18+
Сибирский
Медицинский Портал
Здоровье. Медицина. Консультации
www.sibmedport.ru
Бесплатная консультация ветеринарного врача


Читайте также


Фото Предпосылки к необходимости дополнительных методов коррекции гомеостаз...

Фото Анестезия у больных с острой кровопотерей

Фото Продленная стресспротекция в лечении острой кровопотери

Фото Интенсивная терапия и анестезия травматического шока

Фото Проблемы анестезии при операциях на печени

Фото Анестезия и интенсивная терапия при травматическом панкреатите

Фото Проблемы анестезии и интенсивной терапии в акушерстве при кесаревом се...

Фото Проблемы анестезии в нейрохирургии

Фото Особенности интенсивной терапии и анестезии при операциях на легких

Фото Предоперационная подготовка и анестезия у больных диффузным токсически...

Фото Проблема параоперационного иммунодефицита и его коррекции

Фото Проблемы анестезии при оперативной коррекции сколиоза у детей


Проблемы послеоперационной боли

    Комментариев: 0     версия для печати
Проблемы послеоперационной боли

 

Перейти к содержанию книги "Усмирение боли"

 

ГЛАВА 16. Проблемы послеоперационной боли


На IV Конгрессе европейских ассоциаций по изучению боли, проходившем под девизом: "Европа против боли – не страдайте в молчании" (Прага, сентябрь 2003 г.), отмечено:

  1. Не менее 35% пациентов, перенесших плановые и экстренные хирургические вмешательства, страдают от послеоперационной боли
  2. В 45–50% случаев интенсивность боли является средней и высокой
  3. В 17% случаев интенсивность боли превышает ожидаемую

 (J.Svensson (Швеция) – IV-й Конгресс EFIC, Прага,2003).

 

Анализ послеоперационных болевых ощущений у 20.000 пациентов хирургического профиля в Великобритании (2002)

  • Боль средней интенсивности – 26-33% (29,7%)
  • Боль высокой интенсивности – 8,4-13,4% (10,9%)

(Dolin S., Cashman J. // Br.J.Anaesth. – 2002. – V.89.– P.409-423)

 

Около 50% пациентов переводится из интенсивной терапии в общие палаты с болями интенсивностью свыше 5 баллов по 10-бальной шкале (M.Verlaecki, II-й Конгресс EFIC, Барселона,1997).

 

 

Современные тенденции послеоперационного обезболивания:

1. ограничение традиционного внутримышечного назначения опиоидных анальгетиков, что обусловлено низкой эффективностью и значительным количеством побочных эффектов данной методики;

2. широкое применение высокотехнологичных методов обезболивания – продленной эпидуральной аналгезии (ЭА), а также контролируемой пациентом внутривенной или эпидуральной аналгезии (КПВА и КПЭА);

3. все более широкое применение неопиоидных анальгетиков – НПВП и парацетамола. Частота назначения данных препаратов в качестве базиса послеоперационного обезболивания варьирует от 45 до 99%;

4. мультимодальный характер послеоперационного обезболивания, т.е. одновременное назначение нескольких препаратов или методов обезболивания, способных воздействовать на различные механизмы формирования болевого синдрома.

5. клиническая реализация концепции предупреждающей анальгезии.

 

Преимущества эпидуральной инфузии


  • Стабильный уровень анальгезии
  • Отсутствие нежелательных кардио-респираторных эффектов
  • Снижение частоты и выраженности моторной блокады
  • Снижение вероятности инфицирования эпидурального катетера 

 

НАРОПИН (ропивакаин)


  • Специальная форма для длительного обезболивания: пластиковый контейнер 100 мл. (инфузия от 7 до 16,5 часов)
  • Купирование п/операционной боли 12-28 мг/час.

 

Для характеристики местных анестетиков используются три понятия: 
относительная токсичность, относительная сила действия, анестетический индекс:


  • Относительная токсичность – это отношение минимальной летальной дозы (МЛД) новокаина к МЛД нового препарата.
  • Относительная сила действия – это отношение минимальной действующей дозы (МДД) новокаина к МДД нового препарата. 
  • Отношение силы действия препарата к относительной токсичности называется анестетическим индексом препарата.
  • Исходя из этих основных критериев, можно охарактеризовать местные анестетики, наиболее часто используемые в анестезиологической практике.

 

 

Концепция и преимущества мультимодальной анальгезии

 

“Задачей мультимодальной анальгезии является достижение адекватного обезболивания за счет синергического эффекта различных анальгетиков, что позволяет назначать их в минимальных дозах и снизить частоту проявления побочных эффектов данных препаратов”(Kehlet H et al. Anesth Analg 1993;77:1048-56).

 

 

Метамизол и послеоперационное обезболивание


  • Метамизол запрещен – в 15 странах (риск развития агранулоцитоза !!)
  • Метамизол-содержащие комбинированные препараты – запрещены в 5 странах
  • Риск опасных для жизни побочных эффектов выше при приеме метамизол-содержащих комбинированных средств

 

Послеоперационное обезболивание

В последние годы существенно возрос интерес к проблеме послеоперационной боли и методам борьбы с ней, что обусловлено появлением современных эффективных методов анальгезии и осознанием роли адекватного обезболивания в послеоперационной реабилитации пациентов, особенно высоких степеней риска.

 

Сами по себе послеоперационные болевые ощущения представляют только видимую часть айсберга, являясь первопричиной развития патологического послеоперационного синдромокомплекса. Острая боль повышает ригидность мышц грудной клетки и передней брюшной стенки, что ведет к снижению дыхательного объема, жизненной емкости легких, функциональной остаточной емкости и альвеолярной вентиляции. Следствием этого является коллапс альвеол, гипоксия и снижение оксигенации крови. Затруднение откашливания мокроты на фоне болевого синдрома нарушает эвакуацию бронхиального секрета, что способствует ателектазированию легких с последующим развитием легочной инфекции.

 

 

Боль сопровождается гиперактивностью САС, что проявляется тахикардией, гипертензией и повышением ПСС. Помимо этого, симпатическая активация вызывает послеоперационную гиперкоагуляцию и повышает риск тромбообразования. На этом фоне у пациентов повышенного риска, особенно с недостаточностью коронарного кровообращения, высока вероятность резкого увеличения потребности миокарда в кислороде с развитием острого инфаркта миокарда. По мере развития ишемии, дальнейшее увеличение ЧСС и повышение АД увеличивают потребность миокарда в кислороде и расширяют зону повреждения.

 

Активация вегетативной нервной системы на фоне болевого синдрома повышает тонус гладкой мускулатуры кишечника со снижением перистальтической активности и развитием послеоперационного пареза. Парентеральное и эпидуральное введение морфина может усиливать и продлевать данный эффект, в то время как эпидуральное введение местных анестетиков способствует его разрешению.

 

Интенсивная боль является одним из факторов реализации катаболического гормонального ответа на травму: задержки воды и натрия с увеличением секреции АДГ и альдостерона, а также гипергликемией за счет гиперсекреции кортизола и адреналина. Отрицательный азотистый баланс в послеоперационном катаболическом периоде нарастает за счет гиподинамии, отсутствия аппетита и нарушения нормального режима питания. Невозможность ранней мобилизации пациентов на фоне неадекватной анальгезии повышает риск венозного тромбообразования.

 

В ряде исследований показано существенное ухудшение иммунного статуса и повышение частоты септических осложнений периоперационного периода при неадекватном купировании послеоперационной боли, особенно у пациентов повышенного риска.

 

И, наконец, ноцицептивная стимуляция боль модулирующих систем спинного мозга может привести к расширению рецепторных полей и повышению чувствительности боль воспринимающих нейрональных структур спинного мозга. Результатом является формирование хронических послеоперационных нейропатических болевых синдромов, в основе которых лежат вышеупомянутые пластические изменения ЦНС.

 

В частности, известно, что от одной до двух третей пациентов, перенесших операции на грудной клетке, в течение длительного времени страдают от постторакотомических болей. Частота их развития зависит от интенсивности боли в посленаркозном периоде и адекватности анальгезии в течение первой послеоперационной недели. Стойкие болевые синдромы после других типов операций развиваются чаще, чем это принято считать.

 

 

В 1990 г. в Великобритании было проведено масштабное мультицентровое исследование состояния послеоперационного обезболивания, результаты которого оказались катастрофическими, поскольку адекватность анальгезии, по субъективным оценкам пациентов, не превышала 50% (Owen et al., 1990). На основании этих данных в Европе начался бум исследований, посвященных изучению механизмов послеоперационной боли, разработке новых методик анальгезии, оптимизации организационных подходов к ведению больных в послеоперационном периоде, поиску новых эффективных аналгетиков.

 

Значительное повышение качества послеоперационного обезболивания стало возможным благодаря внедрению в клиническую практику таких высокотехнологичных методик, как контролируемая пациентом анальгезия (КПА) и длительная эпидуральная анальгезия (ДЭА). /КПА или АУП – анальгезия, управляемая пациентом/. Их успех основан на оптимизации способа введения анальгетика, что является одним из основных факторов эффективности послеоперационного обезболивания. Известно, что время резорбции препарата из мышечной ткани и, особенно, подкожно-жировой клетчатки весьма вариабельно. Кроме того, при данном способе назначения анальгетика, его плазменная концентрация колеблется от пиковой до субанальгетической, а эффективная доза близка к той, которая вызывает угнетение дыхания.

 

Методика КПА позволяет пациенту самостоятельно вводить себе анальгетик, руководствуясь субъективным восприятием болевых ощущений. Устройство для КПА представляет собой автоматический шприц с микропроцессорным управлением, приводимый в действие кнопкой, находящейся в руках больного. Предварительно медицинским персоналом выбирается программа КПА, определяющая разовую дозу анальгетика, скорость ее введения и минимальный интервал времени между введениями (лок-аут). Чаще всего болюсная доза морфина варьирует от 0,5 до 2,5 мг, а минимальный интервал, в течение которого пациент не может активизировать автоматический шприц — от 5 до 10 минут. Методика КПА основана на принципе обратной связи. Оптимальная плазменная концентрация анальгетика как бы определяется самим пациентом на основании удовлетворения его потребности в обезболивании. Таким образом, нивелируются индивидуальные фармакодинамические и фармакокинетические особенности действия отдельных препаратов у различных пациентов.

 

В настоящее время считают, что КПА на основе в/венного введения морфина показана у пациентов с низким риском развития сердечно-легочных осложнений, перенесших хирургические вмешательства, требующие введения опиоидных анальгетиков, как минимум, в течение 2-х послеоперационных суток. В данной методике нуждаются от 10 до 30% больных (Breivik, 1995). В то же время столь современный метод обезболивания не лишен серьезных недостатков, которые могут привести к витальным осложнениям. Причиной наиболее серьезных осложнений КПА (угнетение дыхания, чрезмерная седация) является передозировка анальгетика, связанная с ошибками при заполнении автоматического шприца, установкой неадекватного режима инфузии, а также неисправностью оборудования. Риск возникновения депрессии дыхания увеличивается при применении режима постоянной фоновой инфузии малых доз опиоидных анальгетиков в дополнение к контролируемым пациентом болюсным введениям. Условия безопасности пациента предполагают мониторирование жизненно важных функций (пульсоксиметрия, капнометрия), что в совокупности с высокой стоимостью устройств для КПА делает данный метод малодоступным для большинства клиник.

 

Послеоперационная длительная эпидуральная анальгезия абсолютно показана у пациентов с высоким риском развития сердечно-легочных осложнений после торакальных, абдоминальных, ортопедических операций. В применении данной методики нуждаются от 5 до 15% хирургических больных (Breivik, 1995). Кроме того, ДЭА является методом выбора послеоперационного обезболивания в торакальной хирургии.

 

Анальгетический эффект ДЭА может быть, достигнут при помощи эпидурального введения следующих препаратов:

1. опиоидных агонистов, ингибирующих синаптическую передачу болевых импульсов за счет действия на пресинаптические опиоидные рецепторы (торможение высвобождения субстанции Р из первичных афферентных нейронов) и постсинаптические рецепторы (гиперполяризация мембран нейронов задних рогов);

2. адренергических агонистов, тормозящих передачу болевых импульсов за счет воздействия на постсинаптические адренергические рецепторы;

3. местных анестетиков, угнетающих аксональную и синаптическую возбудимость ноцицептивных нейронов.

 

 

Различные механизмы действия указанных препаратов позволяют использовать комбинации их малых доз с целью достижения синергистического анальгетического эффекта. В частности, считают, что малые дозы местных анестетиков облегчают связывание опиоидов с рецепторами, потенцируют действие опиоидов на пресинаптические кальциевые каналы за счет снижения проводимости С-волокон задних корешков воротной зоны. Данная комбинация эффективна и у пациентов, толерантных к опиоидным анальгетикам. Наиболее часто комбинируют 0,125% бупивакаина или 0,2% ропивакаина с морфином, фентанилом или меперидином. Доказан дозосберегающий эффект комбинирования альфа2-адренопозитивных препаратов и опиоидов. В частности, 150 мкг клонидина при эпидуральном введении удваивают продолжительность анальгетического действия 100 мкг фентанила.

 

Гидрофильные опиоиды (морфин) при эпидуральном введении характеризуются медленным развитием анальгетического эффекта (20—90 мин), но значительной его продолжительностью (до 24 часов). Это обусловлено медленной диффузией опиоидов через твердую мозговую оболочку в спинномозговую жидкость с последующим распространением в краниальном направлении. Таким образом, эпидуральное введение морфина на поясничном уровне способно обеспечить адекватную анальгезию даже после операций на органах грудной клетки.При этом эффективная анальгетическая доза составляет 1/5 соответствующей дозы при внутривенном введении. Доказано, что период послеоперационного восстановления (активизация пациента, нормализация аппетита, перевод на амбулаторный режим), существенно короче у больных с послеоперационной ЭА (4,8±0,2 дней) по сравнению с теми, кому внутримышечно вводился морфин "по требованию" (7,8±0,6 дней) (Moore, 1990). Использование липофильных опиоидов (фентанил) требует установки эпидурального катетера соответственно сегментарному уровню повреждения.

 

Недостатки ДЭА: 1) менее чем у 6% пациентов при эпидуральном введении опиоидов наблюдаются тошнота и кожный зуд.

 

2) Снижение тонуса мышц нижних конечностей за счет моторной блокады отмечают не более 2% больных при размещении катетера в грудных сегментах. В тех случаях, когда кончик катетера располагается ниже L2, для достижения адекватной анальгезии требуется более высокая скорость инфузии. Кроме того, в большей степени блокируются нервные корешки, что сопряжено с развитием мышечной слабости нижних конечностей в послеоперационном периоде у 40% пациентов.

 

3) Крайне редко (0,07% по данным Breivik, 1995) наблюдаются признаки раздражения мозговых оболочек по типу асептического менингита, самостоятельно купирующиеся после удаления эпидурального катетера.

 

4) Одним из наиболее грозных осложнений ДЭА является образование эпидуральной гематомы с компрессией спинного мозга и развитием параплегии. Факторами, предрасполагающими к развитию данного осложнения, являются: а) травматичная пункция и катетеризация эпидурального пространства, б) исходные нарушения гемостаза, в) антикоагулянтная терапия.

 

До сих пор нет единого мнения о том, является ли последний фактор противопоказанием к проведению ДЭА. Большинство специалистов считает возможным применение данной методики обезболивания у пациентов с высоким риском сердечно-легочных осложнений, получающих антикоагулянты. При этом желательно установить катетер до начала антикоагулянтной терапии и не удалять до ее прекращения (Dawson, 1995). Необходимо тщательное наблюдение за пациентами с целью своевременного выявления симптомов эпидуральной гематомы. Имеются данные о том, что воспаление индуцирует генез новых периферических опиоидных рецепторов (Dickenson, 1994). Периферическое введение опиоидов позволяет избежать проявления их центральных побочных эффектов наряду с достижением адекватной аналгезии в условиях воспаления.

 

Значительный интерес вызывает внутрисуставное введение опиоидов для обезболивания после артроскопических операций на коленном суставе (морфин 10—15 мг в разведении до 50 мл физиологического раствора). Качество аналгезии при этом превышает аналогичный эффект местных анестетиков, причем, что особенно важно, обезболивание сохраняется при движениях в суставе (Lyons, 1995).

 

В последние годы чаще стали использовать нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) в качестве послеоперационных анальгетиков. Назначение НПВП рекомендуется ВОЗ в качестве "первого шага" послеоперационного обезболивания (Rummans, 1994). Возрождение интереса к препаратам данной группы объясняется расширением представлений о механизмах их воздействия на острую боль. В течение многих лет считали, что эффект НПВП обусловлен исключительно их обратимым ингибирующим воздействием на периферический синтез простагландинов, т. е. торможение периферической гипералгезии (McCormack, Brune, 1991). Однако на протяжении последнего десятилетия были получены доказательства центральных механизмов действия НПВП и близкого к ним парацетамола, который вообще не оказывает воздействия на периферический синтез простагландинов. В частности, было показано, что НПВП угнетают таламический ответ на ноцицептивную стимуляцию, препятствуют повышению концентрации простагландинов в спинномозговой жидкости в ответ на активацию NMDA-рецепторов (N-метил-D-аспартат, в синапсах спинного мозга), тормозят развитие вторичной гиперальгезии.

 

Назначение НПВП в клинике должно увязываться с этиологией послеоперационной боли. Наилучший анальгетический эффект препаратов данной группы отмечен в стоматологии, ортопедии и после лапароскопических вмешательств. Наиболее мощным действием обладают ацелизин – (по 1 г 3 раза в сутки), диклофенак-Na (75—100 мг 2 раза в сутки), пироксикам (10 мг 2—3 раза в сутки), достаточно безопасные при кратковременном применении. Наибольшие успехи послеоперационного обезболивания при помощи НПВП связаны с внедрением в клиническую практику кеторолака-трометамина (30—50 мг 3 раза в сутки). Считают, что по анальгетическому эффекту данный препарат приближается к морфину.

 

Целебрекс, бектра – ингибиторы циклооксигеназы-2. Однократный прием бектра в дозе 40 мг при острой боли обеспечивает избавление от неё на 24 часа. По силе обезболивания бектра находится на уровне наркотических анальгетиков.

 

После полостных операций рационально сочетать нестероидные противовоспалительные препараты с опиоидными анальгетиками, что позволяет снизить потребность в последних на 20-30%. Доказан синергизм анальгетического действия опиоидов и НПВП. Большинство препаратов данной группы имеет длительный период полувыведения, что предупреждает резкое возобновление боли.

 

Эффективность НПВП повысилась с внедрением в клиническую практику форм для внутривенного введения (кеторолак, диклофенак, пропацетамол). Они отличаются быстрым развитием анальгетического эффекта и значительным проникновением через гематоэнцефалический барьер с реализацией центральных механизмов действия.

 

Побочные эффекты НПВП связаны с торможением синтеза простагландинов (повышенная кровоточивость, ульцерогенное воздействие на желудочно-кишечный тракт, нефротоксическое действие) и проявляются, преимущественно, при длительном их назначении.

 

Определенные перспективы повышения качества послеоперационного обезболивания связаны с использованием препаратов, активных в пределах NMDA-рецепторного комплекса, роль которого в развитии послеоперационного болевого синдрома упоминалась выше. Практически единственным доступным в клинике антагонистом NMDA-рецепторов является кетамин.

 

Уникальным свойством NMDA-рецепторов является вольтаж-зависимый магниевый (Мg 2+) блок рецепторных каналов. При нормальном потенциале покоя NMDA-канал блокирован ионами Мg 2+. Активация канала происходит только в том случае, когда мембрана клетки частично деполяризована активацией других (He-NMDA)-рцепторов возбуждающими аминокислотами (аспартат, глутамат), при этом из NMDA-рецепторного канала удаляется Мg 2+.

Активация NMDA-рецепторного канала ведет к стойким изменениям нейрональной возбудимости с повреждением тормозящих ноцицепцию нейронов и усилению боли.

 

Кетамин в субанестетических дозах оказывает неконкурентное блокирующее действие на NMDA-рецепторы на различных уровнях ЦНС, в частности, спинном мозге, таламусе, неокортексе, действуя подобно ионам Мg 2+. Имея положительный заряд, он входит в открытый ионный канал и блокирует его (Eide et al, 1995). Таким образом, снижается интенсивность острой боли и предупреждается формирование вторичной гиперальгезии.

 

 Инфузия кетамина со скоростью 0,2 мг/кг/мин в течение 24 часов после операции и 0,1 мг/кг/мин в последующие 24 часа практически полностью устраняет развитие вторичной гиперальгезии (Parsons, 1997). Назначение кетамина в послеоперационном периоде позволяет значительно снизить потребность в опиоидах, а их комбинирование может восстановить анальгетический потенциал последних.

 

Сходные механизмы определяют анальгетический эффект сульфата магния. Длительная инфузия сульфата магния со скоростью 2,5 мл/час значительно снижает потребность в послеоперационном введении опиоидов, а также интенсивность боли в покое. Считают, что Мg 2+ входит в ионные каналы NMDA-рецепторов и блокирует их вольтаж-зависимым путем, ограничивая ионные потоки. Снижение плазменной концентрации Мg коррелирует с увеличением интенсивности болевых ощущений, поэтому предупреждение периоперационной гипомагниемии играет существенную роль в снижении интенсивности послеоперационного болевого синдрома.

 

В настоящее время ведется поиск новых блокаторов NMDA-рецепторов, отличающихся большей селективностью действия и, соответственно, лишенных отрицательных (психомиметических) свойств кетамина.

 

Осиповой Н.А. с соавт. (МНИОИ им. П.А.Герцена) накоплен положительный опыт применения для интра- и послеоперационного обезболивания при обширных внутриполостных операциях в онкологии анальгетика периферического действия – ингибитора синтеза кининов (периферических медиаторов боли, активирующих ноцицепторы) – контрикала. Это позволило улучшить качество послеоперационной анальгезии и уменьшить потребность в опиоидах.

 

Поскольку операционная травма способствует выделению биологически активных веществ (гистамин, кинины), в премедикацию целесообразно добавлять антигистаминные препараты – блокаторы гистаминовых Н1 – рецепторов. Эти препараты, уменьшая реакцию организма на гистамин, снимают вызываемые им спазмы гладкой мускулатуры, уменьшают проницаемость капилляров, предупреждают развитие отека тканей, уменьшают гипотензивное действие гистамина. Оказывают холинолитическое и серотонинлитическое действие.

 

 

Доля рутинных методик послеоперационного обезболивания, таких как системное введение опиоидов, агонистов-антагонистов и ненаркотических анальгетиков в общей структуре применяемых методов анальгезии достаточно велика, недостатки общеизвестны, а их применение регламентировано рядом документов. В частности: «ПОРЯДОК И СРОКИ НАЗНАЧЕНИЯ НАРКОТИЧЕСКИХ АНАЛЬГЕТИКОВ» (Методические указания №2001/129 МЗ РФ, утверждены 19.07.2001).

 

Клинические эффекты, которые обуславливают опиоидные рецепторы, и преимущественная рецепторная тропность препаратов

Опиоидные рецепторы

Клинические эффекты

Предпочтительность связывания

m-рецептор

Аналгезия, угнетение дыхания и сознания, тошнота, рвота, нарушение моторики желудочно – кишечного тракта, моче– и желчевыводящих путей, слабость, головокружение, брадикардия, гипотермия, эйфория, миоз.

Толерантность

Морфин, фентанил (альфентинил, суфентанил, лофентанил), промедол, просидол, эторфин, омнопон

и др.

o-рецептор

Тахикардия, гипертония, тахипноэ, мидриаз, галлюцинации, делириум, психоз, дисфория

Кетамин, фенциклидин, пентазоцин

x-рецептор

Седативный эффект, анальгезия, снижение или отсутствие дыхательной депрессии

Этилкетоцикло-зацин, пентазоцин, налбуфин, буторфанол (стадол, морадол), налорфин

 

Перечень основных наркотических и ненаркотических анальгетиков, применяемых для лечения острых и хронических болевых синдромов:

 

Наркотические анальгетики

1. Бупренорфин (Сангезик, Бупремен, Бупресик, Бупренорфина гидрохлорид).

2. Пиритрамид (Дипидолор).

3. Препараты кодеина (ДНС-континус (дигидрокодеин), Кодеина фосфат).

4. Препараты морфина (Морфина гидрохлорид, МСТ-континус, Омнопон).

5. Тримеперидин гидрохлорид (Промедол).

6. Просидол.

7. Фентанил (Дюрогезик).

8. Пентазоцин (Фортвин, Фортрал).

*(Группа – А: учитываются, хранятся и отпускаются с ограничениями, предписанными для наркотиков)

 

Ненаркотические анальгетики

1.Кетопрофен (Кетонал). (1-6 не подлежат учету)

2.Диклофенак (Диклоран).

3.Кеторолак (Кетанов).

4.Лорноксикам (Ксефокам).

5.Метамизол натрия (Анальгин).

6.Парацетамол.

7.Трамадол (Трамал). (7-9 опиоидные анальгетики с минимальным наркогенным потенциалом)

8.Буторфанол (Морадол). 

9.Налбуфин (Нубаин).

 

Принципы медикаментозного лечения болевых синдромов

 

Лечение боли должно быть по возможности этиопатогенетическим (т.е. направленным на устранение причин, вызывающих боль), а не симптоматическим (исключение составляют инкурабельные заболевания). Во многих случаях этиология сильной боли, например спастической, не требует применения наркотиков.

 

Назначаемое врачом пациенту средство обезболивания должно быть адекватно интенсивности боли и безопасно для пациента, т.е. должно устранять боль, не вызывая серьезных побочных эффектов.

 

Не следует назначать сильное наркотическое средство при слабой или умеренной боли. Известны случаи глубокой медикаментозной депрессии ЦНС, остановки дыхания и кровообращения у пациентов в ранние сроки после малых оперативных вмешательств в результате назначения им для обезболивания морфина, бупренорфина и других мощных опиоидов.


Монотерапия наркотиками любых болевых синдромов (в том числе самых сильных) нецелесообразна. В целях повышения эффективности и безопасности обезболивания наркотик следует сочетать с ненаркотическими компонентами, избираемыми в соответствии с патогенезом конкретного БС.

 

Дополнительным средством при п/о обезболивании, резко повышающим анальгетический эффект наркотических и ненаркотических анальгетиков, может быть агонист альфа 2 – адренорецептов – клофелин (0,1 – 0,15 мг/сут в/м), относящийся к антигипертензивным средствам и обладающий свойствами анальгетика центрального действия. Его назначение особенно показано больным с артериальной гипертензией под контролем АД.

 

Продолжительность назначения и дозы наркотических средств, приведенных в Перечне Постановления Правительства РФ от 30.06.98 N 681 "Об утверждении Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» (все препараты морфина, омнопон, промедол, просидол, бупренорфин, препараты фентанила, пентазоцин, декстроморамид, пиритрамид, тилидин и др.), в том числе в лекарственных формах продленного действия, определяются врачом индивидуально для каждого пациента, в зависимости от типа, причин и особенностей течения БС.


Схема послеоперационного обезболивания при операциях малой травматичности (вскрытие абсцесса, удаление доброкачественного образования мягких тканей и др.) 


ЛС

Схема введения

Кетонал

 

Максимальная

суточная доза – 300

мг

 

 

1-е сутки:

1-е введение: 100 мг (1 амп) в/м за 1 час до операции

 или в/в перед операцией.

2-е введение: после операции, после первой жалобы

больного 100 мг (1 амп).

3-е введение: через 8 часов 100 мг (1 амп). При

недостаточной анальгезии добавляется Трамал

2-е сутки и далее:

Кетонал 100 мг – 2 раза в день 

Трамал

100 мг (1 амп) в/м, мах. сут. доза – 400 мг

(любые удобные для пациента лекарственные

формы – таблетки, капсулы, свечи) 

или

 

Ксефокам

 

Максимальная

суточная доза – 16 мг 

1-е сутки:

1-е введение: 8 мг (1 фл) в/м за 1 час до операции или

 в/в перед операцией.

2-е введение: после операции, после первой жалобы

больного 8 мг (1 фл).

При недостаточной анальгезии добавляется Трамал 2-е

сутки и далее: Ксефокам 8 мг (1 фл) – 2 раза в день

Трамал

 

100 мг (1 амп) в/м, мах. сут. доза – 400 мг

 

Схема послеоперационного обезболивания при операциях средней травматичности (аппендэктомия, абдоминальная гистерэктомия, радикальная мастэктомия и др.)

 

До операции

После операции

НПВС: Кетонал

100 мг (1 амп), или Ксефокам

8 мг (1 фл) в/м за 1

 час до операции,

или в/в перед опера-

цией

Через 2 часа после операции (или после первой

жалобы) – в/м Трамал 100 мг (1 амп),

затем через 4-6 часов после введения трамала – в/м

кетонал 100 мг или ксефокам 8 мг,

затем чередование НПВС и трамала до максимальной

суточной дозы.

 Далее – назначение комбинированной терапии под

контролем интенсивности боли по шкале.

Истинные наркотические средства (промедол) назначаются только при

сильном (3-4 балла) болевом синдроме.

 

Схема послеоперационного обезболивания при операциях высокой травматичности (обширные внутриполостные вмешательства) 


До операции

После операции

НПВС:

Кетонал 100 мг

(1 амп) или Ксефокам 8 мг (1 фл) в/м за 1 час до операции,

 или в/в перед операцией.

 

 

 Через 2 часа после операции – в/м

Промедол (1 амп), затем через 2

часа после введения промедола – в/м кето-

нал 100 мг или ксефокам 8 мг, затем

через 4-6 часов после введения НПВС –

промедол, затем чередование НПВС и

промедола до максимальной суточной дозы.

Далее – назначение комбинированной

терапии под контролем интенсивности

боли по шкале.

Трамал не назначается

 

Резюмируя вышесказанное, следует отметить, что оптимального метода послеоперационного обезболивания в настоящее время нет. Все указанные методики, в том числе и самые современные, наряду с определенными преимуществами обладают серьезными недостатками. Основным же недостатком, является вторичность послеоперационной анальгезии по отношению к развившемуся болевому синдрому, в основе которого лежат пластические изменения функциональной активности ноцицептивной системы.


Перейти к содержанию книги "Усмирение боли"




Ключевые слова: послеоперационная боль,



Ваш комментарий
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым
Поле не может быть пустым


Согласен (а) на публикацию в проекте Призвание врач





Рейтинг@Mail.ru
Сибирский медицинский портал © 2008-2019

Соглашение на обработку персональных данных

Политика в отношении обработки персональных данных

Размещение рекламы
О портале
Контакты
Карта сайта
Предложения и вопросы
Информация, представленная на нашем сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой консультации у врача. Предупреждаем о наличии противопоказаний. Необходима консультация специалиста.

Наверх