18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Красноярскому медуниверситету – 77 лет!

Фото Помня о прошлом, стремиться в будущее (статья Ж.Ж.Рапопорта)

Фото «Я счастливый человек»: в память об Анатолии Колесниченко

Фото К 45-летию БСМП: Больница с железным характером

Фото Эндокринологической службе Красноярского края – 65 лет!

Фото Воспоминания. Служба в Германии после войны

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы

Фото "Доктор Мельников": вспоминают И. Артюхов и К. Фурсов

Фото Воспоминания. Чудо спасения


Воспоминания: Торговля в монархическом Красноярске

    Комментариев: 0     версия для печати
Воспоминания: Торговля в монархическом Красноярске

Продолжение личностно-биографического повествования "Ровесница лихого века", Т.П. Сизых

Предыдущая часть

Следующая часть

Cодержание книги

 

В дореволюционное время торговля в городе была богатая, доступная, главное – с уважительным отношением к покупателю!

 

Часто Евлампия Акиловна шла с Надей в Гадаловский универмаг (ныне детский универмаг), что стоял на углу ул. Воскресенской (проспект Мира) и Театральной (ул. Кирова). Зайдя в трехэтажное здание, они с мамой спускались вниз, где продавали детские игрушки: куклы, мячи, машинки, детскую игрушечную посуду, мебель и другое. Перед Рождеством там открывали торговлю елочными игрушками. У Нади было много разных игрушек. Она никогда не просила в магазине купить ту или иную игрушку. В ней была воспитана скромность и понимание, как не оскорбить достоинство родителей. Мама знала ее нужды и упреждала их. В Гадаловском магазине они покупали детские и елочные игрушки. На Рождество елку приносил отец.

 

Н. Г. Гадалову, купцу первой гильдии Красноярска, Канска, Енисейска, было выдано разрешение Всепресвятейшего Державнейшего Великого Государя Императора Александра II, Самодержца Российского, дозволительное свидетельство на торговлю мирными изделиями. Они вели торговлю не только золотыми и серебряными изделиями, а и мануфактурой, галантереей, паровыми мельницами с паровой машиной. Гадаловы имели свой флот – пароходы «Москва», «Дальман», «Россия» и «Сокол» и несколько барж. Они первые открыли регулярное пассажирское и грузовое пароходное сообщение между Красноярском, Енисейском и Минусинском со своей пристанью и затоном. В праздничные дни устраивали прогулочные короткие рейсы по Енисею для организации отдыха горожанам.

 

Надежда Алексеевна, вспоминая о торговле и торговых точках, бывшей в ее детские годы, рассказывала: «Был в Красноярске магазин Шаги Марданова, который располагался по улице Воскресенской на противоположной стороне от магазина Гадалова, в сибирском городе в начале прошлого века продавал разные свежие фрукты. Перед Новым годом в этом магазине продавали, как ни странно, в начале ХХ века такой деликатес, как виноград. Тогда ей не приходило в голову, а сейчас она задает себе вопрос: «Как в то время, в холодный морозный декабрь доставляли с юга страны в Сибирь виноград?»

 

Был в Красноярске большой меховой магазин. В нем продавали меха, коими богата Сибирь, и разные меховые изделия. Был в этом магазине отдел, где можно было купить различные ткани для шитья одежды: сукно, бархат, плюш, шелк, сатин и другие ткани. В этом же магазине вы могли купить любую понравившуюся ткань, мех. Интересно, что там же у вас могли принять заказ на пошив шубы, платья, костюма, пальто и так далее. Что было очень удобно. Такая услуга оказывалась и в магазине Н. Г. Гадалова. При этом все выполнялось с любовью. Продавец, улыбаясь, доброжелательно помогал вам выбрать ткань, подавая то одну, то другую. При этом Боже упаси, чтобы вам кто-то посмел нагрубить, оскорбить. Этого просто не было. Было обоюдное любезное общение и свершение сделки. В десятые годы прошлого века модно было носить дамам длинные пальто с красивым каракулевым большим воротником, шляпой и муфтой, пошитые из этого меха. Муфты носили большие, квадратные, на шелковом шнурке. Все это было у Евлампии Акиловны и ее дочери Нади. Мы можем увидеть это на их старинных фотографиях.

 

В Красноярске находился ювелирный магазин купца Рябчикова. На пересечении улиц Воскресенской и Театральной, на другой стороне магазина Гадалова. Это было одноэтажное здание. Ювелирным магазином он оставался и в советское время по 60-е годы. У Евлампии Акиловны было много золотых изделий, которые Алексей Петрович покупал и дарил супруге. Позже, в лихую годину, они сыграют добрую службу, особенно в годы учебы дочери Нади в Томском университете.

 

По Почтамтской улице (теперь Перенсона) располагался овощной магазин в кирпичном здании – образец прекрасной архитектуры. В здании конфетной фабрики нынешнего «Краскона» находился дом купца Спиридона Васильева с конфетным магазином. Был винно-водочный магазин купца О. А. Данилова, где торговали пшеничной водкой, рябиновкой, малиновкой и другими винными сибирскими настойками. Здесь, на улице Воскресенской, на противоположной стороне от магазина Данилова, находился торговый частный дом «Собенников и братья Молчановы».

 

Типография Ю. М. Кохановского

 

Старобазарная площадь на Стрелке. До середины XIX столетия здесь был торговый центр города

 

1913 г. Северо-восточная часть Новобазарной торговой площади

 

Торговали в нашем городе колониальными товарами – кофе, чаем и сахаром. Особо славился огромный длинный торговый дом купца «Трифон Савельев и сыновья», который находился на Новобазарной площади (ныне улица Дзержинского). Здание было во весь квартал поперечной улицы, двухэтажное, кирпичное. Из его окон виден был кафедральный собор Богородице-Рождественский. Под зданием торгового центра были каменные огромные подвалы, в кои въезжали с подводами извозчики на лошадях. Подвалы предназначались для хранения продуктовых, промышленных, галантерейных товаров. По рассказам Надежды Алексеевны, торговый дом Трифона Савельева был универсальным. На первом этаже были бакалейные и гастрономические товары в большом ассортименте. Войдя в магазин Т. Савельева, можно было абсолютно все, что нужно семье, купить. Если вы покупали муку, вам не нужно было надрываться, неся ее домой. Был стол заказов, и вы могли сделать заказ, а извозчик в нужный час и нужное место товар доставлял. Все тогда измерялось не единицей измерения – килограмм, а фунтами и пудами. Савельевы владели промышленными предприятиями – кожевенным, пивоваренным, мыловаренным заводом производства фруктовых вод. Обладали они еще погребом ренсковых вин, складами, магазинами и аптекой.

 

На Воскресенской улице стоял торговый двухэтажный частный дом. В нем торговали чаем и сахаром. Чай завозили Гадаловы из Китая через погранзаставу – Кяхту. В Красноярске было много торговых частных лавочек и булочных. Вход в лавочки обычно был с улицы, с парадного крыльца. На двери изнутри был колокольчик. Нажимаете кнопку или дернули за шнурок, заходите – колокольчик звенит. Хозяин живет в том же доме, где и лавка, поэтому, слыша звонок, он спускается со второго этажа и выходит к покупателю в торговое помещение. Это была небольшая комната, где были расставлены и разложены на полках предлагаемые хозяином товары. Из этой комнаты есть дверь во внутренние покои дома хозяина, где он с семьей живет. В этих лавках продавали свежеиспеченные хлебные и кондитерские изделия, бублики, сахар и другие продукты. Были подобные и мясные лавки!

 

По ул. Воскресенской, в сторону Стрелки, находился торгово-промышленного товарищества магазин «Губкина и А.». В здании кирпичном одноэтажном, где теперь находится конфетная фабрика «Краскон», был винный магазин купца Спиридона Васильева. На противоположной стороне ул. Воскресенской от Васильева располагался чайный торговый дом «Собенникова и Молчанова». В этой части улицы находился еще винный магазин Давыдова. Овощной магазин располагался в кирпичном одноэтажном здании. Были магазины и по Благовещенской, и Гостинской улицам. Сложностей с закупкой любых товаров в Красноярске не было. Все можно было купить без толчеи и очередей. Никакого дефицита сибиряки не знали, да и слово это было им неведомо.

 

Овощи покупали Бранчевские на базаре. Был в Красноярске старый и новый базар. Первый находился на площади у стрелки слияния рек Качи и Енисея, раскинувшейся между Воскресенским собором и гостиным двором. И был новый базар на Новособорной, или Новобазарной, площади, который раскинулся от ул. Горького до Савельевского магазина, то есть до УФСБ (пер. Дзержинского), и от городского сада до «Кванта» (тогда там находились Всехсвятская церковь и старинное кладбище). В царское время здесь был пустырь. На этом пустыре теперь по одну сторону – сквер Сурикова и магазин «Квант», а по другую, где было городское кладбище, – площадь Революции, краевая библиотека, управление железной дороги, бывшее управление ГВФ и за ними целые кварталы, застроенные жилыми зданиями и офисами. Богородице-Рождественский собор Новобазарную площадь разделял на два базара (рынка), перед ним с южной стороны был продуктовый, а с севера – сенной, скотский и дровяной.

 

Хозяин, привезший на базар продукты, обычно распрягал лошадь, оглобли подни мал вверх и связывал их. Лошадь при этом фиксировал к задней части телеги, где для нее укладывали сено. Хозяйка на телегу стелила чистый домотканый половик, на котором выставляла свой товар. На телеге они выставляли четверти из стекла с молоком, горшки глиняные со сметаной, а другие – с творогом, пахтаньем, варенцом и ряженкой. Масло обычно зимой кругляками заворачивали в чистую тряпочку, а летом держали в горшках. Рядом с товаром стояла торгующая крестьянка. Два десятка и более чем подобных телег стояло с поднятыми оглоблями на базаре. Каждая покупательница шла на базар со своей тарой. Евлампия Акиловна обязательно с собой брала еще и ложку. Не ко всякой хозяйке она подходила. Взглядом она своим оценивала, выбирала крестьянку чистюлю, опрятно одетую, которой она оказывала свое доверие. При этом подходила к той телеге, что только подъехала и раскладывала свой товар. Продукт, покупаемый на базаре, разрешалось попробовать. Капнет хозяюшка молока покупательнице на тыл кисти, чтобы последняя определила, нравится оно по вкусу и запаху или нет.

 

Пробовали некоторые покупательницы сметану и творог, нередко залазя в горшок своим пальцем. Евлампия Акиловна была брезгливая. Оттого она брала с собой ложечку и подходила к телеге, только что подъехавшей. Порой ей приходилось приличное время ждать, а бывало так, а не дождавшись нового подвоза, уходила с базара домой, так и не купив сметаны. На обеде Алексею Петровичу подадут тарелку борща, а он глядь – а сметаны-то на столе нет. Бывало, скажет: «Что, сметаны не купила? Да не беда, и без нее обойдемся». Если все сошлось и удалось сторговаться и купить молочные продукты, то тогда крестьянка из своей в посуду покупателя переливает молоко или перекладывает сметану или творог.

 

Рынки работали по субботам и воскресеньям. Ежегодно в городе Красноярске с 15 декабря по 15 января работала ярмарка. После событий первой революции под натиском приказчиков 31 июля 1909 года было принято Постановление городской думы по регламенту работы торговых заведений. В нем указывалось, что все магазины, лавки, парикмахерские, ювелирные мастерские, а также казенные пивные лавки и конторы в будничные дни открываются с 8 часов утра и закрываются в 6 часов вечера, причем служащие освобождались для приема пищи в середине дня на два часа (Л. П. Бердников, 1995).

 

Ближе к улице Горького продавали вещи (где стоит Железнодорожное управление, госпиталь инвалидов войны и магазин по улице Горького – это все пространство было пустырем). Сзади, за красивой чугунно-кирпичной оградой Богородице-Рождественского собора и перед Всехсвятской церковью, было продолжение базарной площади. В этой части за собором (теперь сквер Сурикова, Дом техники, жилые дома) шла продажа скота: лошадей, коров, овец, баранов, коз, свиней, птицы. Здесь же шел торг возами сена, дров, мешками зерна: пшеницы, ржи, овса, гречки, проса и другого. Рассказывает Надежда Алексеевна: «Мама покупала на этом рынке березовые и сосновые дрова и запасала их на долгую сибирскую зиму. В начале и до середины прошлого века морозы стояли лютые, особенно в декабре, январе и феврале – до –40 и более градусов Цельсия». Выбрав воз дров, каких нужно было, березовых или сосновых, Евлампия Акиловна сторговывалась с хозяином по цене. Сговорившись о покупке, она указывала адрес и время доставки. Хозяин дров доставлял их покупателю на дом и выгружал, после чего получал расчет. Дрова во внутреннем дворе складывались в поленницы. До десятка возов на зиму нужно было заготовить дров.

 

Евлампия Акиловна всегда ходила в магазины, в торговые дома и на рынок с дочерью. Брала она, идя на рынок, с собой свой горшок под сметану и ложку, чтобы осуществить пробу сметаны на вкус, густоту, свежесть. Так честно велась торговля всеми молочными продуктами, а не только сметаной. Здесь же были внизу у городского сада торговые ряды, сделанные специально из дерева, которые были под крышей, а были и открытые. Покупала она птицу – гуся, 1–2 утки, – зайца. Евлампия Акиловна, что Марья-искусница, умела прекрасно, вкусно готовить. Дом Бранчевских был хлебосольным, и друзья любили гостеприимный дом.

 

В этих торговых крытых рядах можно было также купить квашеную капусту, моченые соленые арбузы, всевозможные соленые грибы, как и сушеные. Было большое разнообразие не только грибов, но и ягод и овощей: морошка, брусника, клюква, смородина, черника, голубика, сушеные земляника, смородина, клубника. Из последних пекли пирожки. Летом эти ягоды были в продаже свежие, покупали и варили варенье.

 

Вот как Л. И. Казанцева, ссылаясь на очевидца Анну Федорову, писала: «Соборная площадь по субботам занимала большой деревенский базар. Тогда площадь во всю длину и ширину заставлялась крестьянскими возами со всевозможными продуктами из деревень: целые горы арбузов, огурцов, капусты, целые садки птицы, поросят. Шум, гам был невообразимый». По осени был базар еще на левом берегу Енисея, у плашкоута. Продавали горы арбузов, огурцов, помидор, моркови, свеклы, редьки, репы и других овощей.

 

Откуда в Сибири арбузы? Они выращивались в Минусинском округе, где микроклимат в Красноярском крае особенный, южный, теплый. Арбузы продавали не только свежие, в августе-сентябре на пристани р. Енисея у плашкоута, где ныне краевой музей, но и зимой. В эту пору торговали мочеными солеными арбузами в кадушках. Товар сей был нарасхват. Моя бабушка до революции, Матрена Емельяновна, выращивала арбузы под Красноярском в деревне Василячья (теперь Северная Александровка) в 60 км от уездного города Канска. А ведь это северо-восточнее Красноярска. Выращивала она арбузы в таком количестве, что по весне они на базар в Канск вывозили на продажу целую кадушку. Мама рассказывала, что ее чуть с этой кадушкой не скушали. Так быстро раскупили столь востребованный сей товар.

 

Покупали Надя с мамой и кондитерские изделия: пирожки, конфеты, печенье, пряники, но это уже в торговом доме Трифона Савельева или в небольших кондитерских лавках.

 

Рассчитывались при монархическом строе деньгами бумажными или золотыми – империалами. Надежда Алексеевна рассказывала, вспоминая о дореволюционом времени: «Папа приносил зарплату золотыми империалами (значимостью в 10 и 15 рублей). В ходу были золотые империалы 95-й пробы. Мама их тратила, рассчитываясь в магазинах и на базаре. Та часть, что сберегалась, Евлампия Акиловна клала их в банк. Были и бумажные денежные знаки, которые были обеспечены золотом. Империалы золотые не любили, отдавали предпочтение бумажным денежным знакам, так как империалы в кармане гремели, а это было неприлично. В период с 1918 по 1923 год деньги бумажные обесценились, в банках сбережения сгорели.

 

Золотые империалы, если у кого и были, их утаивали, в обиход не пускали. Опасно было, могли арестовать за сокрытие империалов от национализации.

 

В период правления Временного правительства выпускались «керенки», в период Колчака – «колчаковские» купюры в 25 и 50 рублей со сроком действия в год. Но больше всего в обиходе в это голодное время был натуральный обмен конкретной вещи на хоть какой-нибудь продукт. Цену товару назначал хозяин продуктового товара.

 

В период переворота в ходу был прямой товарообмен на продукты. В первые советские годы ходили разной масти деньги: и царские, и керенские, и колчаковские, а в ряде территорий и заводов выпускали свои дензнаки. Сколько мужества, сил, воли, выдержки в эти годы потребовалось лично от него и от его жены, как и от каждого, кому довелось жить. Как подметила Надежда Алексеевна: «Родители прожили тяжелую, очень тяжелую и сложную жизнь». В тридцатые годы в стране стало поспокойнее, но уже впереди маячили страшные тридцать седьмые годы.

 

В 1923 году советское правительство выпустило боны с купонами (вспомним наши 90-е годы ХХ века и купоны). Надежда Алексеевна рассказывает, что размер бон, расчерченных на купоны, был равен половине листа выпускаемой газеты «Красноярский рабочий». Каждый купон был ценой в двадцать или сорок рублей. Таких «простыней» бон накладешь в сумку и идешь в магазин. Купили товар, продавец отрезает купоны столько, сколько стоит твой товар.

 

Потом появились крупные зеленые купоны, но уже размером 1/6 части газеты «Красноярский рабочий». В магазинах стало сложно вести расчеты, а именно – сдавать сдачу. Ты подаешь купюру большего достоинства, например, 30 рублей, а нужно заплатить за товар всего восемь рублей.

 

Выстраивается очередь у кассы, стоишь и ждешь, кто из покупателей принесет мелкие деньги, что позволяло кассиру рассчитаться с очередником-покупателем. Обычно Евлампия Акиловна, зайдя в магазин с Надей, сразу занимала очередь и в кассу, и к продавцу. В очередь в кассу вставала Надя, было уже ей в ту пору 12–13 лет, Евлампия Акиловна шла в очередь к прилавку в магазине и брала необходимый товар. Но даже такая хитрость не позволяла избежать часовых стояний в очереди в кассу для получения сдачи. Стояли в очередях подолгу, иногда Евлампия Акиловна Наде говорила: «Иди погуляй, видишь, наша очередь медленно продвигается». Наконец, подходит очередь, кассир отрезал купоны и сдавал положенную сдачу. Надежда Алексеевна замечает: «Бывало, идет мама на рынок (базар), и у нее целая кошевка купонов – бумажных советских дензнаков. При расчете из всей «простыни» отрезались купоны на ту сумму, на которую вы купили товар.

 

Образец купона 1923 года

20

20

20

20

20

20

40

40

40

40

40

40

В 1923 году состоялся первый выпуск советских серебряных монет значимостью в один рубль, полтинник, 20 и 10 копеек и денежных купюр: один рубль, три, пять, двадцать пять, тридцать, пятьдесят рублей.

 

Предыдущая часть

Следующая часть

Cодержание книги






Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх