18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Красноярскому медуниверситету – 77 лет!

Фото Помня о прошлом, стремиться в будущее (статья Ж.Ж.Рапопорта)

Фото «Я счастливый человек»: в память об Анатолии Колесниченко

Фото К 45-летию БСМП: Больница с железным характером

Фото Эндокринологической службе Красноярского края – 65 лет!

Фото Воспоминания. Служба в Германии после войны

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы

Фото "Доктор Мельников": вспоминают И. Артюхов и К. Фурсов

Фото Воспоминания. Чудо спасения


Воспоминания о Н. Бранчевской. Счастливое детство

    Комментариев: 0     версия для печати
Воспоминания о Н. Бранчевской. Счастливое детство

Продолжение личностно-биографического повествования "Ровесница лихого века", Т.П. Сизых

Предыдущая часть

Следующая часть

Cодержание книги

 

 

Детство и юность 

 

Счастливое детство

Бог да благоустроит путь вам, и Ангел Его да сопутствует Вам!

Тов. 5 : 4–6

Аз есть путь, истина и живот.

Ин. 14 : 16

Надя родилась 16 (н. с. 30) сентября 1910 года, то есть при монархическом строе в православном христианском государстве с соответствующими сложившимися устоями и традициями.

 

Свое детство Надежда Алексеевна помнит с возраста 5–6 лет. Она помнит свой дом светлый, уютный, арендуемый родителями. Свой двор, где у них жила собака Джек, с которым она любила играть, бегать и кормить его. В доме всегда жила кошка — это еще была для нее живая забава. Ее пушистый мех, мурлыканье будоражило Надино сознание и пробуждало в сердце любовь к младшим братьям. Они были полноправными членами их семьи. Любовь к малым собратьям — животным — у Нади была воспитана с детства. И пока она жила в собственной усадьбе, всегда были животные.

 

В начале 70-х годов прошлого столетья, когда она с мужем на житие переехали в пятиэтажный дом в двухкомнатную хрущевку, с той поры животных она держать перестала. В хрущевской квартире держать животных было нельзя, слишком малометражная (28 м2) была квартира. Тогда Надежда Алексеевна завела игрушечных собак и медведей. По сию пору она ими живет, заботится о них, и это ее завсегдашние собеседники.

 

Помнит она зимы, которые в ее детские годы были суровыми и лютыми. Мама, бывало, приносила с улицы в их дом двух, а то и трех замерзших воробышек. Они лежали лапками кверху. Наде их было жалко. «Воробышки замерзли», — лепетала она, сострадая им. Она им в коробочку стелила тряпочки, дышала на них, пыталась согреть их и оживить. Евлампия Акиловна обычно приговаривала: «А вот в тепле, может, и отойдут, и жить будут». Воробышки постепенно оттаивали. Вдруг, бывало, мама ее кличет: «Надя! Надя! Смотри, воробышек зашевелился, он оживает». Когда у воробья задвигается крылышко или задергается лапка, счастью Надиному не было конца. А когда, отогревшись, оживший воробей начинал летать по квартире, прихожей, гостиной и спальне.

 

Сколько радости это давало Наде. Ее сердечко откликалось на возрождение жизни воробья, и она от счастья бегала за воробышком по дому. А если оживало два воробья, то весельем был охвачен весь дом. Со спадом мороза оживших воробышек Евлампия Акиловна с Надей выпускали на волю. Надя помнит, что в те далекие годы морозы были сильные, суровые, не то, что ныне. Бывало, по утрам гудели гудки всех паровозов на станции Красноярск. Тем они извещали население, что мороз больше 30оС и в школу ходить детям нельзя. Морозы доходили до 40–50 градусов и стояли по три-четыре дня, а бывало — и всю неделю. В таких случаях Евлампия Акиловна говорила: «Надя, сегодня в гимназию не пойдешь». Когда же воробушки не оживали, сердце Нади огорчалось, и она горевала и плакала. Это было для ребенка настоящим горем. Евлампия Акиловна старалась незаметно вынести его из дома, чтобы Надя не видела мертвого воробушка.

 

А бывало, мама в лютые морозы бродячую собачку в дом запускала покормить. Она была сердобольным человеком и всем помогала — и людям, и животным. Надежда Алексеевна замечает: «Тогда люди какие-то добрые были, а теперь совсем, совсем другие». Детство, она считает, было у нее здоровым и счастливым. Все, что ей нужно было, у нее было. В зале справа от двери стояла ее кровать. Рядом с ее кроватью было отведено место для ее игрушечного дома. Все девочки играли в куклы, и она тоже. Она имела мебельный гарнитур для кукольного дома, который ей мама купила в детском отделе магазина Гадалова: шкаф, комод, стол, стулья, чайный сервиз и ванночка для купания кукол и многое-многое другое. Самой дорогой и любимой в домике была железная кровать для кукол, которую выковал сам ее папа. Он умудрился сделать точную копию родительских кроватей. Спинки кукольной кровати были также украшены, как и оригиналы, медными прутьями и медными шарами. Она любила играть в куклы. Когда пришла пора и нужно было поступать в институт, она все еще продолжала играть с куклами. У Нади кукол было много, с фарфоровыми головками, руками и стопами. Был целлулоидный пупс и другие куклы. Была большая кукла, которая открывала и закрывала глаза.

 

Стала Надя подрастать, родители для развития дочери покупали ей всевозможные игрушки соответственно ее возрасту, которых у нее всегда было предостаточно и даже избыточно. Для воспитания чувства материнства у Нади было много кукол. Они были разных размеров, с разными нарядами. Рассказывает Надежда Алексеевна, что мама, когда ходила в магазины, на рынок всегда с собой брала дочь. Однако Надя никогда в магазине ничего у матери или отца не клянчила, «на пол не падала, ногами не топала и истерических воплей не издавала». И это было потому так, а не иначе, поскольку родители знали, что дочери нужно и заранее ей необходимое покупали. «У меня нужды не было просить. Да и неприлично было такое поведение, которое видишь ныне», — подчеркнула Надежда Алексеевна. Родители Наде отвели уголок, и на примере кукольного домика воспитывали ее быть бережной и аккуратной. Учила ее мама: «Надя, ты позанималась, поиграла — сама и приберись в своем доме».

 

Отец любил всей душей свою дочь, будучи мастер на все руки, он сам в своем амбаре, где он в свободное время мог трудиться на любимом верстаке, кроме детской кровати сделал ей из железных листов много нужных вещей, необходимых в хозяйстве домашнем.

 

Мама пошила вместе с Надей всю мягкую утварь в ее домик: матрасик, подушки, одеялко, покрывало для кукол, а также одежду им, включая пальто и шубейку. Много было нарядов у кукол. В своем доме росла Надя и развивалась, постоянно чувствуя родительскую любовь, внимание и заботу. Надя играя приобретала навыки к ведению в будущем своего дома и вынянчиванию детей. Однако жизнь так прошлась по ней, что воспитанные чувства материнства оказались невостребованными. Ей не удалось испытать счастье материнства. Помнит Надя, как однажды вернулся отец с рейса и привез веточку каких-то ягод, подавая ей, он сказал: «Надя, это тебе зайчик послал ягодки из леса». А мама говорит: «Надя, давай и мы пошлем зайцу морковку». И посылали...

 

Так не один год, «когда отец уезжал в рейс и возвращался, у нас продолжалась эта игра». Уедет отец в рейс, приезжает, привозит из того, что мама ему давала на обед, либо пирожок, либо лепешку или огурчик и говорит: «Надя, я встретил зайчика в лесу, он тебе послал подарочек». Стала взрослеть Надя и задумалась, а как это зайчик узнает, что папа ее приедет к нему. Вернулся как-то из рейса Алексей Петрович, а Надя его и спрашивает:

«Папа, а как зайчик узнает, что ты приедешь?» На что он ответил: «А зайчик ждет, подкарауливает меня, когда я буду проезжать мимо него».

 

«Вот такой был папа мой! Дороже семьи у папы не было», — вспоминала Надежда Алексеевна на сотом году своей жизни о своем дошкольном периоде детства. «С детства я любила мишек» — говорила Надежда Алексеевна. Их у нее тоже было много.

 

Когда пришло время идти на фронт, она взяла с собой на фронт и игрушку — небольшого медвежонка. Так она с ним прошагала всю Великую Отечественную войну — от Воронежа до Германии.

 

Игрушка из ее детства на фронте — Мишка — в редкие свободные ее минутки мысленно позволяла вернуться домой, вспомнить родителей, свое детство, и ее окаменевшее сердце от человеческих немыслимых страданий оттаивало, как у тех замерзших воробушек, и оно смягчалось. Война была жестокая, стольким она искалечила жизни. Кто остался живым, первому, кому мог выговориться воин раненный без рук, без ног, а бывало, и без того и другого, — это был врач-начмед. Игрушечный Мишка позволял сберечь ее нежное любящее сердце.

 

Надежда Алексеевна до глубокой старости имела набор игрушек, в том числе мишек разных размеров и цветов. На 98-м году жизни ее ближайших друг — Светлана Семеновна Олькова — подарила Надежде Алексеевне на ее день рождения 30 сентября 2008 года по новому стилю летоисчисления большого мягкого белого красавца Мишу с черными пуговчатыми глазами и носиком. Он стал другом для Надежды Алексеевны. Она рассказывает:

«Когда мне было плохо, я обнимала его и даже спала с ним. И все плохое уходило. Он для меня был всем».

 

«С детством я не расставалась, — говорит она, — это светлое, счастливое время детства жило всю жизнь во мне, и по сегодняшний день живет. Когда были невзгоды, скорби, утраты, при воспоминаниях о днях моего детства, о любимых родителях и друзьях, оно мне давало силы к возрождению, преумножало чувство радости и счастья». Года три-четыре назад маленького медвежонка она подарила мне. А в возрасте 101 года, на 102-м, раздала друзьям всех своих молчаливых друзей.

 

«Я очень благодарна своим родителям за то, что они были такими, как они были. Папа был человеком долга. Такой он воспитал и меня. В семье нашей всегда была тишина, мир, взаимоуважение и взаимопонимание», — еще и еще раз вспоминая говорила Надежда Алексеевна об этом. «Трений в семье, шумных разборок и разговоров на повышенных тонах никогда не было.

 

Притом мои родители были строгие, требовательные. Заложенные традиции, обычаи в нашей семье я должна была строго исполнять. Этого они добивались, разговаривая со мной как со взрослой, объясняя, почему я должна себя вести или делать так, как они велят, а не как мне вздумается. Они были твердые и жесткие в своих требованиях и при этом имели нежные, лучистые, любящие сердца».

 

Cодержание книги       Вверх

 

Болезнь и курьезный случай

Росла Надя здоровенькой, но бывало, и она болела детскими инфекциями. До революции существовало такое правило по оказанию медицинской помощи. Если возникала нужда, то можно было пригласить частного врача на дом. В ту пору медицинскую помощь на дому оказывали платно. Врачи, работающие в больнице общественного призрения, в лазаретах, в военном госпитале, они же были частно практикующими. В начале прошлого века была уже их специализация. Хотя все врачи были широкой практики и оказывали все виды квалифицированной медицинской помощи.

 

Однако часть врачей уже преимущественно занималась детьми. Таковыми были врачи Пулло, Кусков. Другие врачи были акушерами-гинекологами, кто-то хирургом, психиатром, были санитарные врачи и школьные. В Красноярске в домах купцов Гадаловых — у Николая Герасимовича и у Игнатия Герасимовича — электричество появилось в 1891 году, как и на улице Воскресенской (пр. Мира), а телефон зазвонил в их домах в 1893. Население же г. Красноярска в начале XX века электричества и телефона еще не имело. Это было в диковинку. Как это, взял трубку и разговариваешь? В основной массе красноярцы жили при освещении керосиновых ламп и без телефонной связи. Почтовая и телеграфная связь была, и она для всех была доступна. Так вот, если нужен врач дочери или взрослому члену семьи, то шли или нанимали ямщика и ехали в дом врача и договаривались о его вызове на дом и о времени его визита к больному. Врач приезжал на извозчике и осматривал больного, назначал ему лечение.

 

Аптека Общества врачей Енисейской губернии по ул. Воскресенской (ныне Мира)


1917 год. У парадной двери их семейного (доходного) дома по ул. Карла Маркса

 

Надя Бранчевская, 1915 год

 

Первозданный вид здания амбулатории им. благотворительницы Александры Кузнецовой, арендуемое у городской управы Обществом врачей Енисейской губернии, оказывающее медицинскую помощь бедным и мещанам на бесплатной основе (ул. Театральная — Кирова)

 

Амбулаторию называли позже городской лечебницей. На данной фотографии мы видим, что сделан кирпичный пристрой справа

 

1927 г. Работники аптеки № 1 (ОВЕГ). В верхнем ряду, справа налево, вторая Таисия Илларионовна Баденова (мама доцента КрасГМИ — Лили Константиновны Козловой)

 

В Красноярске с 1886 года было создано Общество врачей Енисейской губернии (ОВЕГ), где бедным оказывалась бесплатно амбулаторная врачебная помощь, и даже они обеспечивали бесплатными лекарствами, необходимыми для его лечения. Дочь купца-мецената, Александра Кузнецова, построила здание в Театральном переулке — амбулаторию для приема бесплатного больных. Подарила она его городскому управлению. Это здание и ныне здравствует, но его почему-то захватила торговая палата. Во дворе амбулатории ее брат меценат-купец Лев Кузнецов на благотворительной основе построил хирургический барак на 6 коек, позже в нем развернули десять коек. Где активно оказывали офтальмологическую и другую хирургическую помощь. Инициатором создания ОВЕГ были врачи Владимир Михайлович Крутовский, Павел Иванович Можаров, Петр Иванович Рачковский и другие.

 

В начале XX века ОВЕГ построило свою аптеку, которая теперь отреставрирована и находится рядом с драматическим театром им. А. С. Пушкина. В 1916 году общество построит на свои средства больницу — кирпичное двухэтажное здание (в нем долгие советские годы размещался роддом № 1). Рядом с этим зданием на улицу выходит здание фельдшерской школы, которую ОВЕГ открыло в 1888 г., и по 1903 год содержал ее и обучал учащихся ОВЕГ на бескорыстной основе. Готовили фельдшеров врачи данного общества. При этом врачи общества все трудились на основном рабочем месте. В Красноярске в 1886 году всего работало 10 врачей, а по краю — 25.

 

Неотложную помощь и помощь на дому врачи общества стали оказывать только перед революцией. Люди, живущие в достатке, приглашали врачей на дом на платной основе. Бранчевские, как мы узнаем, себе такое позволить могли. В период безвластия (переворота) с 1917 по 1924 год с оказанием врачебной помощи стало очень сложно. Вызвать на дом врача в 1923–1924 гг. стало просто невозможным, так как такой вид платной медицинской помощи (частный) был запрещен. Амбулаторная советская помощь в городе была в зачатке. Обществу врачей Енисейской губернии запретили оказывать бесплатную врачебную помощь. Все здания и имущество ОВЕГ были в 1920 году национализированы.

 

Рассказывает Надежда Алексеевна: «Однажды в их доме с врачом произошел курьезный случай. В Красноярске только центральные улицы имели тротуары, а чуть в сторону от них в ненастье была непролазная грязь. Поэтому было в моде сверх штиблетов носить калоши. Они были на красной подкладке с медными буквами — инициалами хозяина, на каблуках. Инициалы «АБ» у калош отца указывали, что они принадлежат Алексею Бранчевскому, это делалось, чтобы не перепутать калоши, например, гостя с хозяйскими. Зайдя в дом Бранчевских, врач калоши снял и прошел к больной Наде. Пока он осматривал и давал рекомендации матери по лечению больного ребенка, произошло следующее. В доме Бранчевских в ту пору жил брошенный кем-то щенок. Пока доктор был у больной, щенок один калош утащил под кровать и тихо сгрыз там носок. Перед доктором Евлампия Акиловна долго извинялась и сказала: «Калоши, доктор, мы вам купим и вернем». Позже она купила нужного размера калоши и отнесла их в дом доктору. На том закончился случившийся курьез.

 

Предыдущая часть      Следующая часть

Cодержание книги

Вверх

 






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх