18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru
Бесплатная консультация ветеринарного врача


Читайте также


Фото «Я счастливый человек»: в память об Анатолии Колесниченко

Фото К 45-летию БСМП: Больница с железным характером

Фото Эндокринологической службе Красноярского края – 65 лет!

Фото Красноярскому медуниверситету – 75 лет!

Фото Воспоминания. Служба в Германии после войны

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы

Фото "Доктор Мельников": вспоминают И. Артюхов и К. Фурсов

Фото Воспоминания. Чудо спасения

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Катаргин


Ровесница лихого века (воспоминания о Н.А. Бранчевской)

    Комментариев: 1     версия для печати
Ровесница лихого века (воспоминания о Н.А. Бранчевской)

Т.П. Сизых 

 

РОВЕСНИЦА ЛИХОГО ВЕКА

Личностно-биографическое повествование

 

Красноярск, 2015 г.

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ

Сизых, Т.П. Ровесница лихого века (личностно-биографическое повествование). – Красноярск : ПИК «Офсет», 2015. – 696 с.

ISBN 978-5-906101-32-7

 

Книга посвящена Надежде Алексеевне Бранчевской, врачу, достойной, легендарной женщине, воспитанной на заповедях православия, при монархическом строе. Долгожительница, прожившая почти 103 года, она с честью и достоинством пережила лихой, сложный XX век. Участница Великой Отечественной войны, в тыловом госпитале была соработницей Святителя Луки, доктора медицины, гениального хирурга (В.Ф. Войно-Ясенецкого). Основа книги – воспоминания Н.А. Бранчевской, исторические и архивные документы того времени.

 

Портрет на фоне эпохи

 

Новая книга врача, доктора медицинских наук и историка медицины Т. П. Сизых посвящена жизни и деятельности обычного сибирского врача – Н. А. Бранчевской. Как выбирают героев для биографических реконструкций? Исследователь биографики И. Ф. Петровская справедливо указывает: «Задача биографики – не показывать, “делать жизнь с кого”, не являть примеры для подражания и объекты восхищения,.. а раскрыть многообразие людей и сложность каждого из них. Точнее – не выявление особо выдающихся деятелей какой-то элиты, а в конечном счете создание группового портрета общества, состоящего из неповторимых индивидуальностей, где каждый самоценен и значим, в каждом есть что-то достойное внимания, изучения»1. Изучение 103-летнего жизненного пути Н. А. Бранчевской, безупречного служения медицине, мировоззрения и умонастроений, служебных, семейных и дружеских связей позволяет глубже заглянуть в исторический период 30–60-х годов прошлого века, персонифицировать исторические события, обогатить их фактами и конкретизировать их развитие. Сквозь биографическую канву проступают важнейшие события первой половины ХХ в., а описание врачебной деятельности позволяет судить об уровне развития медицины, условиях работы, отношениях доктора и власти. Н. А. Бранчевская, как и большинство людей ее поколения, оказалась в водовороте сложных политических событий, в которых с легкостью ломались судьбы и гибли миллионы – революция 1917 г. и Гражданская война, слом старого уклада и метания в поисках путей, репрессии 30-х годов. Важнейшие события в жизни и деятельности Н. А. Бранчевской связаны с Великой Отечественной войной – работа в эвакогоспитале, фронт. Интереснейшие страницы этого драматического периода – встреча и работа в красноярском эвакогоспитале № 1515 с архиепископом Лукой, доктором медицинских наук, профессором Валентином Феликсовичем Войно-Ясенецким, и их последующее совместное служение воинам. В книге мы находим множество живописных деталей, которые помогают лучше узнать и понять судьбу этого замечательного человека, врача, ученого и священнослужителя.

 

Каждый элемент прошлого героев книги интересен не только как ступень к выявлению определенных закономерностей, но и сам по себе как образ минувшей жизни. Соприкосновение с ним обогащает и частичкой исторического опыта – соответственно мировоззрению читателя, и частичкой знаний из области медицины – той сферы, которой занимались герои повествования. Не случайно, изучение биографий считается одной из древнейших форм познания прошлого, а в последнее время, с повышением интереса исторической науки к изучению человека и исторической психологии, привлекает большое внимание. В процессе подробного описания жизни и деятельности своей героини автор стремится получить ответы на вопросы: «Кто этот человек?», «Какое место он занимал в социуме?», «Почему его жизнь складывалась так, а не иначе?» Для этого восстановлено огромное количество биографических фактов: поступков или переживаний нашего героя, мнений о нем современников, внешних событий, отразившихся на его жизни. На помощь исследователю приходят всевозможные источники: научная литература, справочные издания, периодическая печать, эпистолярное наследие, мемуары, личные дела из архивов организаций, с которыми был связан человек. Все они в совокупности формируют единое историографическое и источниковедческое поле для реконструкции биографии. Надо отметить, что, не будучи профессиональным историком, Т. П. Сизых весьма скрупулезно и квалифицированно анализирует самые различные исторические источники, дает им оценку и вводит в научный оборот. Общая идея книга – прочтение событий прошлого с точки зрения социальной истории, когда в центре событий – человек с его бедами и радостями, находящийся зачастую в экстремальных жизненных условиях.

 

Книга Т. П. Сизых будет интересна не только профессиональным историкам и врачам, но и всем тем, кто интересуется историей России ХХ столетия. Различия в индивидуальных впечатлениях дают хорошую возможность расширить и обогатить представление о прошлом, поскольку определяющим признаком любых биографических описаний является личностное начало, его становление связано с процессом осознания ценности человеческой индивидуальности.

 

С.И. Кузнецов, доктор исторических наук, профессор

 

Вверх   Содержание книги

 

Предисловие

 

Очень непростая задача уместить на нескольких страницах, только вдумайтесь – 103 года человеческой жизни. Но я хочу в этом кратком предисловии обозначить основные вехи жизни нашей землячки и главной героини – Надежды Алексеевны Бранчевской, чтобы читатель мог понять, о каком человеке пойдет речь в этой книге.

 

Родилась Надежда Алексеевна Бранчевская в г. Красноярске 30 сентября 1910 года (по новому летоисчислению) в семье машиниста движущихся паровозов железнодорожной станции Красноярск – Алексея Петровича Бранчевского. Ее мама – Евлампия Акиловна – была домохозяйкой. Росла она тихой, скромной девочкой и ничем не отличалась от сверстников. Революция привнесла путаницу в дату ее рождения. По старому летоисчислению в метрическом свидетельстве, выданном Спасским храмом в 1910 году, указано 16 сентября. На основании данного документа был выдан паспорт с этой датой, а по сути должны были внести дату уже нового летоисчисления – не юлианского, а григорианского, то есть 30 сентября. Однако метрики были выданы тогда, когда все исчислялось по юлианскому календарю, бумажка оказалась важнее истины.

 

Эта путаница дала о себе знать, когда отмечали 100-летие Н. А. Бранчевской. Собес и районный исполнительный комитет – система достаточно бюрократическая и не гибкая. Ее представители, придя в дом к имениннице, принялись убеждать, что ее день рождения 16, а не 30 сентября и отмечать они будут ее дату рождения согласно метрике, выданной до революции. И дела им нет до каких-то юлианских и григорианских летоисчислений. Надежда Алексеевна с малых лет отмечала день своего рождения 30 сентября, то есть по официальному григорианскому летоисчислению, навязанному в двадцатых годах самозванцем Лениным. Поэтому она не понимала заявившихся к ней неожиданных гостей и с их мнением не соглашалась, да и не могла. Она, имеющая возраст 100 лет, оказалась более здравой и гибкой. На эту тему была довольно бурная дискуссия между гостями и именинницей – долгожительницей. Руководство социального обеспечения и исполкома Кировского района г. Красноярска, все-таки отметило 100-летие Н. А. Бранчевской именно 16 сентября. Около 20 человек пришло в этот день в маленькую квартирку Надежды Алексеевны. Только одних журналистов телевидения, радиовещания и различных газет набралось 14 человек. Снимали, фотографировали, задавали много вопросов и говорили имениннице добрые пожелания. Поэтому из-за той давней ошибки, телевидение и газеты 16–17 сентября вещали о столетии Надежды Алексеевны Бранчевской, то есть за две недели до ее истинного рождения.... В это же время из Москвы в Красноярск приехали журналисты, которые собирали материал для создания фильма о Святителе Луке – профессоре В. Ф. Войно-Ясенецком. Они встретились с Надеждой Алексеевной с целью услышать ее воспоминания о годах совместной работы с Валентином Феликсовичем. Позже на телевидении вышел данный фильм, благодаря которому наша страна смогла познакомиться с удивительным человеком, прожившим 100 лет и отмеченным Богом встречей со Cвятителем Лукой.

 

К ее 100-летнему юбилею журналисты в газетных публикациях писали: «Она с детства мечтала стать врачом, и когда играла в куклы, то их лечила, как и своих подружек, исполняющих по ее воле пациенток». Их выдумка пошла далее, что будто бы: «Надя была заводилой, организовывала лыжные походы, концерты и другие молодежные мероприятия. Это чувствовалось, когда она выступала на школьных собраниях, и все же Надя держалась скромно и достойно». Из всего этого сочинительства от 16 сентября 2010 года только два последних слова: «Держалась скромно» – истина, все остальное – выдумка. Авторам статей следовало вспомнить, в какое время Надежда Алексеевна жила и училась, тогда бы этих сказок и мифов не появилось. Ни ее отец, ни мать не были в годы Гражданской войны революционерами, коммунистами, а Надя никогда не была пионером, не состояла в комсомоле. Они были православными христианами, то есть людьми «не ко двору и времени» в тот период атеизма, когда вдруг все вековые ценности не стали ничего стоить. Их вера не позволяла стать безбожниками, творящими антинравственные деяния.

 

В 1918 году Надя поступила в женскую гимназию. Почти два года она училась в прекрасных условиях по достойной программе у православных учителей. В 1920 году все гимназии и школы в г. Красноярске были закрыты. На протяжении трех лет учителя и родители пытались организовать дальнейший курс обучения детей в частных домах, церквах и других помещениях. Систематические занятия начались лишь с 1924 года. Весной 1928 году она окончила школу.

 

Выбор специальности врача – это был итог не одной беседы с отцом. Надя попыталась поступить в Иркутский государственный университет на медицинский факультет. Однако не прошла по конкурсу. Все-таки сказались годы развала школьного образования в стране в то страшное, непредсказуемое время. Обучение урывками, по несколько месяцев и не в течение всего учебного года с 1920 по 1923 г. не дали ей основательных знаний.

 

В 1928–1929 учебном году Надя Бранчевская училась на рабфаке Томского университета. По его окончании она поступила в этот же университет на медицинский факультет. Завершила обучение в Томском медицинском институте в 1933 г., уже после выделения медицинского факультета в самостоятельный вуз.

 

По окончании учебы она была направлена распределительной госкомиссией на работу в Якутию. Однако отсутствие постоянного транспортного сообщения с данным регионом, множественные случаи бандитизма и голод побудили родителей воспрепятствовать поездке единственной дочери на назначенное ей место работы. Даже для мужчин, бывалых сибиряков, это было бы настоящим испытанием.

 

Поэтому Н. А. Бранчевская начала свою врачебную деятельность со скорой помощи при окружной больнице, ныне городской больнице № 1 по ул. Вейнбаума. Отработав там с 15 января 1934 по 19 марта 1935 года (из трудовой книжки), она выехала в Томск для получения диплома, поскольку по тем временам по окончании института диплом выпускникам сразу не выдавался. Вначале молодой специалист получал направление на место работы, где он должен был отработать год. По окончании этого срока, он возвращался в вуз, предоставлял отчет о проделанной работе, характеристику, и только тогда принималось решение о выдаче диплома.

 

По приезде в Томск Н. А. Бранчевской вскрылось, что год она отработала не по месту назначения, определенному ей государственной комиссией вуза. Поэтому диплом ей не выдали. В Красноярский крайздрав выслали отношение об увольнении ее со скорой помощи. Н. А. Бранчевской же неукоснительно рекомендовали выполнить предначертания государственной комиссии и выехать на работу в Якутск. Приказом крайздрава № 55 от 26 марта 1935 года она была уволена. В Якутск Надежда Алексеевна все-таки не поехала и несколько месяцев была безработной. Хотя в Красноярске в тот момент была большая нужда во врачах.

 

В 1935 году неожиданно Н. А. Бранчевская призывается военкоматом на летние сборы как офицер запаса и направляется в военный городок г. Красноярска старшим врачом лазарета. Здесь обращают на нее внимание как на серьезного, ответственного специалиста, профессионально грамотного и честно выполняющего свой долг. Начальник Сибирского военного округа Гинсбург приглашает ее на работу акушером-гинекологом в женскую консультацию военного городка для обслуживания жен военнослужащих и вольнонаемных граждан. В Военном городке была врачебная амбулатория, в которой до прибытия Н. А. Бранчевской исполнял обязанности врача средний медицинский работник. Так разрешилась ее затянувшаяся безысходная ситуация по трудоустройству. Некоторое время спустя ей выдали долгожданный диплом об окончании Томского медицинского института.

 

Годы жесточайших репрессий (1937–1939 гг.) напрямую коснулись ее личной жизни и семьи. В связи с чем ей пришлось сменить место работы. Она уволилась с Военного городка, где успела в период своей деятельности (1935 – 1938 гг.) организовать амбулаторию с многопрофильными видами специализированной помощи: терапевта, хирурга, акушера-гинеколога, отоларинголога. Построила и организовала деятельность роддома на 10 коек с высокими показателями.

 

С 1938 по 1941 годы она работала главным врачом городского роддома № 1 (по ул. Карла Маркса).

 

С первых дней войны была мобилизована (24 июня 1941 года) и назначена начмедом самого крупного в г. Красноярске эвакогоспиталя № 1515. Именно здесь судьба подарила ей встречу с архиепископом Лукой, доктором медицинских наук, профессором Валентином Феликсовичем Войно-Ясенецким, и в последующем совместное служение воинам. В Управлении МЭП-49 начмедом госпиталя № 1515 она проработала с 24 июня 1941 по ноябрь 1942 года. При развертывании и организации работы госпиталя Надежда Алексеевна проявила свой профессионализм, честность и принципиальность, несгибаемый твердый характер.

 

Затем она была переведена начальником медицинской службы резервного фронтового эвакогоспиталя, дислоцирующегося в с. Шило, близ станции Камарчага. В начале января 1943 года их госпиталь был отправлен на фронт. Через 54 дня они прибыли на станцию Дрязги Воронежской области. Частично развернули фронтовой эвакогоспиталь в с. Грязи и начали оказывать медицинскую помощь. Полное развертывание госпиталя произошло в апреле 1943 года под Житомиром. Боевой путь Надежды Алексеевны начался под командованием Воронежского, а в дальнейшем был связан с 1-м Украинским фронтом. Завершился он в Восточной Германии.

 

С фронта она вернулась в мае 1946 года. Приступила к работе только осенью 1946 г., была приглашена на должность начальника медицинской службы Управления гражданского воздушного флота (УГВФ). В то время по всей стране впервые создавалась сеть Гражданского воздушного флота. С нуля она организовала медико-санитарную, вверенную ей, службу. Н. А. Бранчевская построила корпуса больницы, поликлиники краевой службы УГВФ в г. Красноярске, медико-санитарные части в Норильске, Абакане и амбулатории в Кызыле, Туруханске, Подкаменной Тунгуске, Кежме и других.

 

Проработав с 1946 по 1957 г. в Управлении ГВФ, Н. А. Бранчевская ушла доверенным врачом вновь создаваемого краевого комитета профсоюзов. Затем через три года была приглашена и перешла на работу доверенным врачом в Дорпрофсож железной дороги ст. Красноярск, где прослужила почти одиннадцать лет. В 1971 году в возрасте 61 года вышла на заслуженный отдых. Тридцатого сентября 2010 года Надежда Алексеевна Бранчевская отметила свое столетие.

 

Более подробное жизнеописание о приобретениях и утратах, о встречах и расставаниях нашей героини и не только это вы найдете на страницах следующих глав.

 

Выражаю искреннюю сердечную благодарность за оказание помощи в собирании материалов и доброжелательное содействие встречи с Надеждой Алексеевной Бранчевской и другими людьми, творившими историю сложного, трудного, лихого XX века с его поворотами и изгибами, революциями и войнами, ломающими судьбы и жизни многих миллионов людей. Но тем и удивительно, что сей век вопреки всем испытаниям и страданиям выпавших на их долю, выкристаллизовал высшие прекрасные человеческие качества – честь, достойнство, доблесть, мужество, верность, а главное безграничную любовь друг к другу и единение.

 

Прежде всего воссылаю молитвы и слова благодарности Богу Всевышнему, который ниспослал помыслы и побудил меня к познанию событий, связанных с двумя ссылками в Красноярский край Епископа Луки, профессора, доктора медицины В. Ф. Войно-Ясенецкого. Благодарю протоиерея Михаила Гренадерова за подаренную книгу М. Поповского, за негаданную встречу со старшими коллегами-врачами Анатолием Михайловичем и Людмилой Ивановной Догадиными, познакомившими меня с живым соратником по тылу ЭГ № 1515 Владыки Луки – Н. А. Бранчевской, главной героини книги «Ровесница лихого века». Благодарю племянников Надежды Алексеевны – Виктора Ивановича и Евгения Ивановича Страшновых, пополнивших познания родословной героини по линии отца – Алексея Петровича. Племянчатую правнучку Аллу Викторовну Страшнову.

 

Особо выражаю благодарность сотрудникам Красноярского краевого краеведческого музея, зав. библиотекой и читальным залом Татьяне Ивановне Благодатовой с коллегами Ириной Ивановной Кузнецовой и хранительнице фотофондов Августе Васильевне Быстровой, директору Валентине Михайловне Ярошевской, а также по Дорпрофсожу Светлане Семеновне Ольковой, Любови Александровне Крысенко, Владимиру Михайловичу Лавреновичу; журналисту Валентине Майстренко за присланные две фотографии Святителя Луки от 1941 года; Красноярскому краеведческому государственному архиву: Ольге Робертовне Сордия, председателю Общества политических репрессий Красноярского края Алексею Андреевичу Бабиеву, нейрохирургу БСМП Виктору Васильевичу Вершинину.

 

Благодарю за оказанную честь и труд рецензента – доктора исторических наук, профессора ГБОУ ВПО ИГУ Сергея Ильича Кузнецова.

 

За огромный труд благодарю по компьютерному набору моих рукописей при подготовке данной книги к сдаче в типографию Светлану Косолапову, своих внуков Анастасию и Тамару Юрьевну, Антона Николаевича Коновалова и Анастасию Коновалову (в девичестве Селаври). Выражаю блалгодарность Елене Филипповне Щвецовой и Вере Петровне Макарец за преодоление всех трудностей при подготовке книги к изданию. Без их помощи данная книга не вышла бы в свет.

 

Историко-личностное биографическое исследование мною завершено и выносится на широкий суд читателей. Книга о судьбе красноярки, рядового врача и о непростом веке с его событиями подобным бурям, ураганам, смерчу. О том как воспитать человека, чтобы он был готов к испытаниям, не сломался, а использовал все худое на совершенствование и созидание себя по достижению образа Божия. Вам строгим читателям и судить о ее значимости и ценности в воспитании новых поколений идущих за нами, которые будут творцами будущей России.

 

Память  это важнейший творческий процесс.

История культуры  это история человеческой памяти, история развития памяти, ее углубления и совершенствования.

В памяти отдельного человека и в памяти общества сохраняется преимущественно то, что нужно, доброе  активное, чем злое. С помощью памяти накапливается добрый опыт, образуется традиция, создаются трудовые, бытовые навыки, семейный уклад, общественный институт, развивается эстетический уровень восприятия и творчества, создается знание.

Память активна. Она не оставляет человека равнодушным, бездеятельным. Она владеет умом и сердцем человека.

Память противостоит уничтожающей силе времени и накапливает то, что называется культурой.

Память  преодоление времени, преодоление смерти. В этом ее величайшее нравственное значение.

«Беспамятный»  это, прежде всего, человек неблагодарный, бессовестный, а следовательно, в какой-то мере и не способный на бескорыстные поступки.

 

Дмитрий Сергеевич Лихачев.

«Раздумья», М, 1991, с. 199–200

 

Вверх     Содержание книги

 

Агафие Никоновне Кравцовой, маме моей, ПОСВЯЩАЮ...

 

Мое преображение

 

Знакомство наше с Надеждой Алексеевной произошло по воле Господа Бога в 2001 году. Как-то еще в конце 90-х годов, будучи в Москве, в переходах метро купила книгу В. А. Лисичкина (правнука Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого) «Крестный путь святителя Луки» (2001).

 

Начала ее читать по пути в Иркутск, где в ту пору я жила и работала в Иркутском государственном медицинском университете (ИМГУ). Книга меня пленила. Я была потрясена и восхищена архиепископом Лукой, доктором медицинских наук, профессором В. Ф. Войно-Ясенецким, его чистотой, духовным величием, внутренней целеустремленностью, отвагой, мужеством и волей. С того времени я стала активно искать о нем информацию в библиотеках, в книжных лавках, в храмах и собирать все публикации его и о нем. Восхищение мое все возгоралось! Я узнала, что он совмещал в самом себе по советским меркам несовместимое: ученый и священнослужитель, доктор медицинских наук и профессор, гениальный хирург и архиепископ. Он не устрашился встать во весь рост против государственной системы безбожия, атеизма и материализма. Он решил, что должен и обязан лично защищать учение Иисуса Христа. Логика мышления, его умение на дискуссиях так сформулировать сказанное, что у противников рты больше не смели, что-либо ему противопоставить. Он к тому же непревзойденный, от Бога хирург, и не было ему равного не только в годы его жизни, но и поныне.

 

Поражает, как стойко он перенес все скорби и испытания, выпавшие на его долю, которых бы хватило не на одну жизнь. Теперь мы знаем, что творило ОГПУ-НКВД. Эти распоясавшиеся, разнузданные нелюди, не имеющие ни совести, ни сострадания – зверствовали похлеще фашистов.

 

Пытки, унижения, оскорбления не сломили веры, чести и достоинства архиепископа Луки, а наоборот, возвеличили его. Он был посланником неба, Апостолом лихого, жестокого XX века, проповедником слова Божиего. И это тогда, когда детям и взрослым вдалбливали мировоззрение безбожия! Он, четко, логично формулирующий свои ответы на допросах, парирующий на лукавство задаваемых ему вопросов, низложил все попытки завершить его уголовное дело расстрелом. Потому что он знал, его предназначение еще не выполнено. Ему необходимо завершить свой труд «Очерки гнойной хирургии», который будет очень востребован в годы ВОВ во спасение раненных воинов. Об этом свидетельствует то, что даже в заключении он обращается к начальнику Ташкентской тюрьмы с просьбой работать в ночное время в его кабинете. Он, политический ссыльный, пишет председателю Президиума Верховного Совета Союза ССР М. Калинину разрешить поездку в Москву для работы в центральных библиотеках. И, что удивительно, ему это разрешили. Его силе духа, решительности и мужеству не было предела, он ничего не страшился, шел к цели по прямой.

 

Его эрудиция далеко за пределами многих современных людей, за редким исключением. Только знание им иностранных языков поражает – немецкий, английский, французский, латинский, греческий, древнеславянский, украинский, польский, русский. Ведь одно только знание медицинских терминов приравнивается к знанию трех иностранных языков. Труд «Дух, душа и тело» отражает его глубокое познание естественных наук. Двенадцать томов проповедей покоряют многогранностью знаний. Он ни в коей мере не тщеславился и не подавлял этими знаниями коллег. Более того, не афишировал их, о чем свидетельствует следующий случай.

 

Однажды начмед эвакогоспиталя № 1515 Н. А. Бранчевская попросила подать список его научных трудов, поскольку их запросил Наркомздрав РСФСР. Получив сей список на трех листах, исписанных с обоих сторон убористым мелким почерком, не смогла его прочесть. Это ей не удалось, так как он был составлен на разных иностранных языках. Поскольку его работы были опубликованы в основном в иностранных журналах. Требовалось выслать список в двух экземплярах, но из-за поголовного незнания языков работниками штаба отправили в Наркомздрав тот единственный экземпляр, что подал профессор. Это еще раз говорит о неординарности Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого.

 

Со временем мне удалось приобрести его книги: «Очерки гнойной хирургии», «Дух, душа и тело», «Наука и религия» Ряд книг с проповедями Святителя Луки, позже том избранных проповедей. Знакомство с его трудами позволило еще раз убедиться насколько он широко образован, знания его в медицине многогранны и явно выходят за рамки земского врача. Он был в одном лице хирург, акушер-гинеколог, офтальмолог, педиатр, терапевт, отоларинголог и так далее. Даже если рассматривать хирургию, то был высоко профессионален при производстве операций в любой области тела. Он был не только гениальный хирург, но и блестящий клиницист внутренней медицины, непревзойденный диагност.

 

Мне стало ясно, что В. Ф. Войно-Ясенецкий это явление двадцатого века и подобного ему врача, хирурга, целителя, педагога, ученого, богослова, миссионера и проповедника, собранного в одном лице в прошлом веке нет и не было. С этого времени я стала искать встреч с людьми, которым довелось с ним работать и общаться.

 

В 2002 году, приехав в очередной раз в Красноярск к детям, как всегда утром пошла в Благовещенский монастырь на литургию. По окончании службы решила подойти к священнику Михаилу Гренадерову, чтобы узнать как можно получить доступ к архивам Красноярской и Енисейской епархии для поиска документов периода архиерейства Владыки Луки и их изучения. Зная, что Святитель Лука жил и трудился в годы войны в городе Красноярске.

 

Он был вначале ведущим хирургом эвакогоспиталя № 1515, а вскоре – главным консультантом всех госпиталей и лечебных учреждений города. Ссыльный доктор медицинских наук, профессор, архиепископ Ташкентский был в 1943 году с открытием епархии возведен в сан архиепископа Красноярского и Енисейского. В феврале 1943 открыли Никольский храм в Николаевской слободе, где он проводил службы и требы. Поэтому я искала документы и очевидцев среди священнослужителей, чтобы ближе ознакомиться с его православной архипастырской деятельностью.

 

Протоиерей Михаил на это мне ответил, что по данному вопросу следует обратиться в резиденцию епархии. И вдруг делает заявление, что на складе, на территории Благовещенского храма, продается книга о В. Ф. Войно-Ясенецком и пригласил меня с ним туда пройти. Первый помысел гордыни: «У меня все книги о нем есть» Но Господь остановил меня. Придя на склад, тут же стала доставать кошелек из сумки, чтобы приобрести книгу. Но, опережая меня, ее купил отец Михаил и тут же подарил мне. Я открыла рот сказать, что я не могу принять этот довольно недешевый подарок, зная как материально сложно живут наши священнослужители. Но в это время меня останавливает мысль: «Это дар Господа Бога, на то Его такая воля!» И я подчиняюсь, принимаю книгу и благодарю.

 

Так я встретилась с книгой о Святителе Луке, написанной журналистом М. А. Поповским «Жизнь и житие святителя Луки Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга» Он первый проехал по местам его ссылок, встречался с Владыкой Лукой, был в Симферополе на его юбилее – 80-летии. М. А. Поповский стал обладателем семейного архива писем Валентина Феликсовича, к сожалению, без разрешения родственников, увезенного им заграницу. Но на все воля Господа. Теперь эти письма хранятся у правнучки по сыну Михаилу – доктора медицинских наук, профессора, работающей в Манчестерском университете, где заведует кафедрой фармакологии. У нее растет праправнук В. Ф. Войно-Ясенецкого. Она приезжала в Париж для встречи с М. А. Поповским, о чем свидетельствует фотография, присланная в музей школы № 10 г. Красноярска. М. А. Поповский эмигрировал во Францию еще при советском режиме, жил в Париже. Там он впервые издал написанный им труд, книгу о В. Ф. Войно-Ясенецком. Позже она будет издана в России.

 

Мы с протоиреем Михаилом еще походили около храма, поговорили. Когда я впервые подошла к о. Михаилу, то представилась, что я профессор, доктор медицинских наук, занялась изучением периода жизни Войно-Ясенецкого в Сибири, то есть назвала свои регалии для того, чтобы было ясно, что это не просто любознательность. Отец Михаил вразумил меня рядом вопросов, и я поняла, что мое обращение в корне неверно, что я тщеславлюсь. И когда сказала, что обращается к протоиерею раба Божия Тамара, отец Михаил остался доволен и был рад за меня, за свое вразумление данное мне. Я была вознаграждена не только книгой, а еще и Божией благодатью, чего никак не ожидала. Как Господь велит «просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мтф. 7, 7–8). Но на этом в день сей чудеса не кончились... Расставшись с отцом Михаилом я перешла поперечную улицу 9 Января и на другой стороне неожиданно встретила своих бывших коллег по работе в краевой больнице г. Красноярска, врачей супругов Догадиных: рентгенолога Анатолия Михайловича и эндокринолога Людмилу Ивановну. С ними я работала на протяжении 15 лет (1967–1982 гг.) в Красноярской краевой клинической больнице № 1.

 

Они, увидев меня удивились, что я в Красноярске, спросили: «Что я здесь делаю?» На что им сообщила, что приехала в гости к дочери. Они же имели в виду другое, поэтому повторили тот же вопрос: «Что я делаю на улице 9 Января?» Тут я им рассказала о том, что приходила на литургию и о своей встрече со священником и о его царском подарке мне – книге о гениальном хирурге, профессоре, Святителе Луке, В. Ф. Войно-Ясенецком.

 

Неожиданно для меня Людмила Ивановна сделала заявление: «Я знаю врача, которая работала с ним в эвакогоспитале в Красноярске в годы войны!» Ее сообщение меня не то что сильно взволновало, а буквально сразило, как будто током ударило. Выяснилось, что врач Надежда Алексеевна Бранчевская и поныне здравствует. Волна чувств захлестнула меня от неожиданности услышанного. Я поняла: «Господь услышал меня и так щедро наградил» Я стала умолять Людмилу Ивановну позвонить Надежде Алексеевне, чтобы получить разрешение на возможность мне по телефону с ней связаться и поговорить. Душа моя жаждала встречи с живым очевидцем, да еще и работающим с ним. На душу легла такая радость, счастье. Одним словом меня посетила Божия благодать.

 

Вернувшись в дом дочери, Татьяны Тимофеевны Коноваловой, я позвонила на квартиру Догадиных. Трубку взяла Людмила Ивановна и она мне сообщила радостную весть: «Н. А. Бранчевская позволила мне дать свой телефон и готова со мною пообщаться» Душа моя трепетала от ожидания радостной встречи с легендарным человеком, ей тогда шел 92-й год. Я незамедлительно позвонила Надежде Алексеевне. Ответил мне человек с сочным, четким, и я бы сказала, командирским грудным голосом: «Вас слушаю!» После того как я представилась ей, то попросила позволения, встретиться с нею, чтобы побеседовать о годах ее работы со Святителем Лукой. Такое согласие на нашу встречу она любезно предоставила. Утром следующего дня мы встретились и проговорили несколько часов. С этого времени начались наши многочасовые дружеские встречи при каждом моем приезде из Иркутска. Они были посвящены Валентину Феликсовичу Войно-Ясенецкому, жизненному пути самой Надежды Алексеевны, прошлому веку, его укладам, каковы они были при монархическом строе и как они с течением времени видоизменились после революции, периода репрессий, Великой Отечественной войны. О годах послевоенных, о годах строительства коммунизма, и многое, многое другое было предметом наших бесед при встречах. Но все-таки главной темой наших бесед оставался профессор В. Ф. Войно-Ясенецкий!

 

В последующие годы мы переписывались, перезванивались и особенно для нас обоих были ценны те редкие наши личные встречи.

 

Ежегодно 2–3 раза я приезжала из Иркутска в Красноярск и не менее двух раз, в каждый приезд, по три-четыре дня, бывала у Надежды Алексеевны. Порой оставалась с ночевой, и мы с упоением общались до глубокой ночи, а бывало, с утра до первой половины следующего дня продолжались наши беседы. Спала я в спальне на исторической железной кровати, надо мной висел ковер 1908 года. Но обо всем этом я узнала позже. Перед кроватью стояло трюмо, застеленное вышитой дорожкой. Столешница трюмо была уставлена большим количеством фарфоровых статуэток, весьма прелюбопытных по наполненности своего содержания. Например, статуэтка «Плюшкин» или орущего Вильгельма Кайзера, животных и другие.

 

По другую сторону кровати стояли плательный шкаф и комод, а в углу, у окна большой старинный письменный стол с письменным прибором, выполненным из самоцветного камня яхонта. На столе стояла большая икона Святителя Луки Крымского, подаренная одновременно архиепископу Красноярскому Антонию и ей при открытии в школе № 10 музея, посвященного В. Ф. Войно-Ясенецкому.

 

В декабре 2005 года переехав на постоянное место жительства в Красноярск. Живя в одном городе мы стали общаться гораздо чаще, оставалась с ночевкой и наш разговор продолжался до глубокой ночи. Дружеское общение наше длилось до конца дней жизни – 103-летия Н. А. Бранчевской.

 

Ее линия жизни сама по себе была полна событиями двадцатого века. Ни развал монархического государства, ни переворот, ни Гражданская война, ни голод, ни разгулы безбожия, ни страшные 1937–1938 годы репрессий, ни Великая Отечественная война, ни полуголодные послевоенные годы – ничто ее в этом лихом веке не минуло и не сломало.

 

Через день после нашей первой встречи с отцом Михаилом вновь пришла на литургию в Благовещенский храм. В знак благодарности мною была подарена ему подшивка «Сибирского медицинского журнала», который был создан по моей инициативе. Он издавался в Иркутском медицинском институте с 1994 года, научным редактором и заместителем главного редактора, которого являлась на протяжении 12 лет. Отца Михаила не было в храме, тогда я попросила о. Анатолия Обухова передать ему журналы. Позже отец Михаил с ними ознакомился, мы с ним встретились, и он отозвался хорошо о журнале. Я сочла это как благословление на дальнейшее его издание. После путча 1991 г. – это был первый центральный ваковский медицинский журнал, издаваемый в Сибири.

 

Полученную от отца Михаила книгу М. Поповского я просто проглотила, затем тщательно изучала, перечитывала еще и еще раз. И давала читать окружающим меня людям. Благодаря книге М. Поповского у многих этих людей Святитель Лука, Красноярский и Крымский пробуждал сознание к православной вере. В тот период я старалась отслеживать все, что выходило о нем в периодической печати. Упорно искала встреч с очевидцами, с излеченными им больными, бывшими коллегами. Многократно выезжала в места его ссылок: Большую Мурту, Енисейск, Иркутск, Красноярск, Томск. Стала целенаправленно изучать архивы: больниц, вузов, районных, городских, краевых, областных отделов здравоохранения, на тех территориях, в том числе Чите, Новосибирске, где он работал, отбывал ссылку, консультировал, читал лекции, участвовал в конференциях. Мною была изучена литература его жизни периода ВОВ: монографии, многотомное руководство медицинского опыта, медицинские и хирургические журналы, газета «Красноярский рабочий», научно-практические сборники о работе эвакогоспиталей, ряд диссертационных работ. Отдельно уделено внимание литературе, изданной ведущими хирургами эвакогоспиталей с разных территорий, участников межрегиональных конференций, на которых в годы Войно-Ясенецкий читал лекции, а в ряде проводил показательные операции (Красноярск, Томск, Иркутск, Улан-Удэ, Новосибирск, Чита, Нижне-Удинск). Участники этих событий, в последующем, в своих госпиталях, клиниках внедрили его новаторские операции.

 

Тогда я всего лишь хотела познать жизненный путь, источник духовной силы, стойкости, мужества этого удивительного, неординарного, Богом данного человечеству святого, ученого и гениального практика хирурга. На тот момент я еще не думала облекать всю накопившуюся информацию в ту или иную форму.

 

Надежда Алексеевна мне неоднократно при встречах задавала вопрос: «Вы все спрашиваете и спрашиваете, пишите и пишите, а для чего это вам нужно?» Я искренне отвечала:

«Пока и сама не знаю» Меня как будто кто-то вел, побуждая шагать по этому пути познания, осмысления, через него и людей, с которыми я в связи с ним стала встречаться. Изучая литературу о событиях прошлого века, я много размышляла о них. Сама все больше и больше погружалась в православие, воцерковлялась, по кругу не прекращала читать Новый завет, Апостолы, Псалтырь, Ветхий завет, Иоанна Кронштадского и Игнатия Брянчининова. Позже приобрела труды Иоанна Златоуста, Георгия Богослова, Антония Великого, Авы Дорофеева, старца Паисия Святогорца, Иоанна Лествичника, двухтомник старцев и многое, многое другое. Приближалась дата 60-летия Победы в Великой Отечественной войне. Надежда Алексеевна прямой участник данного события. Она как врач была мобилизована и служила в тыловом госпитале № 1515 и более двух лет на Западе во фронтовых эвакогоспиталях – на линии прямых боевых событий. У меня появился помысел написать очерк, посвященный двум воинам Отечества: хирургу, доктору медицинских наук, профессору, Святителю Луке В. Ф. Войно-Ясенецкому и начальнику медицинской службы Надежде Алексеевне Бранчевской. Так, впервые в 2005 году появилась моя первая публикация в журнале «Сибирский медицинский журнал», издаваемом в Иркутске.

 

Тот интерес, который меня охватил к этим двум личностям, и упорно проводимая мною многогранная работа вначале вылилась в очерки. Позднее, поскольку я стала обладателем уникальных материалов, возникло желание посвятить В. Ф. Войно-Ясенецкому и Н. А. Бранчевской, двум славным нашим соотечественникам, книги. Десяткам тысяч воинов они спасли жизнь и здоровье, при этом, сподвигнув меня, осознать цель своего жизненного пути, чтобы начать созидать свой духовный мир. Они и меня научили своим примером любви, терпению, смирению, трезвлению, милосердию...

 

Кто бы ни встречался на жизненном пути с В. Ф. Войно-Ясенецким, Святителем Лукой, даже мимолетно, встреча эта западала в их сердца на все оставшуюся жизнь. Он становился для них мерилом истины и правды. Даже заскорузлые безбожники, атеисты перерождались и шли по жизни уже путем веры и истины. Таким же праведным жизненным путем шла и Н. А. Бранчевская, она была эталоном благочестия.

 

Моя творческая исследовательская деятельность стала более плодотворной, когда я окончательно вернулась в свой родной край. Много раз в год выезжая в места ссылок В. Ф. Войно-Ясенецкого: Большую Мурту, Енисейск, Томск, встречалась с живыми свидетелями его пребывания в крае в 1924–1926 и 1940–1944 гг. Господь смилостивился и даровал мне несколько встреч с больными, которых оперировал Святой Лука, В. М. Войно-Ясенецкий, и в полном смысле исцелил их. Много состоялось встреч с людьми, которых судьба наградила возможностью прикоснуться к этому великому человеку. Найти врачей, которым приходилось спустя 20–30 лет оперировать больных, которых когда-то оперировал В. Ф. Войно-Ясенецкий. С Надеждой Алексеевной мы стали ежедневно общаться друг с другом по телефону, пришлось стать ее лечащим врачом и решать ее бытовые нужды, бывать друг у друга в гостях. Книги, мною задуманные, о двух воинах, основаны не только на воспоминаниях очевидцев, а также на документально подтвержденных событиях, вскрытых при проведении

исследований в различного уровня архивах, личных документах и периодической печати. Повествование Надежды Алексеевны, ее слог, ее лексика были самыми ценными и дорогими, которые я старалась донести до читателя, не изменяя ее прямую речь, что отражало и время событий, коими она жила в радости, в страданиях, в любви, в милосердии. Чтобы понять исторические события, которыми богато была наделена жизнь героини, прибегала к архивным данным, историческим, краеведческим трудам, внося их в книгу для полноты ощущения и осознания времени, в котором ей сподобилось жить. Удалось ли это автору – судить читателю.

 

Следующая часть     Содержание книги






Всего: 1

книгу "РОВЕСНИЦА ЛИХОГО ВЕКА" можно будет приобрести. Стоимость 800 рублей. тел 89029906001

Адрес: , .

Телефон: .

Сайт:

0 : 0
Администратор
Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх