18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru


Читайте также


Фото Медицина – это у них семейное: медики Красноярска рассказали о своих д...

Фото Старейший специалист «скорой» о том, как изменилась служба за 45 лет

Фото Красноярскому медуниверситету – 77 лет!

Фото Помня о прошлом, стремиться в будущее (статья Ж.Ж.Рапопорта)

Фото «Я счастливый человек»: в память об Анатолии Колесниченко

Фото К 45-летию БСМП: Больница с железным характером

Фото Эндокринологической службе Красноярского края – 65 лет!

Фото Воспоминания. Служба в Германии после войны

Фото "Доктор Мельников": вспоминает А. Коновалов и П. Гаврилов

Фото Воспоминания. Встреча с именем В.Ф. Войно-Ясенецким в Германии

Фото "Доктор Мельников": вспоминает друг детства В. Некрасов

Фото Воспоминания. День Победы


Мемуары "Наша кафедра" (Крутянская К.С.) – о кафедре детских болезней КрасГМУ

    Комментариев: 0     версия для печати
Мемуары "Наша кафедра" (Крутянская К.С.) – о кафедре детских болезней КрасГМУ

На Сибирском медицинском портале начинается публикация мемуаров врача высшей категории, «Отличника здравоохранения», «Ветерана труда» Клавдии Семеновны Крутянской, которые воссоздают период становления кафедры детских болезней Красноярского государственного медицинского университета, рассказывают об ее основателях, а также всех тех, кто внес существенный вклад в развитие кафедры. 

 

Книга "Наша кафедра и детская клиника" посвящается основателю, родоначальнику кафедры детских болезней № 1 с курсом педиатрии ФПК и ППС Красноярского государственного медицинского университета профессору Жану Жозефовичу Рапопорту и всем коллегам, которые были у истоков формирования кафедры и детской клиники, а также всем, достойно продолжающим славную историю и традиции нашего сплоченного коллектива.

(К.С. Крутянская)

Содержание книги

 

Глава I 

 

Заведующие кафедрой детских болезней № 1

 

С курсом педиатрии ФПК И ППС

 

1. Рапопорт Жан Жозефович

 

Жан Жозефович Рапопорт – доктор медицинских наук, профессор заведовал курсом ФУВ с 1961 г., а затем кафедрой детских болезней с тем же курсом ФУВ до 30 октября 1990 года, то есть почти 30 лет.


Жан Жозефович родился 20 сентября 1930 года в Париже. В 1933 году его родители, полные энтузиазма, приехали в СССР строить новое общество – социализм. Отец – инженер, мать работала переводчицей у Семашко (бывшего первого наркома здравоохранения СССР) и у проф.Н.А. Шерешевского (операционной медсестрой), и начала учебу в 1МОЛМИ. В 1937-39 годы мать по стандартно-ложному обвинению была репрессирована и находилась в тюрьме, печально известной Бутырке. После реабилитации она все-таки окончила институт и стала терапевтом, первые месяцы войны была на фронте. Легко себе представить, какими ужасными были эти годы для всей семьи и особенно для ребенка, который в этот период был вынужден жить у незнакомых чужих людей, недоедал, часто болел, потерял французский язык, пропустил первый класс школы. Отец в 1941 году ушел добровольцем на фронт, командовал саперным отрядом и в августе 1944 года погиб в Польше. В 1945 году мать с сыном переехала в Одессу, где он отлично закончил школу и в 1954 г. окончил с отличием педиатрический факультет Одесского медицинского института. Все годы учебы он вел интенсивную научную работу, включая эксперименты на животных, и большую общественную деятельность. Кафедры педиатрии, детских инфекций и патологической физиологии рекомендовали его оставить для продолжения научной работы в институте, но... его направили на практическую работу в Донецкую область, где он 3 года работал участковым педиатром, совмещая с работой в больнице, дежурствами на скорой помощи и преподаванием в школе медсестер.

 

В 1956 году на областной конференции он выступил с анализом заболеваемости и детской смертности на педиатрических участках, и указал на громадную роль социальных и экономических факторов в этих процессах. В то время подобные мысли расценивалсь, как крамола и антисоветчина, и ему было сделано в соответствующих органах жесткое предупреждение. Власть не хотела слышать правду, даже научно доказанную, и с этим в последующем ему пришлось нередко сталкиваться, а он продолжал отстаивать истину. В 1956-57 он прошел 5-месячное усовершенствование врачей в Харькове, где одновременно прослушал цикл лекций по эндокринологии. Преодолев жестокие бюрократические и... рогатки, ему к всеобщему удивлению удалось по конкурсу поступить в аспирантуру в Ленинградский педиатрический институт. Научную работу он вел в клинике проф. А.Б.Воловика (ведущий детский кардиолог тех лет) и в Институте Экспериментальной Медицины АМН СССР под руководством академика В.И. Иоффе (ведущий иммунолог страны).

 

Ж.Ж.Рапопорт вел огромную научную и клиническую работу без какого-либо ограничения времени. Но и тут сказалось его стремление к истине и нежелание идти на компромиссы. Его первые доклады и публикация в центральной печати были посвящены опровержению работы академика Тейшла из Чехословакии. А.Б.Воловик и акад. В.И. Иоффе поддержали молодого исследователя. В те годы в СССР не было препарата стрептодорназы, который использовал акад. О.Тейшл для кожных проб с целью диагностировать ревматизм по типу реакции Манту при туберкулезе. По просьбе проф. А.Б.Воловика он прислал пару флаконов, которые Ж.Ж.Рапопорт применил по методике О.Тейшла, но не мог подтвердить его результаты. Для продолжения работы он попросил свою тетю прислать препарат из Франции, получил еще несколько флаконов, но и этого было недостаточно. В отделе у В.И. Иоффе биохимики приготовили подобный препарат, но надо было его проверить и тогда Ж.Ж.Рапопорт поставил опыт на себе... с печальным результатом – он заболел и в течение недели температура достигала 39-40 градусов, интоксикация, огромный отек руки, лимфаденит.

 

Стало очевидно, что применять этот препарат в клинике нельзя. Отрицательный результат для науки – тоже полезный результат, но не для диссертации, и тогда аспирант резко увеличил серологический раздел работы, хотя это было значительно сверх плана. Такие требования Ж.Ж.Рапопорт в последующие годы предъявлял и к своим диссертантам. Все знали, что диссертации под его руководством были в 2-3 раза богаче материалом, чем обычные диссертации, и без трудностей одолевали барьеры. Ж.Ж. Рапопорт работал в детских клиниках корифеев педиатрической науки академиков АМН СССР М.С. Маслова, А.Ф. Тура и профессора Э.И. Фридмана. После окончания аспирантуры он был рекомендован Л.С.Кутиной (директор института ОХМД, а вскоре – заместитель министра здравоохранения РСФСР) на должность главного педиатра г.Ленинграда. Но при обсуждении его кандидатуры в МЗ РСФСР ему было отказано, поскольку он не член КПСС и к тому же еврей. Правда, когда вскоре ректор П.Г.Подзолков попросил замминистра прислать в Красноярск педиатра, способного организовать и начать преподавание педиатрии на ФУВ, ему рекомендовали именно Ж.Ж.Рапопорта. 

 

В 1960 году он защитил кандидатскую диссертацию на тему «Материалы к клинико-иммунологической характеристике ревматизма у детей», в 1969 г. – докторскую диссертацию на тему «Клиническая характеристика и иммунологический анализ различных проявлений ревматизма у детей». Стоит заметить, что по новизне и богатству клинических и иммунологических наблюдений уже кандидатская диссертация могла претендовать на докторскую степень, что и рекомендовали оппоненты, или хотя бы в ближайшие пару лет представить докторскую диссертацию. Но не такие были представления его Учителя в науке акад. В.И. Иоффе. Он считал, что быть доктором наук молодому клиницисту... "неприлично" и несколько лет не разрешал готовую докторскую диссертацию подавать к защите.При этом он относился к Ж.Ж.Рапопорту с уважением и ценил его и как клинициста, и как исследователя. Так, он привлек Ж.Ж.Рапопорта к деятельному участию в работе над книгой "Иммунология ревматизма", возложив на него клиническую часть, примеры и аллергические кожные пробы. В последующем за эту книгу акад.В.И. Иоффе был награжден АМН СССР.

 

Ж.Ж.Рапопорт искренне любил и всегда высоко ценил и уважал своих наставников. Они были люди старой петербургской традиции, исключительно высокой культуры, деликатные, вежливые, добропорядочные, правдивые и честные. Все годы войны, включая голодную и ледяную блокаду, они провели в Ленинграде, работая на фронте (В.И.Иоффе) и для фронта (А.Б.Воловик). Своего младшего сына Ж.Ж.Рапопорт назвал в честь Аркадия Борисовича Воловика. Ж.Ж.Рапопорт согласен с высказыванием Гиппократа о том, что Учитель равен родителям и почитать их надо одинаково.

 

Учёное звание профессора Ж.Ж.Рапопорту присвоено в 1970 году. Врач высшей категории по педиатрии. Отличник здравоохранения. Но, несмотря на широкое признание его трудов и заслуг, он не получил правительственных наград и почетных званий, хотя к званию "Заслуженный деятель науки" его, наряду с КрасГМИ, представляли Председатель СО АМН СССР акад.В.П.Казначеев и ректор Томского мединститута акад.Торопцов. Однако, как и избрание в академию, эти вопросы решали партийные и другие властные органы.

Профессор Рапопорт Ж.Ж. с 1963 по 1982 гг. был заведующим кафедрой детских болезней лечебного факультета с курсом педиатрии факультета усовершенствования врачей. С 1982 по 1990 гг., после реорганизации педиатрического факультета, он стал заведующим кафедрой педиатрии № 1 с курсом педиатрии ФУВ, со временем переименованной в кафедру детских болезней № 1 с курсом педиатрии ФПК и ППС КрасГМУ. В течение почти 30 лет Жан Жозефович очень активно и плодотворно работал в КрасГМИ.

 

Ж.Ж. Рапопорт – инициатор и организатор специализированной медицинской помощи в детской клинике Красноярской краевой клинической больницы № 1. По его инициативе в 1962 г. создан лёгочный центр, в 1965 г. – краевой детский кардиологический центр, в 1965 г. – аллергологический кабинет, в 1967 году – краевой лёгочно-аллергологический и гематологический центры. Под руководством Ж.Ж. Рапопорта сформирована оригинальная научная и клиническая педиатрическая школа, с высокой практической значимостью научно-исследовательских и организационно-методических работ, имеющая большой авторитет в стране и за рубежом.

 

Жан Жозефович уделял огромное внимание подготовке педиатрических кадров через субординатуру, интернатуру, клиническую ординатуру, аспирантуру, повышение квалификации на ФУВ, через научное общество детских врачей, председателем которого он был почти 30 лет, и путем повседневной самостоятельной работы.

 

Весь коллектив кафедры с привлечением сотрудников других кафедр и лабораторий института, а также врачей практического здравоохранения, выполнял громадную научную работу, направленную на развитие здравоохранения в стране и особенно в условиях Красноярского края и на Крайнем Севере. Совместно с ним и чаще под его руководством работали сотрудники более 50 научных и практических учреждений г. Красноярска (Университет, институты Физики и Биофизики СО АН СССР, Лаборатория автоматизации, математические подразделения, заводы антибиотиков, цветных металлов, школы и др.), г. Москвы (институт гигиены труда и профзаболеваний, педиатрические институты, институт ревматизма АМНСССР и др.), г.Ленинграда, г.Новосибирска, г.Омска, г.Норильска, г.Читы (для Читинского мединститута он подготовил 7 кандидатов наук и в 2003 году доктора наук), Владивостока, он консультировал работы в Архангельске, Мурманске, Вильнюсе, Таллинне, Ашхабаде, Душанбе, Самарканде, Ташкенте и в других городах.

 

Основным научным направлением кафедры под руководством профессора Ж.Ж. Рапопорта было изучение физиологии, патологии (при болезнях органов дыхания, ревматизме, ревматоидном артрите, бронхиальной астме, сахарном диабете, ожирении и др.) и адаптации ребенка в условиях Сибири и Севера. Ж.Ж.Рапопорт внёс большой вклад в развитие исследований по этим направлениям в СССР и в мире.

 

Методология научных работ, возглавленных Ж.Ж.Рапопортом, оказалась исключительно плодотворной и несомненно заслуживает специального изучения. Он справедливо полагал, что на стыке наук исследователя ждут наибольшие трудности (надо изучать смежную дисциплину и специальные методики), но и наиболее перспективные результаты и достижения. Многие годы он сотрудничал с ученицей В.И.Иоффе иммунологом А.М.Смирновой (вначале в ИЭМ АМН СССР в г.Ленинграде, а затем в г.Москве, где она возглавила кафедру микробиологии), совместно написаны многие статьи, монография -"Ревматизм у детей", защищены докторские диссертации. Кстати, еще в 1961 году, вскоре по приезде в Красноярск, Ж.Ж.Рапопорт предложил доц.Б.Зельмановичу (кафедра микробиологии) вести совместные иммунологические исследования, но получил отказ в довольно грубой и типичной для провинции форме: "Вот еще, будем мы для Вас делать докторскую" – в итоге Б.Зельманович так и остался ни с чем.

 

Тема ревматизма логично присоединила к себе проблему кровообращения, транспорта кислорода и, наконец, сформировалась как теоретическое и практическое многостороннее изучение функциональной системы транспорта и потребления кислорода у здоровых детей, при адаптации, при различной патологии. Планируя научное направление, профессор исходил, в первую очередь, из практической значимости работы, ее важности для здравоохранения, далее – ее научная новизна, оригинальность, теория вопроса, имеющиеся предварительные наработки, подготовленные кадры, техническая оснащенность, реальные возможности клиники.

 

За время работы в г.Красноярске абсолютно все научные исследования, выполняемые под руководством Ж.Ж.Рапопорта, планировались им лично, при этом учитывалось мнение исполнителя, членов научной группы и, если работа шла от двух коллективов, то разумеется – и рекомендации второго руководителя. Несмотря на яркую склонность к единоличному руководству, профессор всегда проявлял дружественность и коллегиальность как в планировании, так и в выполнении исследований, анализе и последующих совместных публикациях. Никогда ни один исполнитель не мог сказать, что его обошли в публикациях. Поэтому-то большое число печатных работ имели и научные работники, и практические врачи, так или иначе принимавшие участие в конкретном исследовании под руководством Ж.Ж.Рапопорта.

 

Весьма своеобразной особенностью стиля профессора являлось создание рабочих групп для работы в определенном научном направлении, при этом никому не приходило в голову, что надо от других что-то прятать, бояться, что его наблюдения будут кем-то использованы и другие глупости, увы еще нередкие в некоторых научных коллективах. Конечно, состав групп не был постоянным, а менялся по мере деловой необходимости. К сожалению, случались и трагические причины. Вначале условно называемую кардиологическую группу курировала А.И.Ицкович, но после завершения ее докторской диссертации, профессор поручил эту работу О.Д.Кондрашевой, которая к тому времени закончила кандидатскую диссертацию, но из-за постоянной нехватки ставок на кафедре вынуждена была работать ассистентом на другой кафедре. Ей и созданной при ней группе Ж.Ж.Рапопорт поручил совершенно оригинальную тему – изучить состояние функциональной системы транспорта и потребления кислорода у здоровых детей при обычном режиме жизни, при гиподинамии, при дополнительных уроках физкультуры, при занятии спортом. О.Д.Кондрашева проявила незаурядные организаторские способности, все наметки профессора неуклонно выполнялись, появились крайне интересные новые данные, пошли публикации на эту тему и вдруг... она не пришла в назначенный день для отчета о ходе работы, что в нашем коллективе не было принято. Не приходила она более недели. Когда по требованию профессора она пришла, то пожаловалась, что у нее тяжелый стоматит. Тут же Ж.Ж.Рапопорт отвел ее в лабораторию и сделали анализ крови (с этой проблемой наша клиника была хорошо знакома). Оказался острый лейкоз и, несмотря на отчаянную терапию, спасти ее не удалось. Во всем она была хорошим человеком, талантливой, целеустремленной, глубоко порядочной, преданной. Ее потеря – колоссальное горе для семьи, но не менее тяжело переживали и мы, и особенно Жан Жозефович. Он и до сих пор вспоминает ее добрым словом.

 

Через некоторое время курировать эту группу он поручил Е.П.Кирилловой, которая и раньше работала в этом коллективе.Она тоже хорошо справилась с организационной частью, умело кооперировалась с математиками, специалистами по автоматизации, компьютерщиками. Удалось создать предпосылки для изготовления комплексного прибора, который по замыслу Ж.Ж.Рапопорта должен был быть в каждой поликлинике и позволял бы за 20 минут клинико-инструментального обследования получить развернутую информацию о состоянии сердечно-сосудистой системы, ее резервах и скрытой недостаточности при отсутствии клинических проявлений. Вся информация обрабатывалась в реальном режиме времени и компьютер выдавал результат. Внезапный отъезд руководителя, тяжелые времена в экономике и прочие неприятности в стране сорвали заключительный этап работы и завершение докторской диссертации Е.П.Кирилловой и изготовление прибора. Очень интересное подтверждение перспективности данного направления исследований, руководимых Ж.Ж.Рапопортом, пришло от одного из соавторов группы (инженера М.Б.Псахиса), который через несколько лет поступил на работу в роли программиста в ведущий кардиоцентр в Детройте. Там тоже успешно работали над подобным прибором.

 

Естественно, что в научных группах, которые создавал профессор, практически все участники защищали кандидатские, а несколько человек – и докторские диссертации. Наиболее плодотворно работали группы по изучению иммунологии ревматизма, нарушению кровообращения, по изучению физического развития детей, по адаптации детей в Заполярье и напротив, аборигенов Севера в условиях средних широт (г.Красноярск), группы аллергологов, пульмонологов, гематологов, по оценке состояния функциональной системы транспорта и потребления кислорода, эндокринологи.

 

К проф.Ж.Ж.Рапопорту шли соискатели за помощью и научным руководством из многих учреждений. После относительно непродолжительного испытательного срока он, как правило, принимал их и включал в научные группы. Поэтому среди его диссертантов есть терапевты, ларингологи, много офтальмологов и гигиенистов, гинекологи, физиотерапевты, преподаватели спорта. Совместные публикации с математиками, физиками, биофизиками, микробиологами и иммунологами, инженерами, цитологами и другими отнюдь не медицинскими специалистами. По заданию Правительства страны под руководством Ж.Ж.Рапопорта несколько лет велась крайне напряженная работа по оценке здоровья детей первых классов общеобразовательной школы, и требовались рекомендации по началу обучения с 6 летнего возраста. Как обычно, он составил группу, в которую вошли не только сотрудники кафедры, но и психиатры, невропатологи, ортопеды, окулисты, педагоги и другие. В результате были получены чрезвычайно важные для практического здравоохранения и для школы результаты. Оказалось, что даже среди 7-летних детей более 15% не готовы к обучению. Об итогах этой работы Ж.Ж.Рапопорт неоднократно подробно докладывал в Министерстве просвещения РСФСР, в МЗ РСФСР, в Президиуме СО АМН СССР, но вышло Постановление ЦК КПСС, где игнорировались научные данные. В результате, среди детей, поступающих в школу без специальной подготовки, в первые 3-5 месяцев у 30-50% отмечается срыв адаптации, явления невроза.

 

Материальная база для науки в медицинском институте была попросту нищенской и Ж.Ж.Рапопорт пытался выйти из трудного положения за счет мощной краевой больницы и путем комплексирования работ с институтом физики. По его заданию лаборантка осваивала там методики, а затем он поручил научную работу С.И.Пилия. Изучались особенности химического состава эритроцитов, специальные окраски и микроскопия. Работа крайне трудоемкая и пионерская, сравнивать было не с чем. Возлагали надежды на ЭВМ. Эта машина в те годы занимали почти полэтажа института физики, она выдала сотни метров перфоленты с результатами микроскопии. Пришлось выделить в помощь еще одного лаборанта, чтобы хоть завершить эту работу. С.И.Пилия успешно защитила диссертацию, но стала очевидной невозможность продолжить эту крайне интересную и важную работу, тем более, что институт физики переехал на отдаленное расстояние от нашей больницы. Через несколько лет Ж.Ж.Рапопорт вновь вернулся к этой проблеме и, по согласованию с руководителями института биофизики академиками И.И.Гительзоном и И.А.Терсковым, поручил наладить исследование цитохимии эритроцитов у детей В.Г.Леоновой. Имелось ввиду, что это направление станет одним из приоритетных на кафедре, а для В.Г.Леоновой – темой докторской диссертации. В отделении раннего детства он выделил 2 комнаты, в помощь даны лаборанты, из института биофизики привезены и установлены крайне ценные и дорогие приборы, В.Г.Леонова освобождена от лечебной и педагогической работы, – все было направлено на реализацию идеи. Но техника в стране и на этот раз подвела, ничего не получалось у оптиков и инженеров. В.Г.Леонова на длительные сроки ездила в институт автоматики СО АН СССР в г.Новосибирск, привлекались наиболее квалифицированные ученые, но так и не смогли наладить автоматический счет цветных эритроцитов. Конечно, эта идея со временем будет решена, но уже следующим поколением ученых. Весьма перспективным был и поисковый задел в работе Ж.Ж.Рапопорта и Г.Р.Балуевой (в последующем ректором Красноярского университета). Они изучили особенности инфракрасного спектра сыворотки крови здоровых и больных детей.

 

Опубликованы первые результаты, но развить тему оказалось невозможно из-за слабости технической базы в автоматическом анализе спектров. Так, смелые идеи обгоняли время и исследователи были вынуждены откладывать их реализацию до лучших времен. Однако было б неправильно не видеть, что такие поиски позволяли нащупывать болевые точки современной науки и двигаться в числе ее передовых отрядов.

 

В связи с высоким научным авторитетом нашего шефа из Университета к нему направляли регулярно студентов для выполнения курсовых и дипломных работ. Профессор им очень доверял, поскольку их умение работать с приборами было гораздо выше, чем у врачей. Из числа этих студентов в дальнейшем по результатам работы в наших научных группах успешно защитили диссертации Л.А.Михайлова и Е.Чесмочакова. Особое внимание профессор уделял Л.А.Михайловой, которая четко выполняла его задания, проявляла творческую инициативу, налаживала новые методики, работала по его заданию с математиками и, наконец, по настоянию Ж.Ж.Рапопорта написала и успешно защитила докторскую диссертацию.Работая на кафедре старшим лаборантом, она одновременно некоторое время была заочным аспирантом в институте биофизики у акад.И.И.Гительзона. Именно ей, совместно с В.Г.Безгачевым и математиком Джансоитовым, Ж.Ж.Рапопорт поручил посчитать и математически обосновать энергетическую стоимость адаптации и работу функциональной системы транспорта и потребления кислорода у здоровых детей и при некоторых заболеваниях. Эти исследования широко освещены в научной печати, Л.А.Михайлова успешно продолжает научную работу в должности профессора кафедры физиологии, имеет уже своих учеников. Большую помощь оказал нашей кафедре в должности старшего лаборанта и другой выпускник Университета – В.Г.Безгачев. Очень квалифицированный биохимик и биофизик он отладил работу многих приборов, вел исследования, обучал методикам врачей, несколько раз в составе нашей научной группы ездил в экспедиции на Север. Собрал уникальные наблюдения, в составе научной группы детально изучал особенности биологических ритмов у здоровых детей, при адаптации и в условиях болезней.

 

О его высоком научном потенциале говорит хотя бы такой факт: профессор поручил ему курировать работу Т.Костаревой. И она при его помощи успешно защитила кандидатскую, а через непродолжительное время – докторскую диссертации. К сожалению, кафедра не могла предоставить заслуженное им материальное вознаграждение и он был вынужен перейти на другую работу, так и не завершив диссертацию. Говоря о лаборантах, хочу особенно отметить исключительную роль в подготовке и проведении научных экспериментов К.А.Булгакову и Т.И.Нестеренок, помогавших профессору и другим сотрудникам кафедры на протяжении более 27 лет работы на кафедре.

 

Проф. Ж.Ж.Рапопорт умел привлекать в науку совершенно разных людей, для каждого из них он находил нужные слова, стимулы, показывал интерес и перспективы научной деятельности. Среди его учеников были совсем юные студенты и врачи, и люди убеленные сединами не первой молодости. Искреннее и глубокое внимание к конкретному человеку и его работе, соучастие, четкое планирование, регулярный и доброжелательный анализ и контроль по ходу проводимых исследований, помощь на всех этапах работы вплоть до ее завершения, – все это приближало сотрудников к профессору, повышало их уверенность в себе и благодарность к профессору. Он никого и никогда не заставлял вести научные исследования, но сама возвышенная и деловая атмосфера и всеобщая увлеченность коллектива не позволяли кому бы то ни было оставаться в стороне, поэтому-то абсолютно все на кафедре вели научные исследования.

 

В нашей основной научной лаборатории многие годы висел лозунг-призыв "Сквозь тернии – к звездам" (Per asperum ad astrum). Но если в клинике мы все едины, то дома у каждого своя жизнь, свои заботы и проблемы, которые из года в год возрастали из-за тяжелой и безалаберной жизни в стране. Ж.Ж.Рапопорт всей своей жизнью и работой показывал пример служения науке и врачебному делу. Он говорил, что наука забирает человека целиком, требует постоянного огромного напряжения всех физических и моральных сил. Она не щадит слабых. Тем, кто сбивался с дороги, терял уверенность в себе и своей работе, паниковал и отчаивался, он неизменно помогал, и в большинстве случаев очень успешно. Так, он помог преодолеть все кризисы, которые выбили из колеи А.И.Ицкович на ранних этапах ее пребывания на кафедре, и в итоге она стала весьма успешным профессором. Тяжелые жизненные проблемы обрушились на его ученика В.Г.Веселова, но благодаря вниманию и помощи Ж.Ж.Рапопорта он смог завершить диссертацию и получить звание профессора. Не менее тяжелым и драматичным был возврат к научной работе его преданной ученицы И.Н.Гаймоленко, которая по комплексу объективных и субъективных причин на некоторое время отошла от науки, но благодаря настойчивости и убедительности его доводов и рекомендаций, его постоянной помощи она нашла в себе силы завершить и защитить докторскую диссертацию, и возглавить научную работу целой группы врачей.

 

Но, увы, случались и провалы, но не в науке, а в завершении диссертаций. Великолепные новейшие материалы открылись в исследовании состояния и работы клеточных мембран при муковисцидозе в работе Т.Кузнецовой, в нескольких авторитетных изданиях опубликованы результаты. Осталась малость – сесть за стол и оформить диссертацию. Но личные проблемы, эмоциональная неустойчивость оторвали ее и от коллектива, и от работы. Подобное случилось и с великолепным врачом Ю.И.Климовым, который собрал отличные данные, опубликовал их, но не довел до логического завершения. Много лет он успешно возглавляет отделение детской пульмонологии в легочном центре. Интересно заметить, что даже сейчас, спустя много лет, обе эти работы сохранили свою актуальность и высокую научную и практическую ценность, настолько высоко было их качество.

 

В научной жизни профессора Ж.Ж.Рапопорта был этап, о котором педиатры мало знали, но хорошо знали гигиенисты, токсикологи, терапевты и дерматологи. Начался он в 1970 году и длился 20 лет, вплоть до отъезда. В 1970 году к нему обратилось руководство завода цветных металлов с просьбой помочь, так как среди рабочих отмечалась массовая заболеваемость экземой и астмой, а деятельность медсанчасти и тех сотрудников мединститута, что там вели исследования, не эффективны. Завод заключил с КГМИ хозяйственный договор и платил институту ежегодно больше, чем на весь институт давали денег на науку. Ж.Ж.Рапопорт углубился в проблему, нашел научную новизну и определенные перспективы. Он создал научную группу с четким планом и задачами работы, привлек биохимиков, токсикологов и гигиенистов, а также врачей различных специальностей. Ежегодно он отчитывался на заводе и в медсанчасти, читал там и лекции. В цехах на длительное время были поставлены клетки с животными, на кафедре в особых условиях велись токсикологические опыты. Клиницисты изучали своеобразие картины болезни, оценивали методы лечения и профилактики. Нужной литературы в стране практически не было, за рубежом – отдельные сообщения. Результаты работы были настолько значительными, что ими заинтересовались и включились в совместные исследования Московский институт гигиены и профпатологии (проф.А.В.Рощин с сотрудниками). на Союзном уровне были приняты, разработанные Ж.Ж.Рапопортом и В.Г.Веселовым с сотрудниками ПДК (предельно допустимые концентрации) в воздухе цехов для платины и отдельно для палладия. Следует подчеркнуть, что принятие ПДК – это высший уровень достижения для работ подобного типа и обычно доступен только специальным крупным институтам. Однако важнейший результат состоял в резком (в десятки раз) снижении заболеваемости контактным дерматитом и в практически полном исчезновении бронхиальной астмы, а главное – в высокой эффективности предложенных мер первичной и вторичной профилактики.

 

По ходу работы были детально изучены особенности платиноза, сформулирована его классификация, выделены клинические симптомы (диэнцефальный синдром, респираторный аллергоз, поражение глаз, половых органов, кожи и др.), что зачастую было новым в литературе. На субклеточном уровне была доказана исключительно высокая токсичность солей этих металлов. В клинических наблюдениях показано аллергическое и гистаминолиберирующее действие солей платины и палладия. Работа получила высокое признание в СССР и за рубежом, авторы привлекались в роли экспертов ВОЗ. Под руководством Ж.Ж.Рапопорта сотрудниками этой научной группы были защищены 10 кандидатских и докторских диссертаций, опубликовано несколько десятков научных статей и две монографии (первые по этой проблеме в мировой литературе).

Рапопорт и Каганов в Красноярске

 

На этом примере отчетливо видно, как глубокие научные теоретические изыскания дают большую отдачу в практическом здравоохранении. Наука никогда не бывает исчерпывающей, в ней всегда возникают новые вопросы, да и на многие старые – до сих пор нет ясного ответа. Свое мнение по тем или иным проблемам проф. Ж.Ж.Рапопорт строил как на основе изучения литературы, так и обязательно собственных работ в той области, которой он занимался со своими сотрудниками. При этом ученые звания и должности оппонентов для него не играли никакой роли. Он любил повторять высказывание Г.Селье: "Я могу об этом говорить, потому что я там был".

 

Кстати, с Г.Селье познакомился и имел продолжительную беседу Ж.Ж.Рапопорт в г.Москве в начале 1961 года во время работы Международного конгресса ревматологов. Ж.Ж.Рапопорт выступал на Конгрессе с докладом. Он высоко ценил работы Г.Селье по адаптации. Занимаясь многие годы проблемой адаптации, проф. Ж.Ж.Рапопорт выработал свое понимание этого процесса, не совпадающее по многим положениям с учением акад.В.П.Казначеева. Не соглашаясь по многим вопросам в науке, они многие годы сохраняли хорошие личные отношения. В 1965 году на Всесоюзном съезде педиатров он выступил с новой трактовкой диатеза, что противоречило официальной позиции, высказанной в докладе акад.Ю.Ф.Домбровской. Диатез, как наследственно обусловленная предрасположенность, склонность к определенным болезням сегодня уже является общепризнанной. Много полезного в решении этой проблемы внес проф.Ю.Е.Вельтищев, с которым, как и с проф. В.А.Таболиным, И.М.Воронцовым на протяжении 25 лет Ж.Ж.Рапопорт поддерживал теплые взаимоуважительные товарищеские отношения.

 

Ж.Ж.Рапопорт неоднократно бывал на различных семинарах в ЦОЛИУВ, его хорошо знали на многих педиатрических кафедрах в стране и со многими педиатрами он дружил. Он отмечал высокий уровень клинических разборов, проводившихся под руководством проф. Г.Н.Сперанского, и высокий уровень педагогической работы кафедры педиатрии ЦОЛИУВ. Профессор Ж.Ж.Рапопорт много и глубоко занимался философией медицины, теорией этиологии, патогенеза, причинно-следственных связей, наследственности, роли окружающей среды для реализации генетического потенциала человека, его здоровья и болезни, физического и психического развития. Одним из принципиальных вопросов в науке и особенно в педиатрии является трактовка нормы. В России стали усиленно обсуждать этот вопрос с конца семидесятых годов, создана Проблемная комиссия, регулярно собираются разного уровня совещания. Ж.Ж.Рапопорт входил в ее состав, поскольку занялся этой проблемой лет на 10 раньше. Он считал, что ни в теории, ни тем более в практике невозможно двигаться вперед, не определив, что же такое норма. Принимая дефиницию ВОЗ по этому вопросу, он дополнял ее,, необходимостью условий для оптимальной реализации генетической программы роста и развития ребенка,,.

 

Если для масштабных наблюдений необходим статистический анализ и выделение групп нормы, то при работе врача с конкретным ребенком он требовал оценки индивидуальной нормы, когда будет учтен весь комплекс наследственности и индивидуальный онтогенез, условия жизни, прошлые болезни и т.д., то есть все то, что делает человека неповторимой Личностью. На каждой лекции, на каждом обходе и разборе больных он учил этой трудной, но абсолюно необходимой для врача работе, – пониманию индивидуальности данного конкретного ребенка, а часто – и его родителей. Профессор Ж.Ж.Рапопорт всегда продолжал учиться и, по возможности, стремился заниматься спортом, и потому интересно его отношение к школе и большому спорту.

 

Сотрудники нашей кафедры многие годы вели и продолжают вести многостороннии обследования школьников и спортсменов. Именно поэтому в шутку и всерьез он иногда говорил: "У меня два врага – современная школа, которая калечит тело и дух детей, и большой спорт, который разрушает здоровье и психику человека". По этим проблемам на основании документальных исследований своих сотрудников он неоднократно выступал на разного уровня форумах и в печати. В то же время, он считал, что дети в школах и детских садах страдают от гиподинамии и настаивал на увеличении часов для физкультуры и создании условий для повышения подвижности детей. В совместных с тренерами г.Норильска (Ю. и В.Гончаровы) работах он показал оздоравливающее влияние умеренного спорта на адаптацию детей на Севере. Такие же результаты получены и в г.Красноярске группой О.Д.Кондрашевой, Е.П.Кирилловой и др. Ж.Ж.Рапопорт не был членом КПСС, что для должности заведующего кафедрой было в те годы совершенно недопустимым. На него оказывалось значительное давление, чтобы он вступил в КПСС, но каждый раз он уклонялся.

 

С первых лет работы в г.Красноярске почти все больные дети руководства края лечились у него, кроме того, очень быстро он получил признание в научном мире и поддержку МЗ РСФСР. Поэтому, видимо, мирились с его статусом беспартийного, хотя никогда и не забывали об этом, когда заходила речь о наградах и званиях. Это однако не мешало МЗ часто привлекать его для проверок и оказания помощи в различные регионы страны. Так, по заданию Правительства он работал в составе комиссии по проверке Иркутска и оказал большую помощь в развитии педиатрии в регионе. Заметное влияние оказала также его работа в этом направлении в Мурманске, Архангельске, Краснодаре, Самарканде.

 

Принципиальность взглядов и всегдашнее стремление к истине и справедливости, нежелание отмалчиваться нередко ставили его в трудное положение. Так, всего лишь через 3 месяца после переезда в г.Красноярск, он принял участи в годичной научной конференции мединститута, которая произвела на него крайне тягостное впечатление. Он выступил с анализом докладов, подверг многие резкой критике, показал вчерашний день и несостоятельность ряда массовых методик, применяемых многими кафедрами по рекомендации кафедры биохимии. Говорил он, как всегда, вежливо, без обидных слов и сравнений, уважительно к личности, и ему никто не мог возразить, но через пару недель при избрании его на должность доцента почти половина Ученого Совета голосовала против, хотя его критику учли и методики пересмотрели в соответствии с его же рекомендациями. Показательная история произошла через несколько лет.

 

После введения в строй корпуса детских отделений краевой больницы главный врач, кардиохирурги и крайком КПСС решили отобрать одно отделение и развернуть в нем кадиохирургию, весьма модную по тем временам, да и сегодня. Крайздрав – колебался. Ж.Ж.Рапопорт был приглашен на совещание, полагали, что он промолчит. Но произошло для них неожиданное. Профессор с цифрами в руках доказал, что хирургия хороша, когда плохая терапия. Правильная профилактика и лечение ревматизма приводит к резкому сокращению частоты формирования пороков сердца, т.е. основного в те годы контингента кардиохирургов. Ему было брошено обвинение, что он де выступает против,,линии партии,, – по тем временам крайне опасное. На это Ж.Ж.Рапопорт ответил, что выступает как специалист в этих вопросах, а присутствующие попросту не знают эту проблему. В итоге – детство не стали трогать при такой аргументации. Бескомпромиссно выступал он и на различных совещаниях и форумах высокого уровня в стране.

 

Своими идеями и работой профессор Ж.Ж.Рапопорт неустанно подчеркивал важность социальной, общественной роли врача и ученого. Под его руководством краевой педиатр Е.И.Мурашко выполнила огромную работу по анализу детской смертности и заболеваемости, что дало им возможность с фактами в руках обращаться не только к властям, но и к общественности, хотя последнее им резко ограничивали. С начала 80-х годов и вплоть до отъезда в 1990 году, Ж.Ж.Рапопорт и в печати, и на различных форумах, включая Международные и Всесоюзные конференции, выступал против повсеместной алкоголизации населения, приводящей к жутким последствиям в здоровье целых поколений. Одновременно он доказывал повреждающее влияние на человека комплексного загрязнения и разрушения экологии в стране и конкретно – в Красноярске и крае. Об этом он говорил и по радио, и на телевидении, и в своих многочисленных лекциях перед населением. В те годы его научные доклады на крупнейших научных форумах назывались "Образ жизни и здоровье детей", "Роль биологических и социальных факторов в здоровьи детей". Влияние условий жизни на заболеваемость и детскую смертность и т.п.

 

Одновременно он резко критиковал распространение в стране знахарства, суеверий, псевдоврачевания и псевдонауки, с чем он никогда не мирился и указывал на их пагубное влияние на психику и физическое здоровье народа. С началом перестройки была создана при Крайисполкоме общественная комиссия по экологии с участием авторитетных ученых, куда включили и Ж.Ж.Рапопорта, но комиссия не получила никаких прав и не могла даже обстоятельно проверить ни заводы, ни целые районы и регионы загрязнители. Везде был гриф секретности. Увы, это была характерная черта той эпохи. Ничего, по мнению властей, порочащего строй нельзя было обсуждать, печатать и объявлять. Например, на протяжении почти года в клинику поступали младенцы с поражением нервной системы, глаз и других органов, состояние крайне тяжелое, болезнь неизвестная. Срочно приехали вирусологи из Свердловска, Москвы, Ленинграда, собирали материал, работали, но никакой информации нам не дали, а когда вспышка также внезапно прекратилась, нам не разрешили делать никаких сообщений и тем более публикаций.

 

После Чернобыльской трагедии нам пришлось выводить из состояния радиационного удара нескольких детей, прибывших из западных областей. Ни один из них не имел медицинских и радиационных документов, все было скрыто. Профессор и гематологи уделили им повышенное внимание, дети выписаны были домой практически здоровыми, но ведь и жители Хиросимы после атомной катастрофы многие годы считались здоровыми до начала тяжелых болезней. Нашу клинику всегда интересовала истинная заболеваемость и состояние здоровья больших популяций населения, поэтому многие годы мы изучали распространенность ревматизма, пневмоний, хронических болезней легких, бронхиальной астмы, эндокринной патологии и др. Эта работа успешно продолжается и сегодня.

 

С 1964 г. на протяжении 15 лет проф. Ж.Ж. Рапопорт возглавлял Проблемную комиссию МЗ РСФСР «Акклиматизация и краевая патология на Севере», организовал несколько крупных Всероссийских конференций, издал несколько сборников научных работ, способствовал активизиции исследований по этой проблеме во многих институтах в стране. В 1970 г. профессор Ж.Ж.Рапопорт был инициатором и совместно с В.К.Сологубом обосновал необходимость открытия НИИ медицинских проблем Севера АМН СССР в г. Красноярске и провели в этом отношении огромную организационную работу. Правительство страны и Президиум АМН СССР поддержали их предложение, институт был создан, но к его работе инициатор не был допущен. Тем не менее Ж.Ж.Рапопорт не опустил руки, не отчаялся, а совместно со своими учениками и практическими врачами, почти не имея финансирования, а больше на энтузиазме продолжил глубокие исследования, которые нашли потом отражение в большом числе публикаций в СССР и за рубежом, диссертациях и монографиях.

 

Эти работы имели хороший отклик в мире, поскольку не только показали, какие отрицательные влияния экологии Севера на организм ребенка, но и указали пути и конкретные рекомендации по их преодолению. Им, совместно с коллегами, была издана первая в мировой литературе книга "Адаптация ребенка на Севере.1979 г." Добившись значительных результатов в снижении распространенности ревматизма, резкого уменьшения частоты хронических заболеваний легких, отчетливого снижения детской смертности, и не прекращая внимания к этим проблемам, проф.Ж.Ж.Рапопорт направил значительные силы коллектива на изучение групп риска, на диагностику доклинических фаз заболеваний, познание атеросклероза, ожирения, эндокринной патологии, соматоневрозов, разного рода дистоний. Такой поворот не был внезапным, поскольку вполне соответствовал теоретическим взглядам профессора о роли наследственности, диатезов, групп риска и в то же время отражал изменения в общественном здоровьи, а значит, – требовал новых научных разработок и практических рекомендаций здравоохранению. Отрадно видеть как это направление, заложенное проф. Ж.Ж.Рапопортом, на новом этапе весьма успешно развивается его учениками (докторские диссертации Т.Е.Таранущенко, Е.Ю.Емельянчик, В.Ф.Мажаров, И.Н.Гаймоленко, Н.А.Ильенкова, В.А.Щербак и другие).

 

Совершенно особое место в жизни Ж.Ж.Рапопорта занимало преподавание, которое он любил и стремился сделать все более совершенным. В 1961 году, когда он организовал и возглавил курс специализации и усовершенствования врачей, в красноярском крае почти все должности детских врачей занимали выпускники лечебных факультетов и, понятно, не могло быть и речи о резком улучшении лечебной работы без предварительной коренной их переподготовки. Главное – у них не было базового образования. Им было чрезвычайно трудно работать, но и не менее трудно – учиться. Разумеется, всегда учитывался уровень знаний, предварительной подготовки, опыт врачебной деятельности, планы учащихся. В последующие годы, когда мы узнали врачей края, а они узнали нас, работать всем нам стало гораздо легче, более определенными стали цели.

 

Главные требования Ж.Ж.Рапопорта в преподавании – домашняя подготовка преподавателя и учащихся, плановость, последовательность, целенаправленность и обязательно максимальная активность учащихся на занятии. Он категорически запрещал столь любимые студентами и ассистентами, так называемые, микролекции, когда все занятие преподаватель мирно диктует, а учащиеся слегка подремывая, что-то пишут. Профессор часто проводил показательные занятия с врачами или студентами, на которых своими вопросами, ситуационными задачами, анализом конкретных больных возбуждал дискуссии, встречные вопросы, т.е. вызывал активность каждого учащегося. Конечно, такое занятие трудно для всех, но, как показал научный анализ, его эффективность на порядок выше. Создавая специализированные структурные подразделения в педиатрии, Ж.Ж.Рапопорт одновременно осуществлял специализацию в преподавании, особенно на ФУВ, где каждому доценту и ассистенту он поручил вести определенные циклы, с учетом опыта, работы в соответствующем отделении, прошлой специализации, научных интересов. В 1965 году в журнале "Педиатрия" он выступил с предложением объединить кафедры госпитальной и факультетской педиатрии, создав единую систему преподавания. Против этого возражали члены Комиссии по преподаванию при МЗ СССР, и прошло еще много лет, пока идея наконец-то победила. Преподавание в ВУЗе должно вестись на основе педагогической науки, с обучением ассистентов методике преподавания, психологии, которые не менее важны, чем специальные знания по педиатрии.

 

Требования к педиатру с каждым годом возрастают, поскольку он должен хорошо знать физиологию и патологию детей всех возрастов, знать их психологию, закономерности психического развития, критические периоды роста и развития, взаимоотношения в семье, коллективе, обществе, влияние экологических факторов, генетику семьи и ребенка, и многое другое. Диким анахронизмом для специалистов выглядят безграмотные рекомендации некоторых чиновников в медицине передать детство семейным врачам. Каким же далеким от проблем детства надо быть, чтобы всерьез полагать возможным заменить педиатра терапевтом! Только многолетняя специальная ни на день не прекращающаяся учеба в специализированных клиниках, самообучение, преданность выбранной идеи Детству, изучение всего, что к этому относится, – помогает стать педиатром. Стоит заметить, что эта работа, заложенная Ж.Ж.Рапопортом много лет назад, сегодня успешно развивается коллективом кафедры и издаются удачные методические разработки, получающие одобрение МЗ России.

 

Говоря о Ж.Ж.Рапопорте, следует отметить, в первую очередь, что, конечно, он Врач, любящий свое дело и своих пациентов. Интересно заметить, что в семье профессора одновременно было 7 действующих врачей и вся семья была пронизана духом высокой медицины. Во время отпуска, если он оставался в городе, то ему звонили о тяжелых больных и каждую неделю он приходил в клинику. Обычно более одного месяца он в отпуске не находился, используя летнее время для написания очередной книги. Его обходы, клинические разборы и конференции становились важной школой врачебного мастерства и научного анализа. Беседуя с ребенком и его родителями, он проявлял максимум такта, внимания, непритворной заботы, стремился вселить в них оптимизм, веру в благоприятный исход. Он всегда говорил, что хорошее настроение ребенка – основа его выздоровления и напоминал "у раненых наступающей армии раны заживают быстрее, чем при отступлении".

 

В краевой клинике мало, так сказать, "обычных" больных, преобладают дети, присланные из районных и городских больниц в связи с трудностями диагностики и лечения, т.е. фактически это последняя инстанция, а значит мы все были лишены права на ошибку, и особенно профессор. Он проводил обходы и консультировал больных во всех отделениях. Обстановка всегда была деловой, заинтересованной, исключительно взаимовежливой, щадящей для больных и персонала, ни громкого голоса, ни отрицательных эмоций, ни обидных слов, ни слез. Разумеется, все отделение во главе с заведующей и ответственным доцентом тщательно готовили больных, документацию, еще и еще раз советовались между собой по поводу диагноза и лечения, никто не хотел плохо выглядеть.Но и профессор приходил всегда вооруженный новейшими идеями и подготовленный по профилю отделения. Его обход – важнейшая работа, а не формальность. Вот это особое бережное и высококвалифицированное отношение к больным, к коллегам, к своему делу – суть клинической школы профессора Ж.Ж.Рапопорта.

 

Все врачи клиники и сотрудники кафедры многократно учились в центральных специализированных учреждениях и институтах, и квалификация у них была и остается высокой. Даже с этих позиций уровень консультанта никак не мог быть ниже. Индивидуальный диагноз и всегда индивидуально подобранное лечение, отход от шаблона, непрерывное наблюдение и, в соответствии с новой динамикой, коррекция при необходимости и диагноза, и терапевтической тактики, – таковы были и рекомендации, и требования профессора. В клинике по инициативе Ж.Ж.Рапопорта всегда искали пути усиления лечения, так как для нашего контингента общепринятые рекомендации часто были совершенно недостаточными.

 

Так, первыми в стране или в числе первых в клинике применили заменное переливание крови, фототерапию, гемосорбцию, плазмофорез, кварцевое облучение крови, широко гипербарическую оксигенацию, применение сердечных препаратов детям раннего возраста, разные варианты промывания бронхиального дерева, включая микростому, катетеризацию крупных сосудов, включая легочную артерию, с локальным введением больших доз антибиотиков, разнообразное использование низкоэнергетических лазеров, включая внутривенное, внутрисуставное, эндоскопическое (при болезнях пищеварительного тракта), новейших иммуномодуляторов, иммунодепрессантов, разрабатывали разные схемы применения кортикостероидов, волевую регуляцию дыхания, новейшие схемы и препараты лечения аллергических больных, лечение токсикозов и гипертермии в раннем возрасте, и многое-многое другое.

 

Каждая рекомендация тщательно прорабатывалась, в первую очередь, убеждались в ее безвредности при правильном применении, и обсуждали с администрацией этические и юридические аспекты. Постоянно вели контроль на всех этапах лечения. В то же время, профессор не разрешил применять астрономически громадные дозы витамина Д-2, что без обоснований рекомендовал МЗ СССР с подачи киевских профессоров. Ограничил по строгим показаниям использование цитостатиков, неустанно боролся с распространенной в стране полипрагмазией и часто стремился по-возможности лекарственные препараты заменить природными средствами, физиотерапией, физкультурой, иглорефлексотерапией, поощрял и сам применял психотерапию, в фазе ремиссии – рекомендовал траволечение.

 

Часто выезжая в города края, он проводил обходы и амбулаторные консультации по представлению местных врачей. Для него было крайне важно знать истинное состояние диагностической и лечебной работы в крае, типичные промахи и ошибки, возможности их предупреждения и быстрого устранения. Краевой отдел здравоохранения охотно поддерживал его во всех начинаниях, поскольку наглядны были положительные результаты.

 

По предложению Ж.Ж.Рапопорта в пригородной зоне г. Красноярска периодически организовывали специализированные санаторные лагеря, в которых соответственно профилю, работали врачи краевой больницы и сотрудники кафедры в течение 1,5-2 месяцев. Особенно хороший результат получали при лечении больных энурезом, логоневрозом, косоглазием, бронхиальной астмой, рецидивирующим бронхитом, сахарным диабетом, ожирением, сосудистой дистонией. Эту форму работы он рекомендовал МЗ РСФСР для широкого внедрения в стране и, хотя в министерстве высоко оценили полученные результаты, но распространить не смогли по политическим соображениям. Традиции ведущего лечебного центра и сегодня активно поддерживаются всем коллективом врачей и сотрудников кафедры, что позволяет краевой детской больнице оставаться в числе лучших в России.

 

С 1964 г. по 1990 г. Ж.Ж. Рапопорт – председатель Правления краевого научного общества детских врачей, более 20 лет член Правления Всесоюзного и Всероссийского научных обществ детских врачей, с 1972 г. – член Проблемной комиссии по ревматизму при Президиуме АМН СССР и член редакционного совета журнала «Педиатрия», с 1969 года – председатель медицинской секции Красноярского краевого общества «Знание». Жан Жозефович являлся членом проблемных комиссий по аллергологии, вопросам детской пульмонологии, здорового ребенка при Минздраве РСФСР.

 

Многие годы он был общественным редактором и вел систематическую работу по пропаганде медицинских знаний на краевых телевидении и радио, регулярно выступая в эфире. Незадолго до отъезда Ж.Ж.Рапопорт выступил по краевому телевидению, где попрощался и поблагодарил красноярцев за теплое и любовное к нему отношение, обещал поддерживать связь с ними. В заключении встречи редактор передачи, как оказалось в прошлом его пациентка, преподнесла ему от красноярцев огромный букет белых цветов. Было искренне и трогательно.

 

Рапопорт Жан Жозефович на курсе

 

Ж.Ж.Рапопорт – автор 16 монографий, 17 монографических сборников и более 500 научных публикаций. Монографии «Бронхиальная астма» под редакцией профессоров Е.С. Брусиловского и Ж. Ж. Рапопорта (Красноярск, 1969) удостоена Диплома I степени по МЗ РСФСР, «Адаптация ребенка на Севере» Ж.Ж. Рапопорт (Ленинград, 1979) получила Диплом I степени МЗ РСФСР, книга «Количественные показатели красной крови у детей» («Наука», 1989) профессора Ж.Ж. Рапопорта и доцента В.Г.Леоновой заняла I место в конкурсе АМН РФ «Здоровый ребёнок», книга “Хроническая пневмония у детей” (Ж.Ж.Рапопорт, К.С.Крутянская, Ю.М.Лубенский) признана в 1973 году лучшим изданием в Сибири. Большой популярностью пользовались и другие его книги. Монографии: "Адаптация ребенка на Севере" (1979) и "Металлоаллергозы (платиноз)" – 1987 – первые в мировой литературе.

Под руководством проф. Ж.Ж.Рапопорта выполнено и защищено 50 кандидатских диссертаций и 12 его учеников и воспитанников успешно защитили докторские диссертации и стали профессорами (А.И.Ицкович, Е.И.Прахин, Т.Е.Таранушенко, В.Г.Веселов, Л.А.Михайлова, Т.А.Костарева – Кожевникова, В.Ф.Мажаров, Е.Ю.Емельянчик, И.Н.Гаймоленко, В.А.Щербак, В.Ф.Базарный, Т.И. Яценко).

 

Профессор Ж.Ж. Рапопорт снискал признание в мировой науке:

1) Международный биографический центр (Кембридж, Англия) включил проф. Ж.Ж. Рапопорта в число ведущих ученых XX века (15 октября 1999 г.).

2) Американский биографический институт (Вашингтон, США) включил проф. Ж.Ж. Рапопорта в число 500 ведущих ученых, оказывающих влияние на мировую науку в ХХ и XXI веке («Лидеры влияния», 2001 г.).

3). Президиум Академии Естественных Наук РФ наградил профессора Ж.Ж. Рапопорта Почетным Знаком Академии «За заслуги в развитии науки и экономики» (5 октября 2000 г.). 4) Биографическая сводка о нем представлена в книге "Известные русские", изданной в 1999 году в г.Москве.

 

С 1990 года профессор Ж.Ж.Рапопорт проживает в Израиле, занимается лечебной работой, поддерживает связь со своими учениками, продолжает вести научные исследования и печататься в российской печати.

Содержание книги


В следующей части мемуаров читайте:

2. Гончарук Зинаида Никитична

3. Малаховский Юрий Евгеньевич

4. Таранушенко Татьяна Евгеньевна





Ключевые слова: мемуары крутянской, мемуары наша кафедра, кафедра детских болезней красгму,



Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2020

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх