексей Петрович учил дочь, что «если взялась за решение проблемы или за выполнение дела — то не спеши. Никогда не делай ничего второпях. Делай всегда все степенно и обдуманно». Убеждение — это совесть разума, то есть решение, принятое не только умом, но оно еще через сердце-совесть пропущенное.

 

Так ответственно и серьезно отец как священник домашней церкви в семье питал, воспитывал дочь Надю. Делал он это основательно, не спеша. Специально выделяя время и место для их серьезных задушевных бесед. Никогда всуе, между дел он воспитанием не занимался. Понимал, сколь важно, чтобы сказанное им как семя запало в душу на добрую почву, сердце ребенка и дало добрый плод. Он, как тот пахарь, все делал основательно, прежде чем посеять зерно — готовил поле, потом сеял (назидал) и уже потом ожидал плодов. Не всуе вел он обсуждение с дочерью важных жизненных базовых нравственных и поведенческих позиций, а тогда, когда весь ум ее был готов к восприятию. Именно поэтому все заложенное, посеянное отцом стало для Надежды Алексеевны принципами всей ее жизни.

 

Надежда Алексеевна, в который раз вспоминая, дополняя, говорит: «Мама учила и воспитывала меня также своими поступками и делами. Например, я уже подросток, школьница. Мама решила ставить тесто, чтобы печь хлеб. Она берет макитру — большой глиняный горшок размером с ведро. В нем она заводила опару — закваску. Все, что делала мама, она сопровождала рассказом, как это нужно делать. Для чего нужна закваска. Обычно закваска готовилась на несколько замесов теста. Часть закваски, когда она подойдет (поднимется, вспенится) используется для замеса теста на выпечку хлеба в данный день. Оставшаяся часть закваски сливалась в другой горшок и ставилась в сусек на лед в погреб для следующих замесов теста».

 

Дальше обсуждалось на конкретном примере, как замесить тесто для выпечки хлеба или для плюшек, ватрушек. В чем по сути разница состава простого кислого хлебного теста и сдобного. Она, замешивая тесто, привлекала ко всему дочь, при этом дочери все поясняла. По ходу дела Надя вовлекалась в сам процесс, взбивала яйца с молоком, солью, сахаром. Разогревала порцию сливочного масла. Тем познавала, на какое количество молока и сколько нужно по количеству всех иных ингредиентов для приготовления сдобного теста. И так шаг за шагом для Нади шла школа воспитания по принципу «делай как я». Видела, участвовала, приобретая навыки, до полного самостоятельного овладения практическим опытом осваиваемого дела.

 

Однажды Алексей Петрович позвал Надю в гостиную на беседу. В беседе он задал ей вопрос: «Кем, Надя, ты хочешь быть, когда вырастешь?» При этом он ей заметил, что он полагает, что девочкам нужно учиться в педагогическом или медицинском вузах. Выслушав ее и узнав, что она еще не определилась с выбором профессии, он задумался и попросил дочь пойти учиться в медицинский институт. Алексей Петрович сказал, что он хотел бы, чтобы его дочь стала врачом. Он рассказал Наде, что с ним работает кочегар, и его дочь учится на врача. Он тоже просит ее избрать эту специальность. Так Надя определила свою профессиональную линию жизни. К тому же ее школьная подруга Галина Мальцева тоже избрала специальность врача. Отец не раз с дочерью на эту тему вел беседы. Алексей Петрович, как сказала Надежда Алексеевна, очень этого хотел.

 

Отец нередко Наде говорил, что «простые люди чистые, честные и не способные ни на какую гадость». Таковы были и ее родители — простые, совестливые, трудолюбивые, милосердные, достойные люди, не способные сделать зло. Как писал святой Иоанн Златоуст (49, 32): «Удовольствие и безопасность, добрую славу и телесное здоровье, чистоту души, благие надежды и нерасположение ко греху найдешь больше у бедных, чем у богатых. Ведь простота души, безыскусность и открытость христианина сочетается с богатством внутренней жизни» (Сергей Рудов «700 лет со дня рождения Сергея Радонежского». — М., 2014).

 

Отец, как священник в семье, проповедями питал дочь, формируя ее мировоззрение, а мать была его помощником — дьяконом. Она все детали воспитания, отцом заложенные, закрепляла, приучая уже дочь к труду многогранному женскому, и не только к домоводству, но и к рукоделию.

 

Предыдущая часть       Следующая часть

Cодержание книги

Вверх






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх