18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Красноярскому медуниверситету – 77 лет!

Фото Помня о прошлом, стремиться в будущее (статья Ж.Ж.Рапопорта)

Фото «Я счастливый человек»: в память об Анатолии Колесниченко

Фото К 45-летию БСМП: Больница с железным характером

Фото Эндокринологической службе Красноярского края – 65 лет!

Фото Воспоминания. Служба в Германии после войны

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы

Фото "Доктор Мельников": вспоминают И. Артюхов и К. Фурсов

Фото Воспоминания. Чудо спасения


Продолжение воспоминаний о Н. Баранчевской: "О маме Еле"

    Комментариев: 0     версия для печати
Продолжение воспоминаний о Н. Баранчевской: "О маме Еле"

Предыдущая часть

Следующая часть

Cодержание книги

 

 

О маме Еле

 

Согласно выписке из «Метрической книги о родившихся», выданной при крещении Надежде Бранчевской, дочери Евлампии Акиловны Бранчевской, мы узнали о дате и месте рождения ее мамы.

 

Родилась Евлампия Акиловна Бранчевская (в девичестве Бубенцова) 22 февраля 1888 года в Тамбовской губернии Моршанского уезда Соломенской волости, в селе Соломинка.

 

В 1907 году Евлампия Акиловна вышла замуж за Алексея Петровича Бранчевского и стала женой машиниста паровоза. Как видим, вышла замуж в возрасте 19 лет. Муж был старше ее на восемь лет.

 

Он ее увез в Сибирь, в Красноярск, где Алексей Петрович уже год жил и трудился, и принял решение остаться на постоянное жительство в Сибири. Евлампия Акиловна имела профессию швеи, тогда их называли портными, поскольку она окончила в Соломинках школу портного и прошла стажировку у профессионального портного. Но по их семейному решению она стала домохозяйкой, коей и являлась до конца своих дней. Евлампия Акиловна занималась домоводством, воспитанием дочери и обеспечивала тылы любимому мужу, дочери и их семье.

 

Алексей Петрович работал машинистом пассажирских курьерских поездов. Его жена, Евлампия Акиловна, хотя и 19-летняя, была уже умудренной женщиной и с разумением свивала семейное гнездо Бранчевских, была доброй домохозяйкой. Благо она в крестьянской семье была многому обучена по домоводству, поварским делам и многому другому. Была она и стряпухой отменной. К тому же она была еще и рукодельницей отличной. Дом супруга сделала уютным. С сердечной теплотой и любовью ждала она супруга с рейса. Тепло, чистота, порядок в доме, уют, вкусный обед, взаимопонимание, уважение и любовь, – то, что бывшему 27-летнему холостяку Алексею Петровичу не хватало и очень было востребовано. Тылы теперь у него стали надежными, и работать он мог с удвоенным усердием, благо было для кого. Он был уверен, что жена его понимает и как может помогает ему.

 

Наконец, спустя три года от совместной жизни, пришло желанное известие: у них будет желанный ребенок. Это случилось в 1910 году, 16 сентября. Согласно метрике о рождении (по новому стилю 30 сентября) родилась дочь, которую назвали Надеждой. После нее была еще беременность, но она была внематочная, жизнь Евлампии Акиловны и всей ее семьи была в опасности. Однако в городе Красноярске врачи выполняли полостные гинекологические операции и акушерские. В начале ХХ века уже были узкие специалисты – врачи акушеры-гинекологи, опытные повивальные бабки с дипломами Красноярской повивальной школы и Повивального института Томского Императорского университета. В 1911 году Евлампия Акиловна была успешно прооперирована. Однако после данной операции больше беременностей у нее не наступало.

 

Мама Надежды Алексеевны носила необыкновенное благословенное имя и отчество. Евлампия – это греческое имя, дословно переводится «благосветлая». И она воистину была светлым и чистым человеком, так как она прожила свою жизнь благочестиво. Была строга, верна, честна, целомудренна, великой труженицей, любящей мужа, дочь и всех, кто с ней шел рядом по жизни. Она была православной и воцерковленной христианкой.

 

Прекрасное у нее было и отчество. Ее отец носил очень древнее имя – Акил. Это имя встречается в книге «Апостол», из которой мы узнаем, что Акил был одним из любимых соработников апостола Павла, избранных Иисусом Христом для проповедования слова Божия. Имя это латинского происхождения. Оно дословно переводится «орел». Евлампия Акиловна и была как птица орел. Она воспаряла свободолюбиво свой острый, ясный взор и ум, была целеустремленна, мужественна и сильная духом женщина. Слово ценила высоко и поэтому была немногословна, молчалива. Будто бы она знала изречение древнегреческого драматурга Софокла: «Слушай и молчи». 

 

1907 г. Евлампия Акиловна Бранчевская (в девичестве Бубенцова); 1907 год. Алексей Петрович Бранчевский

 

1907 г. После венчания

 

Все испытания, скорби, болезни, что с изобилием выпали на ее долю, она несла терпимо, в кротости и смирении. На ее годы жизни выпали государственный переворот, гражданская война, угроза утраты мужа, когда он в 1917–1919 годах водил под дулом пистолета военные эшелоны. Затем репрессия мужа в страшные 1938–1939 годы, Великая Отечественная война, в горнило которой ушла их единственная кровинка – дочь – и многое, многое другое. При этом она всегда занимала активную оптимистическую позицию и что от нее зависело она со всей решительностью и мужеством делала максимально для своей семьи и ее окружающих. Она всегда разделяла бремя с другими, подставляя свое плечо. Ее главным принципом жизни было: «Нужно делиться с ближними последним, что имеешь». В годы голода, нищеты не роптала и не унывала, веровала в Бога и выполняла заповеди Его. При этом делала возможное и невозможное, чтобы было чем накормить семью.

 

«Вера есть подвиг, открыли для нас ветхозаветные праведники и подтвердили апостолы и все святые христианских времен. До наших дней верующие люди несут это неоспоримое доказательство истинности своей веры» (Ин. Крестьянкин «Проповеди. Размышления. Поздравления». М., 2006, с. 240).

 

По слову Иоанна Златоуста: «И то и другое – чудеса веры и то, что она (вера) совершает великие дела, и то, что она терпит великие бедствия».

 

Жизнь Евлампии Акиловны была в миру примером благочестивости и веры для ее окружающих и ее дочери Нади. И за ее веру Господь даровал ей чудеса предвидения, прозрения и спасения от бед, о чем ниже узнаем.

 

Давно замечено, что человек, носивший имя, данное ему при рождении, соответствует таковому своими поступками, делами, проявленными в его жизни. Таким образом, имя и отчество Евлампии Акиловны есть истинно православное христианское. Она всю жизнь прожила православной христианкой, пронеся свою веру в Иисуса Христа, стойко, достойно все выстояв. Надежда Алексеевна вспоминает, что «Какая мама была до переворота (так называли события 1917 года), такой она всегда оставалась, хотя были страшные гонения на церковь и ее последователей – верующих. Она оставалась сама собой и не менялась ни при каких условиях жизни. Соблюдала все заповеди, всегда молилась, соблюдала посты. Пока храмы были открыты, ходила в храм на утренние и вечерние службы, исповедовалась, причащалась. Хотя это было с начала двадцатых годов уже небезопасно. Закрыли все храмы в Красноярске в 1939 году. Она продолжала молиться дома. Соблюдала до смерти своей все православные праздники, хотя они были запрещены и проводила их уже в тайне». Особенно трепетно она относилась к первым двум заповедям: «Люби Бога всей крепостью ума, души и сердца и люби ближнего, как самого себя». Была милосердна, особенно в тяжелые голодные годы – переворота, Гражданской войны, Второй Мировой войны и после них. Она – мирянка для окружающих, своим образом жизни была проповедником жизни православной, христианской. Она молилась всем сердцем, с покаянием. Ее молитвы помогли спасти жизнь мужу в период большого террора, а в войну – дочери. По ее молитвам совершались чудеса. Все возможно Богу для ищущих и верующих. В 1938 г. большинство из 100 арестованных машинистов и работников железной дороги расстреляли или сгноили в лагерях, а Алексей Петрович по молитвам ее вернулся домой. Евлампия Акиловна за шесть тысяч верст летом 1943 года вдруг сердцем почувствовала о надвигающейся беде, угрожающей дочери, находящейся на фронте. Она вымолила и спасла дочь от надругательства и бесчестия.

 

«Мы знаем, что грешника Бог не слышит и он отступает от такого человека, но кто чтит Бога и творит волю его, того (он) слушает» (Ин. 10, 31). «Истинно, истинно говорю вам, о чем не попросите Отца во имя Мое, даст вам» (Ин. 16, 23). «Блаженные, чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 10).

 

Таковой была Евлампия Акиловна – мама Надежды Алексеевны. Как только в 1943 году в Николаевской слободе открыли прикладбищенский храм Николая Угодника, она стала его прихожанкой. Первая служба прошла 27 февраля. Там она встретилась с Владыкой Лукой (В. Ф. Войно-Ясенецким), о котором ей много доброго рассказывала ее дочь Надежда, первые два года войны работающая с ним в госпитале № 1515 в г. Красноярске.

 

Тесен и узок ее был жизненный путь, наполненный с лихвой скорбями и испытаниями. Светлым она была человеком, молитвенницей, милосердной.

 

Надежда Алексеевна, вспоминая о Евлампии Акиловне, сказала: «Мама для меня была всем! Она никогда не работала на производстве. Всю свою жизнь была домохозяйкой и моим воспитателем. Сколько помню, мама всегда была занята трудом. Она никогда ни с кем не болтала, на лавочках не сиживала, не судачила и не рядила. Внешне была строгой, серьезной и собранной. Всегда разговаривала только по делу, при этом спокойно и с достоинством. Голоса она никогда не повышала, никогда не раздражалась, не возмущалась и не шумела. Ничем не похвалялась. Была всегда ровной и спокойной. Хотя время было сложное и испытаний много выпало. Но она не роптала».

 

Когда к дочери Надежде в молодые годы, да и после войны, приходили в их дом ее друзья, то они ей говаривали: «Какая у тебя мама хорошая, но очень серьезная и строгая».

 

«Она была очень добрым человеком. Если кто-то в чем-то нуждался, то она всегда поможет, чем сможет, поделится даже последним». При этом делилась всегда всем, что у них в доме появлялось. Еще, бывало, скажет: «Надюша, никогда не будь жадной, всегда поделись». При этом добавит: «Пусть будет как всем, так и нам». Жили все очень скудно, тяжело. Она как православная жила по заповеди: «Нужно носить бремена друг друга. Благотворительная душа будет насыщена, и кто напояет, тот и сам напоен будет» (Пр. 11, 25).

 

Была у нее одна черта в характере, отмечает Надежда Алексеевна: «Мама никогда не стеснялась и не робела сказать прямо человеку, что нужно было сказать». Евлампия Акиловна знала из священной книги «Евангелие», что «при устах двух или трех свидетелей будет твердо всякое слово».

 

«Мама была умная, справедливая и обязательная. Она говорила: «Надя, не обещай никогда ничего никому, если сделать не сможешь. Скажи честно и прямо, что этого ты не сможешь сделать». При этом добавляла: «Иди всегда прямой дорогой. А если можешь, то обязательно сделай все, что можно, но помоги человеку».

 

Она дочери из священного писания не раз сказывала и о том, что «...от судьбы никуда не уйдешь. Работай, отдавай, чем ты можешь поделиться. Помогай людям, и ты проживешь долгую жизнь».

 

Бывало, прихожу домой с работы, а мама перекрестится и скажет: «Слава Богу!» Я спрашиваю: «Мама, что это значит?» Она ответит: «Я, Надя, благодарность воссылаю Всевышнему за то, что ты благополучно с работы вернулась».

 

Надежда Алексеевна, рассуждая вслух, говорит: «У мамы вера зародилась от родителей. Она у нее была чистая. Потом, когда мамы не стало, только тогда я поняла, что это была настоящая верующая женщина. Теперь мне за сто лет, – говорит Надежда Алексеевна. – Мне тоже пережить много чего пришлось тяжелого в своей жизни. Порой испытания, казалось, были сверх человеческих сил и возможностей. Однако же пережила их.

 

Когда молодая была, многого не понимала и как должно не могла оценить жизнь своих родителей. А вот когда моя жизнь меня лично отхлестала то по левой, то по правой щекам, много что передумала, увидела и уразумела из жизни своих родителей. Стала их во многом понимать и еще больше ценить.

 

Они были и остаются для меня примером. Много я заимствовала у них. Я им очень благодарна. Рада, что у меня были такие умные, глубокие, нравственно чистые, трудолюбивые, духовно стойкие и мужественные родители», – говорила она, продолжая вспоминать о родителях.

 

До нас дошло несколько фотографий Евлампии Акиловны, выполненные в ее молодые годы и средние лета.

 

Вглядываясь в лик Евлампии Акиловны Бранчевской, мы видим благородную, величественную, интересную молодую женщину, со вкусом всегда одетую и причесанную. Роста она была среднего, слегка полновата.

 

Она не выглядела простоватенькой крестьянкой, хотя была из данного сословия и до замужества была селянкой. В ней генетически были заложены интеллигентность и благородство, как и у Алексея Петровича Бранчевского.

 

С фотографии на вас смотрят глаза открыто, не лукаво, прямо, спокойно. Такой взгляд указывает на чистоту ее сердца и помыслов. Таким правдивым людям нечего скрывать, таить, и они не боятся встретиться с глазами собеседника. Не зря у ряда народов, в частности у японцев, сложилась традиция в момент знакомства, дарения подарка, даже визитной карточки или во время застолья общающиеся должны обязательно посмотреть прямо в глаза друг другу. Эта традиция помогает людям познать, с кем они имеют отношения, заглядывая в их душу, ведь глаза есть зеркало души.

 

Первая фотография Евлампии Акиловны от 1907 года относится к началу совместной семейной жизни с Алексеем Петровичем Бранчевским. Фотография выполнена, когда молодожены прибыли в Красноярск после венчания в храме села Соломенка (в 4 км от д. Пичаева) Моршанского уезда Тамбовской губернии.

 

Отъезд их в Сибирь для родителей и родных Евлампии Акиловны был равен утрате дочери. Сибирский край для них оставался неведомым и суровым. Поэтому неведомо им было, куда она едет и что ее ждет. Отдавая ее за Алексея Петровича, увозящего их кровинку, они расставались с нею, и надежда увидеть свою дочь в будущем была сумрачной. Они полагали, что видят ее в последний раз.

 

На другой фотографии оба супруга. Алексей Петрович одет в фирменную форму железнодорожника. Он сидит прямо, достойно, а рядом с ним тоже сидит величественно на более высоком стуле Евлампия Акиловна в белом изысканно сшитом строго по фигуре модном длинном до полу платье с рукавами до запястья. У рукавов на уровне плечей ткань сгофрирована, а на уровне надплечей сужена. Платье приталено. Грудь платья украшена вертикальными складками. Завершает верх платья воротничок стойкой. По середине груди – вставка с поперечными складками. По краям от вставки – по две широких складки.

 

Украшениями Евлампии Акиловны являлись сережки, а также длинная цепочка на груди, на одну треть завязанная, и маленький ридикюль – сумочка с серебряной отделкой и серебряной ручкой-цепочкой. Волосы волнистые, уложены в высокую коронообразную красивую прическу с прямым пробором. Такие прически в те годы носили дамы высшего света, например, царица Александра Федоровна Романова. Прямой лоб прикрыт нависающими волосами, как и уши. Нос правильной формы, прямой, с подчеркнуто выраженными чувственными ноздрями. Губы не узкие, хорошо очерчены и сомкнуты. Щеки полноватые. Глаза карие, открыты, взор открытый. Брови подчеркнуты. При этом никакой косметики и никакого макияжа. Иногда, как говорит дочь, «мама припудривала лицо, единственное, чем она когда-либо пользовалась». Это еще раз подчеркивает ее благородство и неординарность и ее изящный вкус. Будучи в молодом и среднем возрасте, даже когда она стала матерью, Евлампия Акиловна своему внешнему облику, одежде, прическе, лицу, всегда уделяла должное внимание. Одежда у нее, как правило, была пошита в классическом стиле, длина платья до полу, но всегда с элементами модернизма. Любила она одежду, полностью закрывающую грудь, со стоячим воротничком. Супруг, рядом стоящий, с крепким торсом, с выраженно открытым большим лбом, широкими бровями, с прямым правильной формы носом и усами, вперед выступающим подбородком. Супружеская пара очаровывает вас с первого же взгляда на них. На фотографии, где Евлампия Акиловна в платье, украшенном короткой вышитой вокруг шеи кокеткой, по краю которой пришиты круглые крупные пуговицы, обтянутые этой же тканью. Они расположены по горизонтали вокруг кокетки и на плечах. Спереди по вертикали, по краям, в области груди располагались две широкие складки с обеих сторон.

 

Все та же пышная, коронообразующая, строгая укладка волнистых волос. По-прежнему она без какой-либо косметики, следовательно, это ее православный стиль. Никаких оголений.

 

На общей семейной фотографии представлены Бранчевские: мать, отец и дочь Надя, которой было 5–6 лет. На Евлампии Акиловне черное бархатное зимнее пальто до пола с отложным большим каракулевым воротником до пояса. На правой руке – большая муфта, черная, каракулевая, обычно она для удобства держалась на черном шелковом шнурке. На ее голове каракулевая черная шляпка с небольшими вверх завернутыми полями по кругу, с розовым (со слов дочери) страусиным пером. Дочь стоит в черных валеночках на фоне импровизированной березовой изгороди, в белой шубке, пошитой из белого мятого плюша, с белой муфточкой и в белой меховой шапочке, украшенной лентами. На заднем плане семейную группу завершает Алексей Петрович в длинном модном суконном пальто с каракулевым отложным воротником, в черной каракулевой шляпе с небольшими полями, в черных кожаных перчатках и модных начищенных штиблетах. Так благородно выглядела семья машиниста, специалиста-железнодорожника среднего сословного класса в начале прошлого века. Их внешний облик показывает нам на их высокую культуру, их тягу к прекрасному и светлому.

 

Есть фотография, которая была сделана дома, где Евлампия Акиловна с болью в лике и глазах, с еще больше сжатыми губами. Она была выполнена после возвращения Алексея Петровича из исправительно-трудового лагеря (ИТЛ), то есть из архипелага ГУЛАГа (по А. Солженицину).

 

Взгляд ее острый, приковывающий к себе внимание, чувствуется ее сильный, твердый, волевой характер. Плотно сжатые губы свидетельствуют о ее внутренней духовной собранности и воле. Хорошо выраженный выступающий подбородок также указывает на хорошо проявленную в характере волю. Большой открытый лоб, прямой нос – о ее творческих задатках, решимости и мужестве.

 

Появились морщины поперек лба и одна в области переносицы. Полноватые щеки и проявленные губы указывают на ее доброту.

 

Волосы у нее гладко зачесаны назад, волнистые, пробор волос не прямой, а сбоку. Как говорит дочь: «Она носила косу, собирая ее на затылке в узел». Мы видим иконописное лицо с внутренним напряжением воли. Взгляд ее прямой, открытый и строгий, с внутренней глубинной болью, приковывающий к себе внимание.

 

Предыдущая часть       Следующая часть

Cодержание книги

Вверх




Ключевые слова: баранчевская,



Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2020

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх